В Иркутске появился таксист — застенчивый грабитель

Студентку медицинского училища отравили, ограбили и бросили без сознания

Разнообразен и причудлив криминальный мир Иркутска. Чего в нем только нет! Таксистов грабят и убивают практически каждый день. Проститутки клофелином клиентов травят — по десятку в сутки. Но в нашем случае преступление уж чересчур какое-то подлое, а преступника побрезговали бы пустить к себе в камеру даже полные отморозки. Месяц назад водитель такси поздней ночью подобрал на Центральном рынке плачущую девушку, пообещал довезти до дома за минималку, напоил ее, замерзшую, горячим кофе... отравил клофелином, снял все золотые украшения, забрал деньги и выбросил из машины. Такой вот застенчивый, совестливый грабитель — ему стыдно своим жертвам в лицо смотреть. Или просто испугался он ее — хрупкой девятнадцатилетней девчушки.

Чувство долга завело в тупик
Маша родом из села Вершины Качугского района. В 2002 году она приехала в Иркутск поступать в ИГМУ на факультет стоматологии, но не добрала баллов и сдала документы в медицинское училище. Сейчас она учится на четвертом курсе и живет с тремя однокурсницами в одном из иркутских предместий, где снимает квартиру.
В субботу 19 февраля она собиралась с друзьями в Тальцы, когда ей на мобильник позвонила двоюродная сестра Даша, живущая в Ангарске, и предупредила, что вечером приедет в гости. Из Тальцов Маша вернулась около восьми часов вечера.
Она уже никуда не собиралась выходить в тот вечер, но снова позвонила Даша и попросила приехать за ней и забрать из центра города. Бросить младшую сестру, ученицу 11-го класса, одну в чужом городе Маша, конечно, не могла.
Однако у Даши к приезду сестры планы немного изменились. Маша нашла младшую сестру в кафе-баре "Жигули", находящемся в здании Торгового комплекса, где она под пиво весело общалась с двумя своими приятелями.
— Давай посидим — куда торопиться, время еще детское, — уговаривала Даша.
Но Маша отказалась:
— Или поедем домой прямо сейчас вместе, или я уезжаю одна.
Ситуация была дурацкая: сидеть в баре, тем более против своей воли, Маша не собиралась, а уехать, бросив ночью несовершеннолетнюю легкомысленную сестру, не могла. Раздумывая, что же делать, она вышла на улицу, прислонилась к игровому автомату и расплакалась — выхода не было.
Никогда не разговаривайте с неизвестными, даже если они предлагают помощь
Вот тут-то и появился таксист.
У обочины притормозила темная иномарка — в темноте было невозможно разобрать точный цвет. На крыше горел желтый световой плафон с шашечками, который сами таксисты называют гребешком. Но на самой машине не было никаких признаков, указывающих на принадлежность к какой-либо из иркутских фирм такси.
— Девушка, давайте я вас подвезу, — предложил водитель, выглядывая через опущенное стекло. Водителю было под тридцать. Непримечательное лицо, черная вязаная шапочка с каким-то красным узором — взгляду не за что зацепиться, запомнилась только плохая, рябая кожа лица, вся в рытвинах.
Поразительно, но Маша снова повела себя как взрослый и рассудительный человек: она решительно отказалась. Водитель настаивал, потом стал приглашать зайти в ночное кафе. И тогда она сказала, что уже вызвала машину и будет ждать ее. Такси уехало.
Однако настырный таксист отсутствовал недолго — минут через 5—7 он опять подрулил к бордюру:
— Садитесь, не бойтесь, я вас за минималку до дома довезу.
И Маша села в машину. Правда, на заднее сиденье — на всякий случай.
Водитель прихлебывал горячий кофе из одноразового пластикового стаканчика. Второй такой же стоял в подстаканнике — специальном отверстии для бутылок и стаканов, расположенном у рычага переключения скоростей. Водитель протянул его Маше — пей, мол, кофе горячий, а ты совсем замерзла. И Маша отхлебнула...
— Я сделала пару глотков, и тогда он предложил мне пересесть на переднее сиденье — сказал, что так мне будет удобнее показывать дорогу. Я пересела и не успела даже объяснить, куда ехать, как потеряла сознание. Последнее, что я помню, — называю свой адрес, — рассказывает Маша.
Три дня, вычеркнутых из памяти
Когда Маша пришла в себя, вокруг было темно, где-то рядом капала из крана вода, было очень неуютно. Рядом никого не было. В голове стоял туман. Она встала и, шатаясь, добралась до двери, вышла в коридор. Маша смутно вспоминает, что к ней подошла какая-то девушка, спрашивала какие-то номера телефонов.
Впоследствии оказалось, что Маша находилась в токсикоцентре в Иркутске II, куда ее доставила скорая помощь. Девушка была медсестрой, а Маша на автопилоте назвала два телефонных номера — подружки-одногруппницы и троюродной сестры, которая живет в Иркутске. Кстати, кто вызвал скорую помощь, где ее нашли и когда это было, Маша не знает до сих пор.
— Мне потом рассказали, что меня нашли около подъезда одного из домов на улице Пискунова. Одна из жительниц этого подъезда вызвала скорую помощь, и меня увезли в больницу, — рассказывает Маша. — Я была без шапки, без сумочки, карманы были вывернуты, с меня сняли золотые кольца, сережки и цепочку.
Кроме того, оказалось, что Маша сильно отморозила два пальца — на левой руке и правой ноге. И родные, и подруги-одногруппницы уже потеряли ее, потому что никогда Маша не пропадала, никого не предупредив. В это время и позвонила медсестра, сообщила, что Маша лежит в токсикоцентре в полувменяемом состоянии, все время плачет и не понимает, что с ней происходит. На вопрос, что с ней произошло, медсестра лаконично сообщила: "Жить будет".
В токсикоцентре Маша провела четыре дня, с 20 по 24 февраля, и это время она помнит очень смутно и фрагментарно:
— Ко мне приходила Аня, подруга, и потом она мне рассказала, что я, шатаясь, босиком вышла из палаты, с распущенными волосами и с совершенно пустыми глазами. Помню, что меня перевели из той, неуютной одиночной, палаты в общую. Там лежали три девочки-самоубийцы. Я запомнила почему-то, что две травились уксусом, а одна наглоталась но-шпы. И еще помню, что все время ужасно болел обмороженный палец на руке.
После выписки Маша уехала сначала в Ангарск, потом ее положили с обморожением в Качугскую ЦРБ, по месту жительства, где она пролежала до 15 марта. Палец удалось спасти, хотя в токсикоцентре сказали, что его придется ампутировать.
Сейчас Маша уже вернулась в Иркутск, продолжила учебу, а по совету куратора медучилища обратилась в Иркутский кризисный центр — вследствие отравления у Маши начались проблемы со сном и памятью.
По данному преступлению в Кировском РОВД заведено уголовное дело.
Этот случай не первый...
Когда Маша обратилась в Иркутский кризисный центр, директор центра Людмила Свистунова вспомнила, что подобные преступления уже несколько раз происходили в нашем городе.
Последний, точнее теперь уже предпоследний, случай произошел полтора года назад, в сентябре. Две девушки-студентки из Усолья-Сибирского приехали на электричке на Иркутский вокзал. Они опаздывали на занятия в одном из местных вузов и решили взять такси. После этого они не помнят ничего. Их нашли через несколько дней за городом со следами инъекций на руках. Девушки были изнасилованы.

Метки:
baikalpress_id:  20 989