Ученые прячутся от женщин уже девять лет

Любовным развлечением они предпочитают жизнь на Байкале и работу над первым в мире глубоководным нейтринным телескопом

Почти сорок ученых из Москвы, Берлина и Иркутска ежегодно зимуют на 105-м км Кругобайкальской железной дороги в вагончиках и старых станционных домиках. Из благ цивилизации у них есть только электричество, Интернет и глубоководный нейтринный телескоп, ради которого ученые и удалились в добровольную ссылку. Байкал словно создан для нейтринного телескопа. Толстый лед зимой, слабое течение, пресная вода и колоссальная глубина позволяют погружать сложнейшее научное оборудование на нужную глубину и делают российскую установку относительно недорогой и эффективной.

Для чего нужен нейтринный телескоп, ученые отвечают неохотно, словно сами до конца не знают, к чему их исследование может привести. Чаще говорят об общих вещах — мол, мы занимаемся фундаментальной наукой. Если что-нибудь получим, то хорошо, нет — тоже неплохо.
Несмотря на это, маститые ученые ведущих российских институтов проводят на льду при низкой температуре по десять, а иногда 12 часов в сутки. При этом занимаются они на первый взгляд самой ненаучной работой. Например, при нас ученые долбили лед, переносили кабели, разгружали-загружали какие-то приборы.
Заместитель начальника экспедиции астрофизиков из Дубны Игорь Белолаптиков копался в ящиках, параллельно давая указания по радиосвязи. Здесь он работает давно. Если сначала для него Байкал был экзотикой и местом отдыха, то теперь это только работа, которая длится почти весь световой день.
Из женщин в экспедиции только три поварихи. В минувший понедельник, когда мы посетили базу, они приготовили гороховый суп, вареники с мясом и чесноком, компот. За отдельную плату в столовой предлагается сало из Иркутска по 160 рублей за кило.
За эти годы все жители небольшой астрофизической станции вжились в сельскую жизнь, так что их трудно отличить от жителей какой-нибудь глухой деревни. Даже начальника экспедиции Григория Домогацкого, одетого в фуфайку и потертую шапку-ушанку, я принял за обычного деревенского мужика, который из своей деревни ни разу и не выезжал. По его словам, чтобы понять жизнь ученых, необходимо пожить здесь несколько дней, как это делали журналисты из Франции и Германии.
Но сейчас в лагере свободных мест нет. Домик для гостей занимают немцы, которые вежливо отказали нам показать свое жилище. Зато наши ученые своего быта не стеснялись. Домик, где находится компьютерный центр, являющийся мозгом всего проекта, больше напоминал мастерскую видеоаппаратуры, в которую свозят ненужный электронный хлам. Кругом провода и металлические корпуса от компьютеров, среди которых приютилась парочка суперсовременных ноутбуков.
— Это только кажущаяся примитивность, — защищает своих коллег немецкий физик Ральф. — В России часто так бывает, что за кажущимися разрухой и старостью скрываются самые современные методики и техника. Например, здесь есть такой компьютер, которого ни у кого в Сибири больше нет. Мы соревнуемся с американцами, которые подобный телескоп установили в Антарктиде. Надеемся, что результаты получим первыми. Тогда возможно не за горами Нобелевская премия. Хотя возможности американцев и наши несопоставимы. Если они на свою программу выделили 250 миллионов долларов, то на нашу экспедицию выделяется 5 миллионов рублей в год. Но наука такая штука: в нее можно вложить десятки миллиардов и ничего не получить, а можно и за 5 миллионов сделать выдающееся открытие.
А пока нашим ученым приходится жить и работать в непростых условиях. Зимнюю обувь они снимают, только когда ложатся спать, а спят на кроватях, сделанных под потолком из обычных досок. Пол только подметают. По всему видно, что ученым не хватает женской руки, хотя они уверяют, что многие из них и приезжают на Байкал, чтобы спрятаться от женщин, побыть в чисто мужском коллективе. Мол, надоели женщины, не дают спокойно жить.
Справка
Нейтринный телескоп работает на Байкале с 1996 года. В проекте участвуют Иркутский и Московский университеты, Институт ядерных исследований РАН и также Институт физики высоких энергий из Германии. Телескоп фиксирует нейтрино — элементарные частицы, поступающие к нам из космоса. Ученые полагают, что нейтрино несут ценную информацию о процессах, которые происходят во вселенной.

Метки:
baikalpress_id:  20 978