"Кель, кель!" — болезнь заразная

Вот уж не ожидал! Киргизы выгнали Акаева. Все произошло так быстро и стремительно, словно это были съемки американского боевика с "крепким орехом" Брюсом Уиллисом в главной роли, а не реальные события.

По сути дела, все случилось меньше чем за день. Утром 23 марта к зданию правительства на центральной площади Бишкека пришло вначале три тысячи человек, потом число митингующих, по оценкам наблюдателей, увеличилось до семи тысяч. Собравшиеся скандировали по-киргизски: "Кель, кель!" ("Иди, иди!"). А поскольку они держали плакаты с лозунгами "Акаева в отставку!" и "Долой Акаева!", было ясно, что "Кель, кель!" относится именно к киргизскому президенту.
Акаевцы, вооружившись деревянными дубинками и щитами, попытались оттеснить демонстрантов от Дома правительства. Начались драки между сторонниками оппозиции и президента. А после того как спецназ решил пошалить и открыл стрельбу холостыми патронами, оппозиционеры пошли на здание правительства и захватили его. Они беспрепятственно вошли в здание, заняли кабинеты и принялись бросать из окон документы, мебель, оргтехнику. Был захвачен и кабинет президента Киргизии Аскара Акаева на седьмом этаже. Самого президента в кабинете не было, равно как и во всем здании. Акаев сбежал.
Оценивая события в Киргизии, все наблюдатели обратили внимание на то, что это уже третья революция за последние полтора года, которая произошла на постсоветском пространстве. До этого были Грузия и Украина.
Все те же наблюдатели заметили, что везде более или менее пророссийских руководителей сменили лидеры-западники. Кто сомневается в том, был ли Акаев пророссийским, напомню эпизод из недавней истории: во время визита Ельцина в Киргизию наш президент, играя на ложках, отбил такт на лысой голове Акаева. И тот был крайне доволен дурацкой выходкой Бориса Николаевича.
Безусловно, разнообразных параллелей между Грузией, Украиной и Киргизией немало. Но есть одна аналогия, поразившая меня больше всего. Это легкость, с которой эти революции произошли.
Конечно, трудно, находясь за тысячи километров, судить, как развивались события на самом деле. Может, на суровой киргизской земле давно зрел конфликт между трудолюбивыми землепашцами, гордыми чабанами и акаевской верхушкой. Возможно, так оно и было. Но у меня, например, сложилось впечатление, что каких-то глубоких корней у киргизской "тюльпановой" революции (равно как и у украинской "оранжевой") не было. Ленинская теория о революционной ситуации (верхи не могут, низы не хотят) дала явную трещину.
Ну не понравились кому-то итоги выборов — это же не повод революцию городить. Однако обиженные собрали несколько тысяч человек, немного побузили и совершили, по сути дела, государственный переворот. Разница лишь в том, что одни кричали "Ющенко, так!", другие — "Акаев, кель!". Судьбу многомиллионных народов решила горстка бездельников и тусовщиков, не имеющих работы и положения в обществе. Ибо, по моему глубочайшему убеждению, человек, которому есть чем заняться, не будет целый месяц торчать на майдане в оранжевой повязке.
Как известно, дурной пример заразителен. И действительно, грузины заразили украинцев (о чем не так давно самодовольно говорил главный грузин г-н Саакашвили), украинцы заразили киргизов. А вот кого заразили киргизы?
В качестве очередников на переворот называют Казахстан, Белоруссию или Армению. Белорусы даже провели репетицию: уже на следующий день после свержения Аскара Акаева у белорусской оппозиции был очень кстати запланирован митинг. Попытки сместить Лукашенко, впрочем, ни к чему не привели: батька послал злых омоновцев и арестовал зачинщиков бузы.
Меня как добропорядочного россиянина интересуют революционные перспективы своей страны: может ли Россия поддаться общему "оранжево-тюльпановому" настроению? С одной стороны, президент Путин пока еще достаточно популярен и открытого недовольства его личностью нет. С другой стороны, в стране продолжаются очень непопулярные реформы, и будь тот же Немцов поближе к народу, а не к Ющенко, он мог бы воспользоваться январскими народными волнениями и повернуть их в нужное для себя русло. Ладно, Немцов — а если это будет какой-нибудь одержимый Пупкин?
Что в этой ситуации не нравится мне: находясь здесь, в Иркутске, за пять тысяч километров от событий, я, равно как другие мои земляки, лишь буду наблюдать, как некие личности, мне совершенно не известные, станут решать судьбу страны, а значит, и мою судьбу, хотя я их об этом не просил и не передавал на этот счет никаких полномочий. И вот наш гипотетический Пупкин с горсткой лоботрясов захватывает власть, а я сижу и смотрю, как это происходит. Пупкин шлет в Иркутск какие-то свои директивы — и все безропотно начинают эти директивы выполнять.
Кстати говоря, некоторый опыт подобных потрясений у нас есть: почти полтора десятилетия назад группа товарищей тихо-мирно свернула проект под названием СССР. Никто и пикнуть не успел.

Загрузка...