Милиция заставила иркутянку оговорить свою сестру

Девушка, занимавшаяся проституцией на улице Безбокова, взята под защиту кризисного центра

Утром 5 марта в Иркутский кризисный центр для женщин позвонила юная девушка. Она сквозь слезы сказала, что ее зовут Ира и что накануне ее прямо с улицы забрали в отделение милиции, продержали ночь и угрозами и побоями заставляли признаться в несовершенных преступлениях. Под давлением она оговорила себя, свою сестру и ее друга и теперь не знает, что делать, — ей приказали прийти в эту же пятницу вечером "уточнить детали". К счастью, эта история очень заинтересовала психологов центра, поэтому вместо милиции Ира попала под защиту кризисного центра и районной прокуратуры.
Столь массированная поддержка пострадавшей только на первый взгляд кажется излишней. Ира работает уличной проституткой, и уже по этому определению существо она бесправное и от всех зависимое, всеми презираемое и не достойное ни доверия, ни защиты. 24-летняя девушка пошла работать на дорогу, оставшись без родителей с двумя младшими сестрами на руках...

Неудачная попытка позвонить
В первый день весны Ира не работала. Но, по иронии судьбы, попалась именно на месте работы — на улице Безбокова. Получилось глупо: на остановке "Мухиной" в ближайшем к ее дому павильоне не работал телефон-автомат, и девушке пришлось идти до "Управления ГЭС". А дошла буквально до первого поворота.
За спиной раздался скрип тормозов, Ира обернулась и увидела хорошо знакомый милицейский уазик. Начало не предвещало беды. На стандартный запрос "Как дела?" Ира пролепетала, что сегодня не работает, идет мимо. Члены экипажа понятливо покивали головами, и вдруг один из пэпээсников сказал: "Ну загружайся, подруга, поехали". Ее грубо запихнули в машину и повезли. "Попала по полной программе", — поняла Ира, глядя на дорогу...
Синюшинское ГОМ-2 среди девочек пользовалось дурной славой. Попавших туда девочек били, издевались по поводу и без, склоняли к доносительству. Этими невеселыми воспоминаниями Ира терзалась, стоя в коридоре дежурки, где ее забыл экипаж ППС.
Ночь на пожарном ящике в подвале
Часа через два пришел "начальник приемной" — Ира так назвала его, потому что на его кабинете висела табличка "Приемная". Начальник приемной был в штатском. Переговорив с дежурным, он увел Иру к себе в приемную, вольготно расселся за столом и спросил:
— Знаешь, сколько стоит твоя свобода?
— Нет, — тихо пробормотала Ира.
Начальник приемной стал выспрашивать, о каких эпизодах преступлений ей известно, что рассказывают ее криминогенные клиенты и друзья.
— Я не знаю!
— Ты проститутка — ты должна знать!!!
Затем к начальнику приемной присоединился еще один "какой-то нерусский" в штатском. Вдвоем они несколько часов запугивали девушку, время от времени подкрепляя угрозы ударами ладоней по голове и пинками тыльной стороной стопы по щиколоткам. Потом, судя по всему, у них закончился рабочий день. Иру вернули туда, откуда взяли, — в коридорчик около дежурки. Начальник приемной приказал дежурному выдать Ире несколько листов бумаги и ручку, а уходя сказал: "До утра должна вспомнить двадцать восемь эпизодов совершенных преступлений. К утру не вспомнишь — до следующего вечера не доживешь".
Дежурный отвел Иру в подвал, посадил на пожарный ящик перед входом в элеваторный узел и оставил вспоминать ее "криминальное прошлое"...
Долгий путь на дорогу
Ира родилась на Синюшиной Горе, и уже с 13 лет начала бродяжить и состояла на учете в ИДН того же самого отделения милиции, в котором просидела долгую ночь с 1 на 2 марта 2005 года. Причина простая: папа с мамой часто и много пили, а мама в таком состоянии хваталась за нож и все хотела отомстить отцу за свою несложившуюся жизнь. Закончилось это тем, что однажды, девять лет назад, папа с мамой пошли гулять, а вернулась мама одна. Сказала, что с папой поссорились и разминулись, а на следующий день его нашли в лесополосе с колотой раной сердца. Через неделю, не приходя в сознание, папа умер в областной больнице.
Замуж Ира вышла в пятнадцать лет — за соседа-каменщика, который был вдвое старше ее. Она прожила с ним три с половиной года, потом вернулась к маме. Мама к тому времени пила без продыху и просыпу. Нужно было платить за квартиру — уже угрожали выселением. Сестры Алеся и Аня, чтобы прожить и прокормить себя, бросили учебу в шестом классе и пошли работать кондукторами. Вскоре 14-летняя Олеся забеременела от водителя, у которого ездила кондуктором, родила мальчика и сейчас они живут вместе. У Ани тоже появился какой-то друг.
А Ира в конце ноября 2001 года встала на обочине улицы Безбокова. Устроиться на работу она не могла — документы сгорели при пожаре в квартире. А мама вскоре просто пропала без вести — ушла из дома и не вернулась...
Ира просидела на ящике часов до девяти утра, пока не пришел на работу начальник приемной. Она сделала глупость: не зная, как выпутаться из этой ситуации, написала первое, что пришло в голову, — будто сестра Аня занимается проституцией, а ее друг торгует спиртом и иногда в качестве оплаты ему приносят шапки и другие вещи, возможно краденые. Правдой это было серединка на половинку. Только после этого ее отпустили, приказав прийти через день, в пятницу, 4 марта, — "поговорим, что ты тут написала". А к Ане выслали наряд милиции.
С Аней обошлись еще более жестко. Она рассказывала, что в отделении ее избивали вешалкой по почкам, заставляя признаваться в несовершенных преступлениях. Выпустили ее только после того, как она смогла тайком позвонить на сотовый своему другу и он приехал в отделение со своим знакомым адвокатом.
Делом заинтересовалась прокуратура
Сейчас Ира не работает на дороге, она всего боится: скрипа тормозов за спиной, людей в форме, резких звуков, боится даже находиться одна. В кризисный центр она обратилась за помощью психолога. К счастью, кроме психологической помощи в кризисном центре ей предложили помощь в восстановлении документов, чего она боится просто панически, потому что за справками нужно идти... опять в то же самое отделение милиции.
Можно было бы, конечно, просто не обратить на эту историю внимания: ну подумаешь, настучали по башке какой-то там проститутке — пусть зарабатывает деньги честным путем. Однако, увлекшись построением так называемых демократического общества и правового государства, мы как-то не заметили, что милиция перестала защищать и охранять, а превратилась в карательный орган из трех букв — МВД. А один умный человек очень точно сказал: "Я ничего не имею против милиции. Я ее просто боюсь". Что уж тут защищать какую-то проститутку — самому бы по почкам дубиной не получить (чтобы смотрел вежливо и уважал больше).
Как нам стало известно, делом Иры заинтересовалась прокуратура. Заместитель прокурора Свердловского района Лариса Алексеева сказала, что дело держится на контроле, о результатах расследования говорить еще рано, но меры прокурорского надзора будут приняты.
— Я считаю, что в этом деле нужно выносить представление: сообщить о выявленных фактах непосредственному начальству виновных и требовать применения дисциплинарных мер. И мы проследим, чтобы виновные были наказаны, — пообещала Лариса Робертовна.
Наша газета также будет следить за развитием и, мы надеемся, благополучным окончанием этой истории.

Метки:
baikalpress_id:  20 954