Почему мы веники не вяжем

Или Кто победит коррупцию

В понедельник в Иркутске подвели итоги антикоррупционной недели, которую проводила Коалиция по противодействию коррупции в Иркутской области. Самым видимым проявлением акции стали репортажи о том, как студенты приклеивали на двери чиновников городской администрации таблички с надписью "Здесь коррупции нет!". Кроме того, в городе работало шесть автобусов, в которых вели бесплатный прием юристы, к ним обратилось около 500 человек. За неделю было собрано 400 обращений граждан о случаях коррупции за последний год. Структурами, где чаще всего можно столкнуться с коррупцией, иркутяне в первую очередь назвали вузы; на втором месте ДПС; затем учреждения здравоохранения и органы милиции. Организаторы акции сделали и несколько общих выводов. Люди неграмотны в правовых вопросах, они не умеют защищать свои права, бояться обращаться в суды, не верят в справедливость и закон, позитивных перемен ждут только сверху (придет хороший президент, и все будет хорошо). И главное — в нас по-прежнему очень силен страх выражать собственное мнение и защищать свои интересы. Согласитесь, в таком обществе при любом президенте коррупции будет комфортно.

Даже на табличку согласились не все
Недавно подвозивший меня таксист завел разговор о воровстве леса. И сообщил буквально следующее:
— А вы знаете, чьи это лесовозы на площадке стоят? Это ж известное дело — УВД, прокуратуры, ФСБ и бандитов.
— Как же, — робко возразила я, — у них же не бывает, наверное, лесовозов. Почему это вы так решили?
— Конечно, машины у них в автохозяйствах не значатся, — с некоторым раздражением ответствовал водитель, — но фактически-то деньги от продажи этого леса к ним в карманы идут. Все куплено!
Не думаю, что кого-то ужаснуло то, что простой человек ставит в один ряд прокуратуру и бандитов. Видимо, в народном сознании они так и живут, по соседству. И это — один из результатов коррумпированности общества. Поэтому трудно сказать, что важнее в борьбе с этим злом — "посадка" конкретных проворовавшихся чиновников или изменение нашего сознания, отказ от отношения к коррупции как к данности.
Антикоррупционная неделя в Иркутске — симптом того, что процесс пошел. Алексей Петров, один из организаторов акции, президент клуба молодых ученых "Альянс", согласен с тем, что дверной табличкой коррупцию не победишь. Цель этого действия другая — привлечь внимание к проблеме, поддержать акцию. Поэтому нельзя не разделить его удивление тому, что некоторые депутаты городской думы всю неделю убегали от "акционеров", ссылаясь на занятость. А три человека прямо отказались от наклейки на двери своих кабинетов антикоррупционных табличек. Это депутаты Жанна Есева, Ирина Ежова и Олег Геевский (он передал отказ через секретаря). Почему отказались? Посчитали акцию ребячеством или, того хуже, — фарсом? Мы абсолютно уверены в том, что плетью обуха не перешибешь, забывая о другой народной мудрости: капля камень точит.
Надо строить другую машину
Именно об этом как раз на прошлой неделе говорил мне Владимир Наумов, руководитель Иркутского общественного антикоррупционного центра. Напомним, центр был создан в декабре прошлого года по инициативе гуманитарного фонда "Байкал. Третье тысячелетие". Наумов признает, что идея создания АЦ возникла в связи с проблемами компании "Энергия-Инвест", которую Владимир Алексеевич возглавляет.
— Но дело даже не в конкретной ситуации, — поясняет он. — Просто у нас нет ощущения, что наши проблемы кому-то из органов власти близки, что нас защищают. Наоборот, мы чувствуем, что против нас работает коррупционная машина. А машине отдельный человек никогда не сможет противостоять, поэтому мы решили, что пора в ответ создавать антикоррупционную машину. Что это значит?
— В современном цивилизованном обществе есть институт репутации, — говорит Наумов. — Если у тебя хорошая репутация, социальный лифт везет тебя вверх; если плохая — вниз. У нас эта система пока не работает.
Что предлагает в этой связи АЦ? Запустить (на уровне области) проект из трех этапов. Сначала исследование, например, Законодательного собрания области: кто из депутатов как голосует, с какими инициативами выступает, где действует, где бездействует. Таким образом выявляются закономерности, отражающие, в чьих же интересах работает тот или иной депутат. Затем все это публикуется в прессе.
А на третьем этапе эксперты анализируют эти данные и опять же гласно делают какие-то выводы, определяют рейтинг депутата. Цель — персонифицировать ответственность.
Нет лучшей защиты для коррупционера, чем утверждение "все берут". Нет, не все. А конкретно Иванов, Петров или Сидоров. Еще один возможный проект — систематически опрашивать (обязательно анонимно) представителей малого и среднего бизнеса на предмет, кто и где вымогает у них взятки. При всей возможной субъективности опрашиваемых, по мнению разработчиков, должен сработать закон больших чисел, выявив опять же закономерности, где берут и кто. Оглашение результатов таких опросов формирует общественное мнение, которое влияет на репутацию и карьеру людей во власти.
Утопия? А может те самые капли, которые точат камень?
Теперь о венике
АЦ работает уже четыре месяца, но представители малого и среднего бизнеса (которые больше всех страдают от коррупции) туда толпами не приходят. Привыкли, что каждый сам за себя. Хотя наверняка все в детстве читали притчу про веник: по прутику его переломать легко, а если связать — невозможно. Но пока наши предприниматели веники не вяжут. Очевидно, предпочитают договариваться.
Не вяжут их и законодатели. Как раз в конце прошлой неделе прошла интернет-конференция Максима Сурнина, депутата ЗС от партии "Единая Россия", председателя комитета по собственности и экономической политике. Был вопрос и об отношении к студенческой акции. Вот ответ: "В целом к акции отношусь положительно, но табличку вешать смысла никакого не вижу. Не понимаю вообще, что это даст. Если бы, например, мы принимали решение о создании антикоррупционного комитета в рамках Законодательного собрания, могли определить депутатов, участвующих в этом процессе, определить механизм взаимодействия координации с правоохранительными органами и судебной системой, а также общественного контроля за этим процессом, это было бы более действенно, нежели чем развешивание табличек. Люди могли бы обращаться и понимать, что они в любом случае получат ответ на свое заявление".
Так ведь не делают же! Ни местные, ни депутаты Госдумы никаких антикоррупционных комитетов не создают.
В недавно опубликованных данных из доклада Германа Грефа, главы Минэкономразвития Правительства РФ, содержится анализ причин, по которым иностранные инвесторы не хотят работать с Россией. Анализ проводился на основе опроса 158 топ-менеджеров крупнейших иностранных компаний. Основным препятствием для инвестиций они называют коррупцию (71%), на втором месте административные барьеры (66%). И соответственно главным способом повышения инвестиционной привлекательности нашей страны 86% назвали борьбу с коррупцией.
Общепризнанно, что избавиться от этого зла невозможно, коррупция существует в любой стране. Но умерить ее аппетиты, сделать так, чтобы чиновники знали, что находятся под постоянным контролем, реально. Нужно просто иметь в виду, что качественные изменения возможны тогда, когда в обществе есть достаточное количество граждан (больше половины), готовых к ним. Так что ответ на вопрос, кто и когда победит коррупцию, прост: мы, когда большинство из нас перестанет с ней мириться, безропотно давая на лапу врачу, преподавателю, гаишнику и т. д.

Загрузка...