Икона Божией Матери помогла найти убийцу

И отвела подозрения от невиновного человека

То, что произошло в январе 1984 года на тихой улице Усолья-Сибирского, сейчас назвали бы рядовым преступлением: в собственном доме был убит пожилой мужчина. Но не надо забывать, что двадцать лет назад ординарных убийств для сотрудников милиции и прокуратуры просто не существовало. Каждое тяжкое преступление (в те времена человеческая жизнь ценилась) сыщики воспринимали как личный вызов. Они буквально рыли землю, чтобы найти преступника, и в этом порыве, чего греха таить, иногда пускались по ложному следу. В данном случае истину удалось установить благодаря нестандартному подходу к раскрытию преступления и, если хотите, Божьему провидению.

Весь дом был в крови
13 января 1984 года в Усольской прокуратуре дежурил молодой следователь Виктор Круглов:
— Около семи часов вечера поступило сообщение об обнаружении трупа в частном доме по улице Молотовой. Милицию вызвали соседи хозяина этого дома — ветерана Великой Отечественной войны Петра Фокина. Последние три дня они не видели, чтобы мужчина выходил из дома, хотя навесной замок на двери отсутствовал. У калитки давно не расчищали снег, а почтовый ящик был забит газетами.
Массивная дверь жилища оказалась запертой изнутри на крючок, поэтому милиционерам пришлось выставить раму, чтобы проникнуть в дом. Худшие опасения соседей подтвердились — мужчину нашли убитым. Кроме следователя на место происшествия выехали оперативники уголовного розыска, эксперт-криминалист Дмитрий Рубин, начальник УР ГОВД Николай Филин и заместитель прокурора Алексей Большаков. Виктор Круглов начал составлять протокол осмотра места происшествия:
— Труп хозяина находился на кухне между двумя столами в положении сидя. На столе — пустая бутылка и остатки закуски. По предварительному заключению судмедэксперта Николая Гаранина, мужчину дважды ударили по голове тупым предметом круглой формы, предположительно молотком (на черепе остались характерные следы вдавленного перелома). Кроме того, у него были сломаны ребра, а голова и руки окровавлены. Вообще крови в доме было много; особенно большая лужа — возле дивана в зале. Мы сразу же предположили, что смертельное ранение мужчина получил там. Затем по стенке (на ней остались красные отпечатки ладоней) он подошел к двери, закрыл ее на крючок, потом добрался до кухни. Здесь он выпил воды из ковша (на кайме остался кровавый след от губ), сел на стул и умер в таком положении.
Через четыре часа после начала осмотра дома отключился свет. Следователю пришлось опечатать дверь и вернуться на адрес следующим утром. В общей сложности осмотр места происшествия продолжался восемь часов.
— Вся сложность заключалась в том, что частные дома сильно захламлены. В сенях, например, находилось много предметов, которые могли стать орудием преступления, — рассказывает Виктор Круглов. — Было видно, что в доме царит беспорядок, характерный для кражи. И хотя на первый взгляд вор мог поживиться здесь немногим, с помощью родственников Фокина (его брат и сестра проживали неподалеку) мы составили предварительный список похищенного. В частности, пропало одно из двух кресел, которые потерпевший изготовил сам (он работал столяром-краснодеревщиком в отделе рабочего снабжения химкомбината), кожаная куртка, шапка, шарф. В подполье мы обнаружили пепел от сгоревшей бумаги и сожженные спички — скорее всего, преступники искали ценности и там.
В списке похищенного числилась также икона Богородицы. Забегая вперед, скажем, что именно она помогла сотрудникам правоохранительных органов найти преступника.
Главная подозреваемая
В процессе опроса соседей и родственников выяснилось, что мужчина жил один, и лишь время от времени с гражданской супругой (назовем ее Надеждой). Сожительница приходила к нему, помогала по хозяйству. Зимой, понятное дело, реже, чем обычно (огородом ведь не нужно заниматься, а свинью, которую они держали, хозяин заколол еще осенью).
Эту свинью Надежда сама себе и подложила, иначе не скажешь. При дележе мяса забитого животного между гражданскими супругами разразился скандал. В итоге женщина явилась к сожителю вместе со своим зятем, вдвоем они побили пожилого мужчину, причем особенно усердствовала сама Надежда (она была моложе и физически крепче Петра Фокина). Практически все мясо они отобрали.
— Об этом оперативникам уголовного розыска рассказали родственники Фокина, — продолжает Виктор Круглов. — Я проверил, потерпевший действительно брал на работе больничный, так как у него были сломаны ребра. Хотя коллегам и соседям истинную причину травмы он не сообщил, от родни эту тайну утаить не смог. Оперативники сразу схватились за эту версию и буквально через день рапортовали о раскрытии преступления.
Виктор Круглов допросил задержанную сожительницу погибшего:
— Женщина утверждала, что убила Фокина случайно в процессе самообороны: "Пришла к нему домой, а он припомнил давнюю обиду. Слово за слово, бросился на меня с ножом, я схватила полено и, защищаясь, ударила его по голове. Потом испугалась и убежала".
Настораживало следователя Круглова явное расхождение показаний подозреваемой с фактическими материалами уголовного дела. Женщина говорила, что ударила потерпевшего на кухне. Как же тогда объяснить, что особенно много крови пострадавший потерял в зале? То есть он явно лежал там без сознания после удара...
— Не скажу, что на все сто я был уверен в ее невиновности, некоторые обстоятельства все-таки свидетельствовали против нее. Но что-то заставляло думать, что оперативники, как говорится, перекололи подозреваемую. Припугнули ее отпечатками пальцев, которых в доме действительно было море, она и поддалась, ведь чувствовала за собой вину, что тогда при дележке злосчастного мяса уж больно круто обошлась с сожителем.
К этому моменту следственно-оперативная группа восстановила хронологию событий вечера 10 января (по заключению экспертизы, тело Фокина милиция обнаружила на третьи сутки после убийства). Были установлены все контакты потерпевшего непосредственно накануне гибели. Выяснилось, что живого Петра Фокина последним видел его племянник (в 23 часа мужчина заходил к дяде в гости, хозяин был дома один). Именно в этот промежуток времени Надежда, по словам ее дочери, отлучалась из своего дома. Следователь назначил обеим женщинам очную ставку.
— Это было сделано для отвода глаз. В милицейском кабинете стоял большой сейф, мы вынули оттуда все полки, внутрь сел оперативник (ведь видеокамеры тогда были редкостью). В процессе перекрестного допроса мне позвонили якобы от начальства, я велел женщинам не разговаривать в мое отсутствие и вышел из кабинета. Как сообщил потом опер (страшно было на него смотреть: весь красный, вспотевший, он пока в сейфе сидел, пошевелиться боялся), по делу подозреваемая не сказала ни слова, только просила дочку убрать из электросчетчика магнит, боялась, что пожар из-за него в доме начнется...
Когда истекали третьи сутки после задержания Надежды, в Усольском ГОВД решался вопрос о вынесении меры пресечения. Прокурор Владимир Сердюков сам приехал в горотдел, чтобы выслушать мнение оперативников и следователя и уже тогда решить, поместить женщину под стражу или отпустить на подписку о невыезде.
— Опера, понятное дело, настаивали на аресте, — вспоминает Виктор Григорьевич. — У них карточка на раскрытие уже была заготовлена. А это означало, что в дальнейшем на их помощь мне надеяться не стоило, только отмахнутся: "Извини, других дел навалом". Меня же Владимир Павлович спросил последнего: "Ты что думаешь?" Я предложил отпустить Надежду, но установить за ней наблюдение. Сказал, что сама Фокина явно не убивала, но, возможно, как-то причастна к преступлению. И если это действительно так, то, оказавшись на свободе, она попытается встретиться с непосредственным убийцей. Опера это услышали и фыркнули: "Ты даешь, книжек начитался. Будем мы по такому пустяку у генерала разрешение брать на организацию наблюдения..."
Прокурор задумался. Обычно следователь изначально работает на санкцию (когда подозреваемый арестован, ему уже не надо суетиться, можно работать по плану с чувством, толком, расстановкой), но Круглову санкция не нужна. Кто ошибается: молодой следователь или опытные оперативники?
— Владимир Павлович сказал, что считает необходимым арестовать подозреваемую, — вспоминает Виктор Круглов. — Было видно, что это решение далось ему тяжело, но оно было принято.
Между тем уверенность в невиновности Надежды крепла у следователя с каждым днем.
— Я изучил характеристику подозреваемой — грубоватая, волевая женщина. А на допросе строила из себя жертву обстоятельств, пыталась вызвать сочувствие и сострадание. Конечно, резкую смену поведения можно было списать на шок от разоблачения, но ведь сразу после задержания в изоляторе временного содержания она повела себя так, как всегда привыкла поступать: со словами: "Я здесь за мокруху сижу" — выгнала сокамерницу с удобного места на нарах. А тут еще история. Приехал в изолятор эксперт-криминалист Дмитрий Рубин, несколько раз он пытался откатать пальцы обвиняемой, но рисунок нечетким получался. Сокамерницы позднее рассказали, что Надежда свои руки об стенку долго терла, пытаясь свести папиллярный рисунок. Тут я окончательно убедился: сожительница — это ложный след. Только по глупости она могла испугаться того, что на месте преступления нашли ее отпечатки. Она же часто бывала в этом доме. Будь она в самом деле убийцей, уже давно догадалась бы об этом простом объяснении.
Случайный собутыльник
Изучив собранный материал, Виктор Круглов убедился? что убийство, скорее всего, совершил случайный знакомый жертвы:
— Я проштудировал таблицу Видонова. (Заместитель прокурора Горьковской области Видонов вывел закономерности при расследовании неочевидных убийств. — Прим. авт.) Согласно этой методике, Фокина убил кто-то из малознакомых людей. Зацепиться по этой версии было не за что, начали работать по похищенным вещам. Пропавшее кресло оперативники нашли у друга детства Фокина, причем оно было накрыто шелковой накидкой с пятном бурого цвета. Мужчина дал пояснения, что кресло ему подарил сам Фокин за два дня до смерти, а кровь на материале — его собственная. Материю я отправил на экспертизу и мужчину больше не тревожил. Но через несколько дней он сам явился в прокуратуру и заявил: "Сажайте меня в тюрьму, мне это уже надоело".
Оказалось, что его почти ежедневно вызывает на допрос один из сотрудников уголовного розыска и добивается признания в убийстве. Я потом этого опера в сторонку отвел и говорю: "Я три года работаю в этой системе, а ты десять, неужели в людях еще не научился разбираться?" Экспертиза показала, что друг Фокина нас не обманывал.
Последние надежды раскрыть преступление следователь связывал с похищенной иконой:
— Я рассчитывал, что икона имеет историческую ценность, а значит, рано или поздно обнаружит себя в среде антикваров. Работа по этой линии, впрочем, результата не принесла. Как потом выяснилось, образ Богородицы был написан в начале девятнадцатого столетия в Иркутске, поэтому у коллекционеров особого интереса вызвать она не могла.
И все-таки шанс раскрыть преступление икона давала. Дело в том, что у Петра Фокина она хранилась в киоте, была обрамлена декоративной фольгой и закрывалась стеклянной крышкой. Предполагаемый преступник разобрал киот, при этом оставил на стекле четкий отпечаток большого пальца левой руки (другие отпечатки, найденные на стакане и бутылке, были смазанными). Найти убийцу по этому пальцу мы не смогли бы (единой компьютерной базы отпечатков тогда еще не существовало), а вот доказать с его помощью вину преступника казалось вполне возможным.
Оставалось дело за малым — найти преступника.
— В те времена в отделе милиции работал оперуполномоченный Александр Ильин, — рассказывает Виктор Григорьевич. — Раньше он сам жил на улице Молотовой, немножко знал погибшего и достаточно тесно общался с его родственниками. Так вот однажды он пришел ко мне по просьбе родни Фокина, попросил ключи от дома (родственники хотели там прибраться перед поминками), а на прощание сказал: "Я тебе помогу с этим делом". И свое слово сдержал.
Александр Михайлович работал в уголовном розыске по линии несовершеннолетних, а подростки, если к ним найти правильный подход, очень ценные информаторы. Ильин знал, что в подвале пятиэтажки по адресу Молотовая, 78 (как раз напротив дома Фокина), каждый вечер собираются дети из неблагополучных семей. Оперативник заглянул в этот подвал, начал общаться с местными обитателями. Разговор был долгим, даже, казалось, беспредметным. И когда Ильин понял, что напряженность у подростков спала, направил беседу в нужное русло:
— А вы, ребята, в Бога верите? Может, у кого-то иконы дома есть?
— У нас есть, — отозвалась Света Сидорова. (Фамилия изменена. — Прим. авт.) — Папка недавно принес. Богородица на ней нарисована, красивая такая...
По адресу Сидоровых (жили они совсем недалеко) выехала группа задержания. Хозяина дома не оказалось, мать Светы объяснила, что в ночь на 11 января муж приводил домой молодого мужчину, лет 25, по имени Слава. У парня была с собой большая сумка. Он предложил хозяйке купить у него свинину, она согласились. Затем гость вместе с мужем практически всю ночь просидели на кухне. Утром молодой человек ушел, а картинку оставил в подарок. Допрошенный позднее Сидоров подтвердил показания супруги, а также рассказал, при каких обстоятельствах познакомился с этим Славой:
— Вечером Светка, как всегда, где-то пропадала, я пошел ее искать, заглянул в подвал 78-го дома, где ее дружки вечно торчат. Медом им там, что ли, намазано... Дочки в подвале не оказалось, я стал ждать. Тут спускается этот парень. У меня выпивка с собой была. Познакомились, выпили. Потом он мне говорит: "Тебе инструмент нужен? Пойдем, поможешь из дома вынести". Я спрашиваю: "А хозяин?". А он: "Не бойся, хозяина я уже успокоил". Я в сам дом-то не заходил, в сенях кое-что себе выбрал, а Слава этот целую сумку набил...
Сентиментальный гастролер
Фамилию своего случайного знакомого свидетель Сидоров назвать затруднялся. Не мог припомнить, чтобы недавний собутыльник рассказывал, где он живет или откуда приехал. Хотя словесный портрет преступника Сидоров составил более-менее внятно.
— По этим приметам были ориентированы сотрудники ГОВД и РОВД, — рассказывает Виктор Круглов. — Через день с нами связался участковый из райотдела, сообщил, что похожего мужчину он видел в поселке Тельма.
В шесть часов вечера в ГОВД было создано несколько розыскных групп, каждой предстояло проверить в Усолье и Усольском районе все адреса, хозяева которых вели антисоциальный образ жизни. Следователь прокуратуры ждал результатов поисков в горотделе до часа ночи. Уже все группы вернулись ни с чем, задерживалась только тельминская.
— Ждать дольше было уже бессмысленно, ночью ведь нельзя никого допрашивать, — рассказывает Виктор Круглов. — Я ушел домой, а утром узнал, что подозреваемого все-таки задержали в Тельме. Милиционеры приехали на один из адресов. И пока они разговаривали с хозяйкой, увидели, что окна выскочил мужчина и пытается закопаться в сугробе.
В убийстве Петра Фокина задержанный 28-летний Вячеслав Безруков (фамилия изменена. — Прим. авт.) признался еще по дороге в ГОВД. Оказалось, что сразу после освобождения в декабре 1883 года (а судим он был трижды за кражи), Безруков навестил родственников своего бывшего сокамерника, которые проживали в Ангарске. Благополучно обчистил их квартиру, а потом решил ехать в Усолье, чтобы навестить бывшую жену и дочку, которую он ни разу не видел.
— Воспитатели детского сада подтвердили, что 10 января к одной из девочек приходил молодой мужчина, — продолжает Виктор Григорьевич. — Немого пообщавшись с ребенком, он ушел. Как сам он потом рассказывал на допросе, на убежище подростков в подвале пятиэтажки с улицы Молотовой Безруков набрел случайно. Там вор быстро перезнакомился с несовершеннолетними, стал расспрашивать, где тут люди побогаче живут. Подростки рассказали ему, что в доме напротив хозяин каждый день водку пьет. Для выходцев из неблагополучных семей это обстоятельство было мерилом достатка.
...Лишних вопросов Петр Фокин незваному гостю не задавал:
— Ты ко мне? Заходи.
Пили молча, затем хозяин спросил:
— Ночевать здесь останешься? Я тебе в спальне постелю, а сам в зале лягу...
Далее Безруков сообщал на допросе, что, выждав полчаса, он поднялся и стал искать деньги и ценности. Ни того ни другого в доме не оказалось. Вор увидел икону, вспомнил, что иногда люди прячут деньги за образами. Он раскурочил киот, но и там ничего не нашел. Шмон продолжился на кухне, в подполье, сенях и, наконец, в зале, где находился хозяин.
— Я включил свет, старик стал подниматься, — рассказывал Безруков. — Я ему говорю: "Ты лежи, лежи", а он будто не слышит. Толкнул его пару раз — он опять встает. Я разозлился, сходил в сени за молотком и два разу ударил его по голове...
Когда злоумышленник вернулся на место преступления вместе с Сидоровым, пострадавший был еще жив. Петр Фокин попытался одернуть руку, когда вор снимал с него часы. Безруков пнул мужчину несколько раз по ребрам...
На вопрос следователя, где находится орудие преступления, Безруков сообщил, что молоток выбросил во дворе дома. Он согласился показать это место, но потом передумал (позднее признался, что просто хотел убежать, да такая возможность не представилась). Тогда Виктор Круглов через ЖКО нашел дворника, который обслуживает этот участок. И действительно, молоток подобрал дворник. Экспертиза подтвердила, что именно этим предметом был убит Петр Фокин.
Через две недели после задержания сожительницу Петра Фокина этапировали из Иркутского СИЗО обратно в Усолье. Прокурор Владимир Сердюков настоял, чтобы при решении об освобождении женщины из-под стражи присутствовал следователь Виктор Круглов:
— Владимир Павлович сказал тогда женщине: "Мы нашли настоящего убийцу, вы не виноваты. Прошу меня извинить за этот арест. Вы вправе написать на меня жалобу в областную прокуратуру". Она не стала жаловаться. С этого дня авторитет прокурора оставался для меня непоколебимым.
P.S. Это уголовное дело рассматривала выездная коллегия областного суда. Кроме убийства Фокина Безрукову инкриминировалась кража в Ангарске. На первое заседание потерпевшие ангарчане не явились. Виктору Круглову дали служебную машину, чтобы он вручил им повестки. По дороге следователю нужно было заехать с проверкой по одному из усольских адресов (хозяин квартиры пожаловался в милицию, что у него с потолка по лампочке капает кровь). Предполагалось, что над мужчиной жили бичи, которые, скорее всего, разделали дома собаку... До Ангарска Виктор Григорьевич в эти сутки так и не добрался...
О новом преступлении читайте в одном из следующих номеров нашей газеты.

Метки:
baikalpress_id:  2 577