Тревожная ностальгия по батюшке-царю

Догадайтесь, какие новости на прошлой неделе были самыми популярными? Загадочная смерть бывшего главного силовика Украины Юрия Кравченко — раз. Информация Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ) о популярности Иосифа Сталина — два.

По Кравченко все понятно — скандалец на Украине назревает нешуточный. А вот причины, по которым итоги очередного опроса ВЦИОМа оказались столь востребованными интернет-редакциями и электронными СМИ, кажутся малообъяснимыми. Но это лишь на первый взгляд, уверяю вас.
Итак, о чем говорят итоги опроса?
1. Половина опрошенных позитивно оценивают роль Сталина в жизни государства.
2. Увеличилась доля тех, кто видит его безусловно позитивную роль (с 16% до 20%), и сократилась доля тех, кто менее уверен в своих положительных оценках (с 35% до 30%).
3. 42% россиян ждут лидера, похожего на Сталина.
И хотя 42% — это все-таки чуть-чуть меньше половины, итоги опроса были интерпретированы именно таким образом: в России ждут второго Сталина.
О ностальгии по сталинским годам писали и раньше, но всегда применительно к пожилым людям — бывшим сотрудникам НКВД, СМЕРШа и ярым коммунистам закалки 30—40-х годов. Казалось бы, популярность товарища Джугашвили должна падать с каждым годом — ан-нет, на пятом году третьего тысячелетия нам выдают совсем другие цифры и исходя их них делают выводы: соскучились в России по этакой сильной руке, которая наведет в стране порядок.
Недавно в одной статье, переведенной, если не ошибаюсь, с какого-то иностранного издания, встретил такие сведения: за последние несколько лет в России вышло более ста книг, прославляющих Сталина. В одной из них журналистка из Петербурга пишет: "Страна, лишенная высоких идеалов, сгнила до основания всего за несколько десятилетий. После осуждения Сталина в 1956 году наша жизнь становится все бесполезнее и грязнее".
В связи с этим хочется вспомнить вот что. Не далее как в минувшей передовой статье я уже касался темы: неосторожные высказывания представителей питерской элиты как зеркало тайных желаний кремлевской администрации. Не прошло и недели, а жизнь преподносит нам новые доказательства этого тезиса.
Совершенно очевидно, что Кремль готовит россиян к приходу сильной руки, похожей на Сталина. Кто будет воплощением этой руки, гадать не приходится.
Надо сказать, кремлевские политические повара идут к возвращению крепкой руки осторожно, не торопясь, со стороны наблюдая за реакцией народа. Сначала реанимировали гимн Александрова — Михалкова. Кто-то из демократов слабо пискнул: нельзя, мол, возвращать гимн тоталитаризма. Пискнул — и замолк. Никто не поддержал демократа.
Посадили Ходорковского. Узкий круг лиц, приближенных к ЮКОСу и СПС, выразили протест, а народ вроде как даже обрадовался. Туда его, хапугу и ворюгу, на нары.
Под соусом борьбы с терроризмом Кремль аккуратненько затянул еще одну гаечку — отменил всенародные выборы губернаторов. И опять народ безмолвствует, а паркетные телеканалы потчуют страну раболепными интервью самих губернаторов: правильно, мол, нас, когда-то избранных народом, теперь будут снимать и назначать политтехнологи, работающие в кремлевской администрации...
В общем, складывается чувство, что зря Кремль готовит россиян к приходу крепкой руки (или, как говорят демократы, возвращению неосталинизма или неоандроповщины). Не надо готовить — уже готовы. Помните крылатую фразу дедушки Ельцина "Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить"? Объелись, обпились россияне демократией — аж плохо стало.
Все чаще в России вспоминают года, когда все решалось где-то там, наверху, и вниз спускались уже готовые руководства к действию. Все больше руководителей снимают со стенок репродукции импрессионистов, купленные в "годы суверенитета" и вешают на освободившийся гвоздик портрет президента. Кто их заставляет это делать? Никто. Лишь тягучий и тревожный голос предков требует почтения и повиновения батюшке царю. Нет исторического опыта у России жить в свободном обществе — оно давит и гнетет, придает ощущение дискомфорта и пугающей пустоты...
Действительно, стоило ли ставить демократические эксперименты над страной, где героями считаются тираны-самодуры Петр Первый и Иван Грозный? Вон в Туркмении после распада СССР тоже была демократия, но только несколько недель. На большее туркменов не хватило. "Товарищ Ниязов, отец родной, приходи нами править", — заголосили они. И бывший первый секретарь компартии Туркменистана стал Великим Туркменбаши.
Россия продержалась почти два десятилетия. Больше, похоже, не получается. Но и это достижение. Хрущевской оттепели хватило только на пятилетку.

Загрузка...