Ребенок родился инвалидом по вине врачей

Надежды на выздоровление мальчика перечеркивает безразличие чиновников

Сын Надежды Коханович из Бирюсинска — единственный ребенок в Тайшетском районе, кому поставлен диагноз "синдром ДЦП, двусторонняя гидроцефалия мозга". В свое время врачи районной больницы пренебрегли предписанием о госпитализации будущей мамы в областной перинатальный центр, а для проведения заурядной процедуры по родовспоможению им не хватило профессионализма. Врачам предъявлено обвинение в халатности, но здоровье ребенку в полной мере уже не вернешь.

В 2002 году Надежда Коханович обследовалась в областном центре планирования семьи. Она была счастлива — носила второго ребенка от второго, удачного, как ей казалось, брака. В перинатальном центре ей сказали, что ребенок абсолютно здоров, и написали направление на кесарево сечение, добавив, что будут делать его сами.
— Врачей беспокоили большой разрыв между родами (старшему сыну на тот момент было уже 10 лет) и мой возраст, — говорит Надежда Коханович. — Считается, что сейчас нормально рожать в 14, а не в 30 лет. Операцию назначили на 4 января 2003 года.
Но мальчик попросился на свет неделей раньше. С болями в животе Надежду госпитализировали в роддом Тайшетской ЦРБ:
— Гинеколог сказал мне: "Чего ехать в Иркутск, кесарить мы и сами умеем". Я ему доверилась. В первом часу ночи мне поставили промедол, чтобы унялась боль в животе (видимо, не хотели возиться со мной ночью), а утром повезли на кесарево сечение. Когда очнулась от наркоза, увидела, что живот на месте. Уже заступил другой доктор, он сказал: "Мы вас вскрыли, посмотрели, плод маленький, поэтому рожать будете сами". Меня обмотали простыней, чтобы при схватках не разошлись швы, и стали готовить к родам...
Заурядная, в принципе, процедура была выполнена настолько неуклюже, что у Надежды начался перитонит. В срочном порядке ее стали готовить к повторному кесареву сечению. После операции роженицу отправили в областную больницу (врачи боролись за ее жизнь пять часов). В областной центр должны были отправить и ребенка, у которого наблюдалась гипоксия головного мозга, и сопутствующие диагнозы — ведь только в Иркутске есть оборудование для интенсивной терапии новорожденных, но почему-то его оставили в районе. Более того, на пятые сутки малыша перевели в детское отделение Бирюсинской больницы. Там его обложили грелками и поставили катетер для искусственного вскармливания — другого оборудования в больнице не оказалось.
Страшный диагноз
Первый раз Надежда увидела сына только через две недели:
— Не сразу, конечно, но все-таки я стала замечать, что ребенок развивается неправильно: не держит голову, синеет, когда плачет. Сначала пошла к нашим педиатрам, а те направили меня в областную детскую клиническую больницу. Там нам и поставили страшный диагноз...
У семимесячного ребенка наблюдались синдром ДЦП, задержка психического развития. Как объяснили Надежде, это произошло из-за полученной им еще в утробе большой дозы наркотиков (на протяжении двух суток, пока мама находилась в Тайшетском роддоме, ей ставили промедол) и кислородного голодания. Компьютерная томография показала внутреннюю и наружную гидроцефалию мозга, то есть водянку, атрофию зрительных нервных окончаний, атрофию коры головного мозга...
Врачи строго-настрого наказали: ребенка нельзя увозить из Иркутска. В любой момент может понадобиться срочная реанимация. Надежде Коханович пришлось обивать пороги чиновников, чтобы ей выделили хотя бы временно квартиру или комнату в Иркутске. Бесполезно.
По совету врачей, она поехала в Красноярск на прием к профессору Народовой:
— В Красноярске мне сказали, что операция на мозг возможна, но, так как мы из другого региона, провести ее бесплатно не могут. Запросили восемьдесят тысяч рублей. У меня таких денег нет, из Ташетского ГОВД, где я работала оперуполномоченным уголовного розыска, меня уволили (сейчас через суд пытаюсь восстановиться в должности). Муж не выдержал всего этого и ушел. Пришлось обращаться к нашим чиновникам. Мэр района Анатолий Зелезинский помог только разместить в местной газете объявление с просьбой о перечислении денег (ни рубля мы так и не получили), а мэр города Михаил Шрайнер посоветовал взять ссуду в банке. Под какой залог я ее получу? Квартиру в Бирюсинске я продала всего за восемнадцать тысяч, и то все деньги проездила.
Испытание монетизацией
И все-таки надежда у матери теплится. В Новосибирском институте ортопедии и травматологии малыша осмотрел профессор Глухов.
— Доктор сказал мне, что иногда водянка компенсируется, то есть перестает расти, при медикаментозном лечении. Он выписал длинный список лекарств. Рекомендовал лечение в реабилитационных центрах: на местном — "Синеглазке" или на курорте "Русь" в Усть-Илимске. Я созванивалась с усть-илимскими врачами, они сказали, что, конечно же, возьмут нас, если нам дадут путевку. Раньше их выписывали в соцзащите, теперь в соцстрахе. Знаете, что мне ответили, когда я туда обратилась? "Соберите все бумаги, мы поставим вас на очередь". Какая очередь?!! Мозг у ребенка формируется до трех-пяти лет, только в этом возрасте есть шансы, что пораженные участки заменятся новыми!
А в январе 2005 года Надежду Коханович ждало новое испытание — монетизация льгот.
— По рецепту профессора Глухова мы бесплатно получали дорогие лекарства. В общей сложности 18 названий, в декабре все прокололи и выпили. Не скажу, чтобы сильно явно, но положительная динамика наметилась. Но сейчас участковый педиатр отказывается выписывать эти лекарства, говорит, что их нет в перечне льготных препаратов. Он показывал мне этот список, никаких печатей на нем нет, уж не сам ли его выдумал? Между тем я дозвонилась на горячую линию, которую проводил Минздрав, и мне конкретно сказали, что все необходимые лекарства маленькому ребенку, тем более инвалиду, полагаются бесплатно. Об этом якобы всех врачей предупреждали заранее, но наш педиатр ничего слышать не хочет, предлагает заменить дорогие препараты дешевыми.
Только под угрозой заявления в прокуратуру Надежда Коханович все-таки добилась того, чтобы ей выписали бесплатный рецепт на лекарства. Но проблему нельзя назвать решенной — ей сказали, что препараты дают в виде исключения и только на январь. Мать больного ребенка подсчитала, что в дальнейшем она должна будет тратить на лекарства около шести тысяч рублей в месяц. Такие зарплаты в Тайшетском районе редкость, чего уж тут говорить о пенсии по инвалидности:
— Получаю я в среднем 1450 рублей, после монетизации добавили 500 рублей, при том что все льготы отменили. На лекарства мэр Шрайнер всем льготникам выделил по 300 рублей, а ведь только один жизненно важный препарат кортексин стоит почти тысячу. Областные чиновники меня не слышат, отправляют разбираться на месте...
Но сдаваться Надежда Сергеевна не собирается, она написала обращение на имя депутата Госдумы Николая Курьяновича, чтобы в решение ее проблемы вмешался федеральный центр. Вполне уместно, на наш взгляд, вмешательство в эту историю и следственных органов. Прокурор области Анатолий Мерзляков, например, заявил на недавней коллегии, что нарушения законодательства, связанные с заменой натуральных льгот отдельным категориям граждан денежными компенсациями, будут караться по всей строгости. Не тот ли это самый случай? Что же касается дела врачей, возбужденного по факту причинения тяжкого вреда здоровью, совершенного вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, то до суда еще не близко.
— Дело возбудила Тайшетская прокуратура, — говорит Надежда Коханович, — но расследует его почему-то милиция. Хотя статья тяжкая. Но мне сейчас не до судов, ребенку жизнь спасать нужно.
Сейчас мальчику два года. Он не ходит, не разговаривает, не держит голову, не может даже самостоятельно перевернуться в кроватке. Но его нельзя назвать отсталым в полном смысле этого слова. Эмоционально малыш очень развит, он и его мама научились понимать друг друга. Наперекор судьбе Надежда назвала сына Виктором. Он должен победить болезнь. Неужели никто ему в этом не поможет?
P.S. На днях нам стало известно, что на депутатский запрос лидера регионального отделения ЛДПР Николая Курьяновича Минздрав РФ отреагировал письмом в областной комитет здравоохранения. В нем говорится, что Надежда Коханович имеет право бесплатно получать один из жизненно важных препаратов для сына.

Загрузка...