Александр Радищев и мореходы Тихого океана

Александр Николаевич Радищев — первый русский революционер. За публикацию крамольной книги "Путешествие из Петербурга в Москву" императрица Екатерина II отправила его в сибирскую ссылку. Из Иркутска через Качуг, Жигалово, Усть-Кут он был направлен в Илимск, куда прибыл 4 января 1792 года. В Илимске Радищев пробыл пять лет. За это время он дважды побывал в Иркутске. Ему принадлежит большая заслуга в изучении географии, геологии и ботаники приангарских и илимских земель. Он один из первых высказал мнение о промышленном значении Коршуновского месторождения железной руды, где теперь стоит город Железногорск-Илимский и крупнейший в стране горно-обогатительный комбинат.

К японским берегам
Проницательный взор Радищева-мыслителя уже в ту пору видел большое будущее Ангары и Сибири. Ему принадлежат вещие строки: "Как богата Сибирь своими природными данными. Какой мощный край! Как только она будет заселена (вот только кем? — Прим. ред.), ей предстоит сыграть великую роль в летописях мира".
22 марта 1797 года Александр Радищев, возвращаясь из ссылки в глухой Илимск, остановился в Таре. В этот же день в Тару со стороны Тобольска приехал еще один путник и задержался кормить лошадей. Узнав о том, что разделяет отдых с великим изгнанником, незнакомец пошел в дом, где остановился Радищев. Это было довольно смелым поступком со стороны поручика Василия Ловцова. Из разговора с ним Радищев узнал, что Ловцов едет в Иркутск, возвращаясь из Санкт-Петербурга. Подробности встречи до нас не дошли. Мы можем только строить догадки о значении этого знаменательного визита тихоокеанского морехода на тарский постоялый двор.
Перенесемся в Охотск 1792 года. Василий Федорович Ловцов получил приказ из Иркутска принять командование над кораблем "Святая Екатерина". Корабль с 40 матросами и первым русским посольством в Японию должен был отправиться к острову Матсамаю и там сдать японским властям трех японских моряков, когда-то занесенных штормом в русские владения. Главная цель похода заключалась в установлении торговых связей с Японией.
Инициаторами всего предприятия были Григорий Шелихов, устроитель Русской Америки, и глава торговой компании на Тихом океане и приятель Шелихова натуралист Эрик Лаксман. Возглавлял посольство сын Лаксамана, Адам, чиновник из Гижигинска. Корабль прибыл в Японию и бросил якорь в гавани Немуро, где русские расположились на зимовку.
На следующий год Ловцов и Лаксман пошли на корабле вдоль берегов острова Митсмая до города Хакодате. Оттуда они проехали в Матсмай к японскому губернатору для переговоров о разрешении русским торговым кораблям посещать порт Нагасаки. Такой открытый лист после долгих переговоров японцы и выдали на имя Лаксмана и Ловцова. Радищеву Ловцов мог показать если не подлинник, то перевод этого свидетельства.
"Васиреи Оромусау" — так звали Ловцова японцы — 8 сентября 1793 года возвратился в Охотск вместе со всем составом посольства. Из Японии были вывезены научные коллекции, гербарии, морские карты. Екатерина II не оценила всей важности итогов похода на Матсмай и ограничилась лишь награждением участников экспедиции. Шелихов был обойден, хотя он давно уже ратовал за установление торговых связей с Японией и осваивал Курильские острова. Но, преодолевая косность чиновников и царедворцев, играя и на честолюбии царицы, Лаксман и Шелихов добились разрешения на второй поход в Японию. Причем Лаксману поручалась научная, а Шелихову — торговая часть экспедиции.
Но в июле 1795 года Григорий Шелихов умер. Скоропостижная смерть постигла и Эрика Лаксмана: он скончался в январе 1796 года на дороге, в 119 верстах от Тобольска.
Замыслы Колумба российского
Все эти новости Радищев узнал от Ловцова в Таре. Теперь уместно вспомнить о литературно-научных занятиях Александра Радищева в Илимске. Известно, что он наряду с историческими работами занимался и исследованием торговли с Китаем в Кяхте и вообще торговли русских со странами Востока.
В 1791 году в Иркутске Радищев, когда ехал в Илимск, встретился с самим "Колумбом российским" (Григорием Шелиховым. — Прим. ред.). В тот год Эрик Лаксман выехал в Петербург вместе с японцами, которых потом отправили на "Святой Екатерине" в Японию. По всей вероятности, Радищев узнал от Шелихова о плане первого похода русских к японским берегам. Об этом свидетельствует тот факт, что о встрече с Шелиховым Радищев писал 14 ноября 1791 года — спустя два месяца после того, как иркутский губернатор Пиль получил указ об организации экспедиции Лаксмана.
Другим важным известием, которое мог получить в 1791 году Радищев от Шелихова, было сведение о том, что за год до их встречи (1790 г.) в Кяхте снова возобновилась торговля с китайцами. Шелихов, видимо, поделился с изгнанником своими заветными планами о Кантоне. Во всяком случае, встреча с Шелиховым была для Радищева весьма интересной.
В письме об этой встрече Радищев отмечает Шелихова не только как предприимчивого человека, но и как автора книги о своих приключения в Русской Америке.
Великий революционер был сыном своего века. Радищев проявил огромный интерес к стремлениям передовых людей типа Шелихова, старавшихся расширить связи России со странами Востока и Тихого океана.
Таков был смысл встречи двух людей, Александра Радищева и поручика Василия Ловцова, в маленьком, занесенном сибирским снегом городке 22 марта 1797 года.

Загрузка...