Ядерные испытания в Усть-Ордынском округе оставили след на века

После подземного ядерного взрыва смертность в Горхоне и Борохале возросла в 3—5 раз

Поселок Борохал Осинского района. Домов тридцать. Молодежи практически нет. В начальной школе обучается четверо детей. Народ живет натуральным хозяйством, и тарелки спутниковой связи, венчающие крыши некоторых домов, свидетельствуют о том, что хозяйство это ведется совсем неплохо. На приезжих местные смотрят с опаской — знают, что поселок вызывает интерес только в связи с подземным ядерным взрывом, который был произведен в семи километрах от Борохала 31 июля 1982 года.

Сначала борохальцы были рады вниманию — думали, что ученые проведут исследования и люди получат компенсации за ущерб, нанесенный здоровью. Но потом народ кто-то запугал. Жителям поселка сказали, что если они получат компенсации, то не смогут сдавать мясо, т. к. местность назовут радиоактивной зоной. Ученые развенчивают этот миф: согласно исследованиям, сельхозпродукция и лесные дары не несут в себе опасности. Пострадали именно люди, которые получили серьезную долю облучения в первую неделю после взрыва.
В Борохале рождаются голые поросята
Старожилы поселка помнят, как рано утром 31 июля 1982 года всех борохальцев оповестили, что будет взрыв, нужно выйти из домов и собраться в центре деревни на волейбольной площадке.
Народ живо интересовался, что за взрыв да для чего. И людям объяснили, что это для геологических и геодезических работ. Военные произвели взрыв, земля пошла волнами, в реке вода будто закипела, потом пожелтел лес... Но борохальцы тогда еще не знали, что взрыв был ядерный.
Макар Халматов, житель поселка, рассказал, что в доме его отца после взрыва потрескалась печь. Ущерб сразу возместили. А потом все забыли про Борохал. И вспомнили, только когда ученые с медиками забили тревогу.
— Несколько экспедиций сюда приезжало, — рассказывает Макар Халматов. — Возле места взрыва какие-то пробы брали, у людей волосы стригли на анализы, зубы вырывали, у кого больные... Результаты нам не говорят. Но мы и сами все знаем — последствия видны. Практически все щитовидкой страдают, до 60 лет мало кто доживает. Со скотиной тоже проблемы есть — поросята, бывает, голыми рождаются и сразу подыхают.
Поселян беспокоит то, что им приходится пить воду из реки Обусы, ловить там рыбу, а также собирать в лесу ягоды и грибы.
— Когда военные готовились к взрыву, территория была оцеплена и ягодники натыкались на натянутые провода, — вспоминают жители Борохала. — Скотникам же выдавали специальные пропуска, чтобы они могли пасти коров. Сейчас мы не знаем, что за воду пьем и чем питаемся, — все же на скотине живем. Некоторые, правда, на лесоделянах работают, а что с этим лесом стало, тоже нам неизвестно.
По словам Всеволода Медведева, директора НТП Сосновгеос, кандидата геолого-минералогических наук, современная обстановка в районе Борохала и соседнего Горхона вполне безопасна. Мясо, молоко, овощи с огородов, грибы, ягоды являются экологически чистыми. В последние годы стронций-90 начал поступать в подземные воды, но его концентрации ниже предельно допустимых. Тем не менее его поступление уже говорит о том, что взрывная камера разрушается.
"Рифт-3" — взрыв в мирных целях?
"Рифт-3" — скважина подземного ядерного взрыва. На месте небольшой столбик с табличкой, на которой уже с трудом читается надпись: "Опасная зона". Рядом стоит ржавое судно. Его использовали как емкость для воды, необходимой для бурения скважины.
Мимо полигона постоянно снуют лесовозы. Специалисты полагают, что ездить близ места взрыва можно и скот пасти не опасно. А вот копать и бурить не следует.
В 1982 году военные пробурили здесь скважину на глубину 860 метров и взорвали ядерное оружие мощностью около десяти килотонн — это половина хиросимской бомбы. В Иркутске, в 150 километрах от места взрыва, тогда наблюдалось землетрясение силой 3 балла.
Дело в том, что после 1962 года был введен мораторий на взрывы в атмосфере, но ядерные испытания вообще прекращать никто не собирался. До середины 80-х на территории СССР было произведено 124 подземных взрыва, в том числе два в Иркутской области.
Помимо "Рифта-3" был еще "Метеорит-4". 10 сентября 1977 года в Усть-Кутском районе, близ Марковского нефтяного месторождения, было взорвано ядерное оружие мощностью 7,6 килотонны. Так как эти испытания проводились в безлюдной местности, про них давно все забыли.
Место же проведения взрыва "Рифт-3" было выбрано неудачно. Во-первых, люди. Во-вторых, геологические разломы. По словам Всеволода Медведева, взрыв был произведен в толще сильно обводненных карбонатных пород, что не гарантирует надежного остеклования взрывной камеры.
То есть подземный взрыв должен оплавить породу в стенках взрывной камеры так, чтобы образовался непроницаемый могильник. В данном случае этого, видимо, не произошло, потому что стронций-90 стал проникать в подземные воды.
Кроме того, взрыв сопровождался истечением на поверхность радиоактивных инертных газов. Военные отрицают значимость произошедшего и заявляют, что это была штатная ситуация. Однако, по свидетельствам жителей поселка, сразу после взрыва военные покинули местность, даже не забрав личные вещи. Значит, опасность была.
По словам Медведева, ситуация считается штатной, если количество просочившихся в атмосферу радиоактивных инертных газов не превышает 1 000 000 кюри, но это огромное количество радионуклидов. И так как эти газы в два-три раза тяжелее воздуха, то радиоактивное облако могло покрыть близлежайшие поселки. Периоды полураспада радиоактивных изотопов ксенона и криптона составляют от 3—9 часов до пяти суток. Таким образом, за этот период люди в Горхоне, Борохале и Обусе могли получить значительные дозы облучения.
Факт истечения инертных газов подтверждают исследования ученых Томского политехнического университета. Данные этих исследований были представлены на международной конференции, и работа получила премию межведомственного комитета при президиуме СО РАН и Минатоме РФ.
Сотрудники университета изучили срезы сосен, отобранных в одном и трех километрах от места проведения взрыва "Рифт-3". Радиография среза годового кольца 1982 года — года проведения взрыва — показала максимум накопления радиоактивных элементов: фон, существовавший в 1949—1963 годах? был превышен в 2,5 раза.
Зубы местных жителей свидетельствует о значительных дозах облучения
Администрация Усть-Ордынского автономного округа не могла не обратить внимания на резкое ухудшение здоровья населения. По данным медицинской статистики за 1986—1995 годы, показатели общей, младенческой и материнской смертности, онкологической заболеваемости и врожденных аномалий по районам округа, пострадавшим от радиоактивных загрязнений, соответствовали критериям зон чрезвычайной экологической ситуации и экологического бедствия.
В 1996 году теперь уже бывший депутат Госдумы Сергей Босхолов делал депутатский запрос премьеру Черномырдину, в котором писал о необходимости формирования федеральной программы по развитию здравоохранения УОБАО, так как показатель смертности трудоспособного населения от запущенных форм злокачественных образований и показатель младенческой смертности превысил средние данные по России в 1,5—2 раза. А показатель материнской смертности — в 6 раз. Средняя же продолжительность жизни по округу составила 55 лет.
Потом администрация округа обратилась к председателю президиума СО РАН Добрецову с просьбой включить УОБАО в состав интегральной программы "Семипалатинский полигон — Алтай" и исследовать округ как на наличие семипалатинского следа, так и на последствия подземного ядерного взрыва "Рифт-3".
Комплексные исследования влияния "Рифта-3" на здоровье населения Осинского района были проведены в 2003—2004 годах. В них приняли участие Институт цитологии и генетики и Институт геологии, геофизики и минералогии из Новосибирска, НИИ педиатрии и репродукции человека из Иркутска, Институт медицины труда и экологии человека из Ангарска, научно-техническое предприятие Сосновгеос (Иркутск), НИИ физиологии из Алтайского края и другие.
Все материалы исследований были представлены на 11-й международной конференции, которая прошла осенью 2004 года в Томске под названием "Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека".
Результаты исследований неокончательны. Чтобы завершить работу, необходимо провести еще ряд экспедиций.
Как рассказала "СМ Номер один" Людмила Осипова, кандидат биологических наук, зав. лабораторией молекулярной и эволюционной генетики человека Института цитологии и генетики, в крови жителей Борохала, Горхона и Обусы были обнаружены маркеры радиационного повреждения, причем эти повреждения свидетельствуют не только о воздействии "Рифта-3", было что-то еще. Возможно, это и семипалатинский след, а возможно, и новоземельский...
По словам Осиповой, распутать теперь весь клубок генетических изменений сложно. Кто-то мигрировал из Борохала и Горхона в Иркутск и другие города и поселки, кто-то умер.
Тем не менее примерно у 20—40% от всех обследованных лиц в хромосомном анализе периферической крови были обнаружены следы радиации.
В Горхоне также было отобрано 25 проб мочи, и в четырех пробах специалисты обнаружили цезий-137. Хоть содержание цезия в моче и невелико, само его присутствие уже говорит о циркуляции радионуклида в пищевых цепях человека.
Кроме того, в лабораторном центре Красноярского края были исследованы зубы десяти человек, жителей Горхона и Борохала. При этом было выявлено, что величина дозы облучения колеблется и в среднем составляет 70 сантизивертов.
А Ангарский институт медицины труда, работая над этой темой, выявил резкий скачок смертности населения в Борохале и Горхоне: сразу после взрыва смертность возросла в 3—5 раз.
В Борохале родилась девочка без глаза
Жители Борохала об аномалиях предпочитают молчать — в деревне все родственники, отношения портить им ни к чему.
— Разное у нас тут бывает, — замечает учительница Ирина Ахтанова. — Я не стану ничего про девочку говорить. Бабушка ее будет ругаться.
В Осинской центральной районной больнице тоже не считают, что во всех бедах, постигших в последние годы Горхон и Борохал, нужно винить ядерный взрыв.
— Нет научных обоснований связи радиационного воздействия с заболеваемостью и врожденными аномалиями, — говорит главный врач Галина Перанова. — Свою роль в этом играют и низкое качество питьевой воды, и низкий социальный уровень населения. Врожденные аномалии, безусловно, имеют место, но вы посмотрите, как люди живут, какого качества спиртные напитки они употребляют...
Однако сотрудники Научного центра медицинской экологии ВСНЦ СО РАМН, обследовав детей, проживающих в Борохале, Горхоне, Обусе и Осе, выявили чрезвычайно высокий уровень заболеваемости и большое число врожденных аномалий.
Как рассказала Анна Черкашина, старший научный сотрудник лаборатории эпидемиологии детских неинфекционных заболеваний Центра медицинской экологии, врожденные аномалии в Горхоне и Борохале превышают таковые в Осе и Обусе более чем в два раза.
В Борохале 14 лет назад родилась девочка без глаза. Также там проживает мальчик, у которого был выявлен туберкулез костей голени. В этом году в Борохале родился ребенок с синдромом Дауна. Когда мать этого малыша была маленькой, она вместе с отцом пасла лошадей неподалеку от места взрыва.
Кроме того, в этих поселках отмечена высокая распространенность заболеваний эндокринной системы. Начиная с 1990 года резко возросли злокачественные опухоли щитовидной железы. А рак щитовидной железы у детей, по критериям ВОЗ, считается достоверно связанным с воздействием радиации.
Эндокринная патология среди подростков Горхона и Борохала встречается в полтора раза чаще, чем в Осе и Обусе. Причем она регистрируется в основном у девочек.
В настоящее время в Осинском районе на диспансерном учете находится 20 детей — инвалидов детства. Среди врожденных пороков — заячья губа и волчья пасть, отсутствие кисти, аномалии развития ушных раковин.
Специалисты-медики пришли к выводу, что такая неблагоприятная картина может быть связана с долгосрочным влиянием малых доз радиации (цезий-137, плутоний и стронций-90 в почве).
Стронций-90 представляет собой особую опасность, так как встраивается в костную ткань. У детей из Горхона и Борохала были выявлены патологии опорно-двигательного аппарата и заболевания костно-мышечной системы.
Врачи отмечают, что состояние здоровья детей в Осинском районе, в особенности в поселках Горхон и Борохал, неадекватно известной экологической нагрузке. Очень уж высоки патологии эндокринной системы, щитовидной железы, распространены заболевания крови и кроветворных органов. Это говорит о значительном влиянии радиационного фактора, и этот фактор будет действовать еще не один десяток лет, поражая все новые и новые поколения.
Пока генетики не могут сказать, к каким мутациям в конечном итоге приведет воздействие радиации. Результаты эксперимента над жителями Горхона и Борохала станут известны через много лет.

Метки:
baikalpress_id:  2 538