У иркутских каскадеров украли половину реквизита

Утрата дорогостоящих мечей, богатырских и рыцарских доспехов может сорвать представление, посвященное 60-летию Победы

Кражи со складов иркутской трюковой группы "Каскад" вскрылись еще летом прошлого года. Какое-то время все списывалось на частые переезды: мол, кто-то домой увез, да еще не вернул (связанные общим риском каскадеры привыкли доверять друг другу). Но последовавшая ревизия показала, что общий ущерб от кражи составляет 93 000 рублей. Руководитель группы Александр Кузьминский провел собственное расследование и нашел вора — одного из своих бывших учеников. Молодой человек мечтал открыть свое каскадерское объединение, вот и умыкнул то, что плохо лежало. Кузьминский собрал весь необходимый материал для возбуждения уголовного дела и передал его в правоохранительные органы. Но клептоману несказанно повезло: однажды проволокитившие дело милиционеры теперь вынуждены спускать его на тормозах, чтобы коллег не изобличили в укрывательстве преступления.

Разделяй и бездействуй
Рассказывая о своих злоключениях, руководитель трюковой группы "Каскад" Александр Кузьминский улыбается, но это скорее ухмылка человека, разуверившегося в реальности происходящего:
— В июне прошлого года, собираясь на съемки фильма, мы не обнаружили больше половины своего снаряжения. Пропали две кольчуги, причем одна из них очень дорогая, а также мечи, латы, муляжи автоматов и пистолетов. Сначала подумали, что на время переездов (накануне наш офис сменил три адреса — в Октябрьском, Кировском и Ленинском районах) кто-то из своих складировал железки у себя. Я собрал всех своих ребят. Те только руками развели, и лишь один из них сказал, что видел снаряжение дома у моего бывшего ученика Кости. Собственно, и учеником-то его не назовешь: помыкался у нас месяца два-три и ушел. Если выражаться нашим жаргоном, Костик — одноразовый каскадер (самоубийца то есть). Рвения много, а желания учиться ни на грамм...
С бывшим воспитанником Александр Кузьминский попытался поговорить по-хорошему:
— Сказал ему: "Костя, верни все, что унес, и мы о тебе забудем". Но он не проникся, стал скрываться. Можно было бы, конечно, приехать к нему домой и просто отобрать ворованное, но я, как Владимир Ильич, пошел другим путем. Все-таки в милиции шесть лет проработал (последняя должность — заместитель начальника уголовного розыска Ленинского РУВД), хоть и давно это было, но навыки не растерял. В общем, я собрал весь необходимый материал — ему только номер присваивай и возбуждай уголовное дело — и, прекрасно понимая, что творится сегодня в милиции, подал заявление на шести листах не в райотдел, а в областную прокуратуру.
Далее начались странные вещи. Заявление сначала попадает в Свердловское РУВД, затем в одно из его подразделений — отделение милиции N 3, вероятно по месту жительства подозреваемого. Причем поручили материал не уголовному розыску, а службе участковых. Затем мое заявление дробится на четыре части, одна из которых остается здесь же, в ОМ-3, а три другие попадают в Кировский, Октябрьский и Ленинский РОВД, на территории которых также совершались кражи. Материалы, выражаясь милицейским языком, захимичивают: в одних райотделах пишут отказной материал (это с ущербом-то в 93 000 рублей!), о чем меня, как потерпевшего, даже не уведомляют, а в другом — даже не регистрируют. А между прочим, укрывание преступления от учета — не что иное, как должностное преступление.
Это, по мнению руководителя группы "Каскад", и стало роковым обстоятельством, из-за которого практически готовое уголовное дело превратилось в макулатуру:
— Теперь коллеги проштрафившихся милиционеров сознательно спускают дело на тормозах, чтобы с нерадивых товарищей не сорвали погоны...
Ноу-хау в оперативной работе: сбор компромата на потерпевшего
Чрезвычайно настойчивый потерпевший Кузьминский добился того, чтобы Свердловская прокуратура отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и направила материалы в ОМ-3 на дополнительную проверку. Через два месяца уголовное дело опять решили не возбуждать.
— Причина просто восхитительная, — комментирует каскадер. — Оказывается, основанием для отказа в возбуждении дела послужили мои же собственные показания, в которых я поясняю, что похищенные муляжи автоматов были ранее мною получены в подарок от школы N 19. Если руководствоваться этой логикой, можно запросто снять со следовательши золотые сережки и не бояться уголовного преследования — украшения ведь ей тоже подарили.
Вот тут-то Александр Владимирович и насторожился. Когда действительность извращают с такой непосредственностью, жди, как бы самого под верблюда не заделали.
— В этот промежуток времени я часто бывал в нашем театральном училище, там мы разрабатывали совместный проект обучения ребят актерскому и каскадерскому ремеслу. Ходил на репетиции, отбирал студентов. Когда в очередной раз пришел в училище, директор мне и говорит: "Тут мне из милиции звонили, про тебя спрашивали, что за человек и прочее..." Я тут же перезвонил участковому в ОМ-3 и спросил, что ему от меня надо. И получил следующий ответ: "Мне прокуратура поручила о вас сведения собирать". С таким я еще ни разу не сталкивался: вместо того чтобы допрашивать подозреваемого (на это времени так и не нашлось), милиция на потерпевшего компромат копит!
Каскадер пожаловался в областную прокуратуру, мол, где контроль за следствием.
— Касаемо эпизода с автоматами — я уже рассказал, как все повернули. Кстати, никого даже не насторожило то обстоятельство, что макеты автоматов очень похожи на боевое оружие (по этой причине их раньше не разрешали выносить за стены ДОСААФ) и потенциально могут быть использованы при разбойных нападениях. Далее мне сообщили, что в Кировском и Октябрьском РОВД мои заявления надлежащим образом зарегистрированы (я проверял, в Октябрьском РОВД под указанным номером заявление другого человека). А вследствие того что в Ленинском РУВД заявление и материалы не были зарегистрированы (есть лишь отметка о неоднократном их возвращении в Свердловский РУВД), прокурору Ленинского района отправлено письмо с указанием провести проверку и в случае необходимости принять меры прокурорского реагирования.
"Подозреваемый, найдите потерпевшего и скажите — пусть явится к следователю"
Гораздо быстрее отреагировали сами сотрудники Ленинского РУВД. Они вызвали и допросили главного свидетеля кражи — одного из каскадеров Дмитрия Сабельникова:
— Дмитрия два часа мариновали в кабинете, намекали, какие пояснения нужно написать, — рассказывает Александр Кузьминский. — В мои времена такого не было. Свидетель пишет, как было, опер подшивает протокол к делу. Тут же Дима сам мне звонит и сообщает, что его буквально заставили написать, что Костя снаряжение не крал, а просто взял и не вернул. Хорошо, если я у этого сотрудника, который объяснения брал, пистолет заберу и не верну, он меня тоже искать не будет?
Единственный райотдел, к которому у Александра Владимировича не было претензий, — это Кировский РОВД:
— Кировчане сделали все как надо: установили место нахождения подозреваемого, задержали его, произвели выемку похищенных вещей. Большая часть реквизита была изъята. В общем, оперативники УР свою работу выполнили, затем передали материалы в следственный отдел райотдела, там возбудили уголовное дело по статье 158 УК "Кража", и... тишина. Из вежливости жду какое-то время, не тороплю, не донимаю, хотя костюмы каждый день позарез нужны, мы же убытки реальные несем: пропустили два крупных фестиваля, вынуждены отказываться от заявок на показательные выступления, приостановили съемки фильма. И тут до меня доходит оперативная информация (есть у меня дурацкая привычка ее собирать), что этот злодей Костик хвастает налево и направо, что уголовное дело в отношении его прекращают. Звоню в Кировский: "Как же так?". Мне отвечают, что сроки следствия истекли, а допросить меня как потерпевшего не успели — не смогли найти. Милиция не может найти человека, про которого раз в неделю что-нибудь в газетах печатают и который с той же периодичностью на телевидении мелькает в одной из программ! К тому же в уголовном деле указаны четыре моих контактных телефона. Получается, что следователь в уголовное дело даже не заглядывала.
А у Дмитрия Сабельникова так и вовсе фантастическое объяснение столь фатального невезения милицейского следователя в поисках потерпевшего:
— Мне сам Костя говорил, что после допроса следователь попросила его (подозреваемого!) найти Александра Владимировича и передать ему, чтобы тот явился для дачи показаний...

Метки:
baikalpress_id:  20 962