В Иркутске наркоманов завлекают в секты

В реабилитационных центрах неопятидесятников были случаи смерти наркоманов вследствие несвоевременного оказания медицинской помощи

В начале 90-х годов в России начали бурно размножаться всевозможные религиозные организации деструктивного характера. Через некоторое время сектанты поутихли, стали менее заметны. Сейчас же в нашей стране наблюдается вторая волна — на карте, наверное, не осталось ни одного города или поселка, где бы ни вели свою деятельность какие-либо религиозные структуры. В Иркутской области в настоящее время наибольшее распространение получили неопятидесятники-неохаризматы. Это течение берет свое начало в Америке и пропагандирует богатство и процветание.
Своих адептов неопятидесятники вербуют в наркоманской среде. Способ вовлечения в секту прост: наркоману обещают излечение за вполне скромное по нынешним меркам вознаграждение — месячный курс реабилитации стоит в среднем 3 тысячи рублей.
Далее фокус состоит в том, что, согласно данной вере, человек должен вслух высказывать только положительные вещи. То есть он должен открыто заявлять, что исцелился, иначе отрицательные установки начнут работать против него. В Иркутске после таких реабилитаций уже умерло около 50 человек.

Наркоманы впадали в транс на спортивной базе
Один из первых неопятидесятнических реабилитационных центров для наркоманов в 2001 году обосновался на спортивной базе, расположенной на 37-м километре Байкальского тракта.
С 1953-го года на этом месте находился пионерский лагерь "Березка", потом там располагалось физкультурно-спортивное объединение, где занимались любители спортинга — стрельбы по тарелкам.
Валерий Бибик, председатель этого объединения, как-то увидел объявление о том, что спортсменам-евангелистам требуется место для занятий спортом. Валерий Коммирович подумал, что дело благое: неважно, что эти люди евангелисты, главное — спортом хотят заниматься. Он заключил с этой организацией, зарегистрированной как пятидесятники, договор о совместном использовании территории, но вместо спортсменов в лагерь приехали наркоманы.
Три с лишним года организация под названием "Путь к истине" вела свою деятельность на территории спортивной базы, а Валерий Бибик с интересом наблюдал за всем происходящим.
— Я даже собрал некоторую статистику, — рассказывает Валерий Коммирович. — Десять человек проходят реабилитацию, из них двое перестают употреблять наркотики, но становятся религиозными фанатиками. Остальные же по выходе из центра вновь начинают колоться. Я посчитал, что за эти три года реабилитацию в центре прошли человек 400, из них человек 40 потом умерли. Смерть одного из парней можно напрямую связать с неоказанием медицинской помощи в центре. Юноша проходил реабилитацию в филиале организации "Путь к истине", в частном доме поселка Большая Речка. Стало ему там плохо, и вместо того чтобы сразу вызвать скорую помощь, они начали лечить парня наложением рук — изгонять бесов. Такой мракобесный подход привел к тому, что, когда они все-таки вызвали скорую, молодой человек умер.
По словам Валерия Бибика, в подобных организациях все отдается на милость Божию.
— Машина заглохнет — они руки на нее накладывают, вместо того чтобы карбюратор промыть. А как-то раз свет у нас на базе погас. Я пошел отремонтировал. Так они сразу давай Богу почести воздавать за то, что он им свет дал.
Наблюдая за реабилитацией наркоманов, Валерий Коммирович сделал вывод о том, что в этом процессе применяются методы запугивания и зомбирования, что говорит о тоталитарном характере подобных организаций.
Службы проходят очень эмоционально — реабилитируемые впадают в транс, трясутся, раскачиваются, иногда начинают выкрикивать какую-то тарабарщину. Последнее у них называется голосолией (говорение на ангельских языках).
Также они поют песни Богу на мотивы современных мелодий и после каждого упоминания имени Господа говорят "аминь".
В центре существует практика докладывать пастору о всех нарушениях. "Пациентам" нельзя пить, курить, колоться, ругаться, заниматься сексом. Если кто-нибудь застал "брата" или "сестру" за одним из перечисленных занятий, то он обязан доложить начальству. Нарушителя могут сначала предупредить, а потом и выгнать из центра.
Постояльцы центра также должны исповедоваться пастору в своих грехах. Таким образом, они становятся заложниками центра — пастор знает, кто крал, кто убивал, кто был замешан еще в каких-нибудь преступлениях.
Так как наркоманы — люди с ослабленной волей, они становятся удобным материалом для таких религиозных организаций. Заблудших убеждают, что если они не будут в церкви, то уйдут к дьяволу. Многие все равно уходят, но живут в страхе — боятся гнева Божьего.
Те, кто прошел реабилитацию и остался в церкви, должны платить так называемую десятину — десятую долю собственного дохода. Десятина уходит на самый верх финансово-религиозной пирамиды. Часть дохода идет на зарплату пасторам и лидерам, а если в центрах возникают проблемы, то помочь деньгами могут духовные учителя из Америки.
Валерий Бибик как-то предложил своим соседям приобрести на средства, собранные с десятин, поросят. Так ему ответили, что церковь это дело не благословила.
Год назад место, где располагалась спортивная база, приобрела одна организация, и центр "Путь к истине" переехал в Большую Речку. Когда они уезжали, то сломали все, что не могли вывезти.
Тимуровцы Большой Речки
В Большой Речке центр "Путь к истине" разросся до огромных размеров. Пока под реабилитацию наркоманов руководители центра снимают в поселке четыре частных дома. Всего на исцелении в поселке сейчас находится около семидесяти человек.
На берегу Ангары, в самом живописном месте Большой Речки, силами этих "пациентов" строится большой дом. Говорят, что центр приобрел земельный участок, стоимость которого равна цене однокомнатной квартиры в Иркутске. Когда база будет построена, арендовать дома церкви не придется.
Срок реабилитации в центре — четыре месяца. Родители наркоманов платят за каждый месяц пребывания своих детей в изоляции по три с половиной тысячи рублей. Внешний вид "пациентов" центра свидетельствует о том, что они далеко не из бедных семей. Правда, служители говорят, что берут и бесплатников.
Служитель имеется в каждом доме. Он следит за порядком, является казначеем и может пользоваться телефоном. Реабилитируемые же не имеют права иметь деньги, общаться по телефону и выходить за территорию без разрешения служителя.
Ребята, находящиеся на исцелении, считают это правильным: деньги — соблазн; связь с миром — дурные воспоминания.
— Мы в каких-то только больницах не лечились, родители бешеные деньги отдавали за это лечение, но толку не было. И только здесь мы исцеляемся — Бог помогает, — рассказывают парни и девушки. — Здесь ни курить, ни материться не тянет. На улице маты услышим — слух режет. Нас здесь ни к чему не принуждают. Хочешь поститься — постись. Хочешь торт — говоришь служителю, он пойдет и купит.
Наркоманы в Большой Речке — настоящие тимуровцы, взяли шефство над инвалидами и ветеранами. Носят им воду, колют дрова. Большинство жителей поселка даже рады такому соседству — постояльцы четырех домов ведут себя тихо, никому не мешают.
Известный художник Юрий Панов живет как раз рядом с домом, который центр строит на берегу реки.
— Я за ними давно наблюдаю, с весны прошлого года, как строительство началось, — рассказывает Юрий Андреевич. — Это дети довольно богатых людей. Иномарки сюда такие шикарные приезжают. Сам-то я был воспитан в духе научного атеизма, но, видя, что здесь с ними происходят, как они меняются, я начинаю терять свои убеждения. Меня поражает, как они работают, — ведь раньше почти никто из них молотка в руках не держал. Я у них спрашиваю: "Как у вас это получается?" А ответ всегда один: "Бог помогает".
"Пациенты" центра утверждают, что не пренебрегают медицинской помощью. Если кому-то плохо — вызывают скорую. Вот недавно одну из "сестер" увезли в роддом. Потом она с ребенком будет находиться дома, ей дадут наставника от церкви.
Всего в церкви "Путь к истине" числится более 300 человек. Кто находится в Иркутске, посещает воскресные молитвы в ДК "Строитель".
— Родители готовы выложить дорогу цветами, когда забирают своих детей из нашего центра в Большой Речке, — говорят реабилитируемые. — Ведь они забирают отсюда уже нормальных детей. Душу может излечить только Бог, больше никто.
Вместо детей в спортивном лагере живут наркоманы
Организаций, подобных церкви "Путь к истине", в Иркутске несколько. Называются они по-разному, но суть и принцип работы все те же. Церковь "Краеугольный камень" обосновалась в столице Восточной Сибири восемь месяцев назад. Пастор церкви, узнав о проблеме с наркоманией в нашем городе, прибыл сюда из Ачинска, где являлся руководителем миссионерской школы.
В Иркутске у этой организации есть офис и место проведения молебнов — торгово-экономический колледж, государственное образовательное учреждение.
Первая статья закона об образовании запрещает присутствие на территории государственных образовательный учреждений религиозных организаций. Однако наступает вечер, и в одной из аудиторий колледжа столы сдвигаются к стене, устанавливается аппаратура, и прихожане церкви начинают петь свои песни Богу.
После песен дается слово пастору, который читает выдержки из Библии, трактуя их своеобразным образом, и рассказывает всевозможные притчи.
— Вы знаете, как бурят землю, чтобы пошла нефть? — спрашивает пастор Стас. — Сначала почва мягкая, и сверло идет легко. Потом начинается гранит, люди меняют сверло на алмазное и продолжают бурить. Им тяжело, трудно, но они бурят. А потом — ды-дыщь! — фонтан нефти. Вот так и мы будем бурить небеса, и Бог услышит нас.
— Аминь, аминь, — кричат молодые, красивые парни и девушки, которых при встрече на улице можно было бы принять за заядлых отличников, спортсменов и активистов, но никак не за наркоманов.
Это все в Иркутске. За городом же совсем по-другому. Реабилитационный центр "Краеугольного камня" находится в Новогрудинино, на спортивной базе медицинского университета. Раньше в лагерь приезжали школьники, занимались спортом. Теперь в этом живописном месте, на берегу реки, живут наркоманы. В настоящее время их 18 человек, в том числе семь девушек.
Живут по расписанию — подъем, молитва, притчи, ведеопроповедь, ячеечная молитва (сестры и братья молятся отдельно), прославление (песни Богу)...
Реабилитация идет три месяца. Оплата — три тысячи рублей за каждый. После начального курса подопечные центра могут выехать в город и живут неделю дома, неделю в центре — так еще три месяца.
После этого человека могут назначить пастором смены, и в этой должности он обязан прослужить еще три месяца. Далее тех, кто смог выстоять, направляют в Ачинск на обучение в миссионерской школе. По окончании слушатели школы сами становятся пасторами и должны ехать в разные города страны, чтобы создавать там новые центры.
Почти все "пациенты" центра говорят, что узнали о его существовании в наркодиспансере. Пасторы приходят туда и рассказывают о преимуществах реабилитации с Богом.
— Я из тех, кто пить, курить и говорить начал одновременно, — признается одна из девушек, живущих на спортивной базе в Новогрудинино. — И только сейчас, спустя многие годы сплошного греха, я поняла, что можно веселиться, петь и танцевать без алкоголя, курева и наркотиков.
Шалом в Большом Луге
Еще один центр реабилитации наркоманов, но уже от церкви "Мировая жатва", находится в Большом Луге. Наркоманы в количестве около 60 человек живут в трех домах и называют свой центр "Шалом" ("мир").
Реабилитируемые в Большом Луге держат целое хозяйство (куры, утки, свиньи) и сажают огород. Стоимость пребывания здесь подешевле, чем в других местах, — две с половиной тысячи в месяц. Психологическая обстановка более комфортная, хотя правила пожестче.
Во дворе одного из домов центра, на дверях деревянного туалета, вместо привычных М и Ж красуются буквы Б и С — "Брат", "Сестра".
Уединяться брату с сестрой и разговаривать даже на самые безобидные темы запрещено.
— Сначала они просто поговорят о жизни, потом брат скажет сестре, какая она красивая, а дальше они соберутся и уедут, чтобы вместе колоться, — разъясняют свою политику служители центра.
Реабилитация в центре идет от пяти месяцев до года. Через год исцелившиеся должны посещать церковь и отдавать десятину.
Распорядок дня в Большом Луге отличается от такового в других центрах — подъем, личное общение с Богом, урок "Тин челлендж" и т.д.
Урок, который называется "Вызов молодежи", состоит из 14 тем, которые учат, как нужно жить и вести себя в обществе. Сейчас эти уроки ведет служитель Ольга. Она закончила четыре курса госуниверситета и похожа на очень красивую молодую учительницу. В центре Ольга находится больше года и уже подумывает поступать в библейский институт.
Встречаться с родителями подопечные "Шалома" могут только по истечении месяца с начала реабилитации, да и то не дома, а в церкви, то есть в ДК имени Горького, что на улице Клары Цеткин. Через восемь месяцев реабилитируемые могут начинать искать работу, трудиться и помогать церкви.
— Мы исцеляемся, нам не нужны ни наркотики, ни сигареты, — утверждают братья и сестры, живущие в Большом Луге. — Бог изменил нас.
Несмотря на вполне тихий уклад жизни "Шалома", некоторые большелугцы не совсем рады соседству и уже жаловались участковому на шум машин, которые подъезжают к домам центра по вечерам. Участковые уполномоченные проверили документы у всех живущих в центре — ни один регистрации в Большом Луге не имел. Правонарушителям выписали штрафы.
Родители наркоманов винят врачей и боготворят религиозные центры
Так называемых евангелистских центров реабилитации в самом Иркутске тоже хватает — несколько частных домов в Рабочем, дом в Юбилейном...
В одном из таких центров недавно умирала девушка. Скорую помощь вызвали через несколько дней. Девушку увезли в больницу, и там она умерла. Родственники погибшей центр ни в чем не обвиняют. Они считают, что только такие религиозные организации проявляют внимание к наркоманам. Потому что медицина от них давно отвернулась, а в православную церковь просто так не придешь — бабушки косо смотрят, шикают.
Однако центр реабилитации наркоманов есть и при православной церкви. Расположен он при Князе-Владимирском храме и называется Душепопечительский православный центр имени Святителя Иннокентия, или "Доза слез".
В центре избавляют от всех видов зависимостей — наркомании, алкоголизма, курения... Пребывание бесплатное — организация существует на благотворительные взносы.
В центре обычно бывает 10—15 человек. Девушек берут не очень охотно — усложняют процесс реабилитации юношей. Тем не менее сейчас в центре живут три дамы.
Жизнь в центре приближена к монастырскому укладу — молитвы, работа на послушаниях: ремонт храма, хозяйственные дела, дежурство в трапезной и даже офисная деятельность.
В помещении центра имеется тренажерный зал, компьютерный класс и комната отдыха, где можно и на пианино поиграть, и на баяне, и помолиться.
В отличие от евангелистских центров у ДПЦ есть врач-терапевт, который не только осматривает ребят каждую неделю, но и приходит по первому вызову.
Сейчас в православном центре живет человек, который раньше реабилитировался у евангелистов.
— Я не увидел там Бога, — говорит Валерий. — Наши предки были православные люди, и это настоящая вера.
Комментарий
Борис Крамынин, заместитель главного врача Иркутского областного психонаркологического диспансера:
— В подобные центры нормальный здоровый человек не пойдет. Наркоманы — люди с измененной психикой, и они попадают в такие организации, где одну зависимость пытаются заменить другой. Есть центры реабилитации, в которых все направлено на излечение наркоманов. А есть центры, где все направлено только на получение прибыли. Зачастую, пройдя курс реабилитации, наркоманы снова начинают колоться. Бывает, что они колются и прямо в центрах. Я не считаю, что все эти центры нужно закрыть. Напротив, их должно быть больше — чтобы была здоровая конкуренция и был выбор: пойти в центр с религиозной направленностью или нет, реабилитироваться на платной основе или бесплатно.

Метки:
baikalpress_id:  21 012