Священник из села Онот готов к мученической смерти

Отец Пантелеймон убежден, что в ИНН и номерах на билетах общественного транспорта зашифровано число дьявола, а в новые паспорта вшиты микрочипы, оказывающие психотропное действие...

В конце лета 2001 года в Оноте, одной из самых отдаленных деревень Черемховского района, появились новые жители. Это были новые раскольники — православные ортодоксы, которые отказались получать новые паспорта и ИНН, участвовать в переписи населения. Община составляла около полусотни человек, а возглавляли ее три брата — Владимир, Пантелеймон и Виктор.

Жители Онота приняли новых членов общества приветливо, однако сами раскольники держались обособленно, в жизни деревни участия не принимали, отвлеченные разговоры поддерживали пассивно. Окончательное размежевание произошло, когда "ушельцы" поставили на окраине села свою церквушку — при входе в нее у любопытствующих селян спрашивали паспорт, а если таковой оказывался нового образца, им кротко, но твердо указывали на выход. В конце концов местные плюнули и оставили раскольников на волю Божию...
В ожидании отца Пантелеймона мы провели рядом с церквушкой несколько часов — раскольники без благословения батюшки отказывались и общаться, и фотографироваться, и на порог пускать. Хотя отказывались крайне доброжелательно. И мы заметили странность: селяне, люди по определению более богобоязненные, чем городские жители, проходя мимо церкви, на купола не крестились и вообще вели себя так, словно вместо храма Господня на улице стоял обычный коровник.
Вход в церковь — по старым паспортам
Проходящие мимо аборигены рассказывали о своих соседях очень охотно, но не очень много. Пенсионерка Мария Ефимовна сообщила, что в церковь она ходила до тех пор, пока не получила новый паспорт. Сейчас из сельчан в церковь ходят две старушки, последние из онотчан не получившие новые паспорта. Да и то говорят, что получат новые документы и откажутся от посещения служб — пенсия дороже. Церковь в деревне одна, но сильно верующих в Оноте нет, поэтому конфликтов на религиозной почве пока не случалось — кому очень надо, тот и дома помолиться может.
Еще больше заинтриговал мужик, ходивший мимо нас по воду. Представиться он отказался, а про раскольников рассказал, что с каждым днем их становится все меньше, многие возвращаются в мир, не выдержав лишений. Даже сами отцы-основатели начинают разбегаться из Онота — из трех братьев остался один, Пантелеймон, а отцы Виктор и Владимир приняли ИНН, получили новые паспорта и вернулись в Черемхово.
— У них есть скит на озере, в двух днях пути от Онота, — рассказывает селянин, хитро щурясь. — Сейчас там никого нет, а раньше каждый день из села в скит ходили послушники — здоровенные, как спецназовцы, борода до пояса, огромные рюкзаки таскали, как пустые...
Отец Пантелеймон легко согласился пообщаться. Он совершенно не походил на главу тоталитарной секты, скорее напоминал библейского апостола — тонкие черты лица, пронзительные голубые глаза, вьющиеся волосы с ранней проседью. В нем не было никакого религиозного фанатизма. Спокойно, своим глуховатым голосом, чуть заикаясь, вещи он рассказывал жутковатые...
Из монтажников в монахи
Жизнь отца Пантелеймона круто изменилась в начале девяностых. Будучи мирским молодым человеком, он отслужил в армии, демобилизовался, работал монтажником, потом вместе с братьями Владимиром и Виктором организовал кооператив — работали резчиками по дереву. И все это время он ощущал сосущую пустоту где-то в области сердца. Вся прошлая жизнь оборвалась в 1991 году, когда ему в руки случайно попалось Евангелие. И ему, а чуть позже и его братьям, открылся Бог.
Отец Пантелеймон ушел в черемховские леса — постился и молился. Однако без наставника было очень скучно. Не выдержав, он вернулся в мир и стал искать сподвижников. И в 1992 году уехал а Подмосковье, в Оптину пустынь. Жил в скиту, в святости и покое.
— Там есть наши земляки, монахи Трофим и Василий. Каждое воскресенье приезжают люди — получить благословение старцев. А когда они входят в кельи, оказывается, что среди них очень много бесноватых — они падают, орут дикими голосами, выскакивают из кельи, кричат: "Не могу здесь, отец Амвросий, жжет меня!!!"
— Много молодых, одержимых бесом, — рассказывает о жизни в пустыни отец Пантелеймон. — Я бы так и жил в Оптиной пустыни до сих пор, если бы не введение ИНН. Это уже доказано, что число Антихриста содержится в ИНН, в новом паспорте. Искать его бесполезно — оно зашифровано.
В 2001 году состоялся собор епископов, высших священников. Все русские епископы решили, что ИНН — это не грех. Но афонские старцы, пророки Оптиной пустыни, которым Бог открывает свою волю, отказались признать нововведения, посчитав их изменой Христу и истиной вере.
— Мне посоветовал уйти в леса старец Рафаил — он сказал, что грядет Антихрист и все это дела его, включая цунами в Азии. Он сказал, что лучше жить в деревне у леса, — рассказывает отец Пантелеймон. — Я хотел в российские леса уйти и жить там. Ко мне приехал мой брат, отец Виктор, он был священником в Свирске. Я понял, что это Бог посылает знак. И зимой 2001 года мы стали готовиться уйти.
Уходили из Черемхово, Свирска, некоторых других городов России, кто-то присоединился к отцу Пантелеймону по дороге. Уходили целыми семьями. С отцом Пантелеймоном из Оптиной пустыни ушел монах отец Онуфрий. Собравшись, ушли в Онот. Причина выбора нового места жительства была простая — потому что на этом селе дорога заканчивается тупиком. Отец Пантелеймон сказал:
— Была бы дорога дальше — ушли бы еще дальше. И еще нам понравилось, что здесь есть озеро. Местные жители называют его Чудским, как то, на котором Невский рыцарей разбил. Мы увидели в этом знак.
Бесы против отца Пантелеймона
— Как вас встретили местные жители?
— Местные сначала думали, что мы приехали искать золото — на озере люди с Кавказа пытались заниматься старательством, и все решили, что и мы тоже. А нам этого не надо, нам и мяса-то не надо. Местные охотники нам помогали строить землянки в скиту. А когда мы летом пошли туда, река разлилась в три русла, шли дожди, все затопило, природные силы восстали, местные говорят — никогда такого не было. Но мы знаем, что это были нечистые силы. Самый слабый бес может мизинцем всю землю перевернуть.
Несмотря на происки бесов, жизнь в Оноте текла своим чередом. Братья поставили церковь в честь Ченстоховской иконы Божьей Матери. Жили натуральным хозяйством, и по сей день питаются с огорода, держат домашнюю птицу, промышляют собирательством в лесу, ловят рыбу. Две женщины из общины еще получают пособия и пенсии по старым паспортам.
— Но это не надолго. Скоро и этого не станет, тогда начнем собираться идти дальше, жить в скиту, — печально прогнозирует отец Пантелеймон. — Нас само государство к стенке прижало своими новыми документами. Если бы было все по-старому, мы бы никуда не ушли. Детям говорят, что они должны получить паспорт, чтобы им выдали аттестат.
Не выдержав монашеской жизни, большая часть общины ушла из Онота. Не выдержали даже братья отца Пантелеймона:
— Ушли, слишком много искушений. Началось соперничество, началась борьба за власть. Братья жили семейной жизнью, мало молились, больше работали как архитекторы, строили храм. Я им предлагал — будьте как послушники, молитесь больше. Они не выдержали.
Причину онотский отшельник видит в одном:
— Между нами ходит много злых духов, бесов. Они всем внушили, что их нет, и их не замечают. Это как разведчик в тылу — если о нем не знаешь, он свободно пускает под откос поезда. А если уже знаешь, то у него нет силы над тобой. Я знаю, что есть бесы и их сила прекращается, у меня уже есть оружие.
Новые паспорта вызывают отклонения в психике
— Вас в деревне не обижают?
— Еще нет. Но уже спрашивают в конторе, в школах, когда мы придем за новыми документами. Грозят не выдать аттестаты детям. А дети у нас все отличники. Они, конечно, по-своему правы. Но нам вера не позволяет согласиться. И гонения уже идут и будут нарастать...
— Почему вы против введения новых паспортов?
— У людей начинаются очень сильные изменения в психике, когда они получают новые паспорта. И первый признак изменений — жестокосердие. Они сами этого не замечают. А я вижу это в братьях, в своей сестре. Резко изменилось отношение к родителям. Моя сестра очень любила отца и мать. Мать болела, ей оставалось совсем немного жить, нужен было уход. Я просил: "Валюша, останься". Она отказалась, сказала: "Если останусь — потеряю работу". И мать осталась с чужими людьми, скоро умерла. И сестре в день рождения приходит похоронка.
— Вы не демонизируете паспорта? Это же просто документ...
— Нет, все идет по нарастающей. Сначала паспорта. Сейчас стали ставить микрочипы под кожу. К нам приезжала женщина из Красноярска. У нее в руке был чип. Она стала слышать голоса, которые отдавали ей приказы. Она нашла старца, который ей объяснил, что это из-за чипа; она его вырезала, и все прошло.
— Ну хорошо, а почему тогда вы против переписи населения?
— Это все входит в ИНН, это одно и то же. Мы не ездим на общественном транспорте, потому что ИНН есть даже на билетах.
Война с Европой вернет России монархию
— Вы сами видите, что Америка падает, мы с Америкой единый организм, не с Европой, и скоро Европа пойдет на нас войной. Будет царь после большой войны. Война уже начинается. Я обязательно каждый день смотрю по телевизору "Время", я же не старец, я не прозорливый.
Вместе с иконами в домах раскольников, в церкви, в столовой стоят портреты Николая II. Отец Пантелеймон объяснил, что они ждут прихода нового царя, возвращения монархии — с этого должно начаться возрождение России. А нынешняя власть — еврейская и масонская.
— Будут голод, холод, пытки — это обязательно. Мне открыто, что меня убьют, что я умру мученической смертью. Мне это предсказали мои духовные отцы. И я иду к этому. Не желаю этого умом, но знаю, что это неизбежно. Каждый христианин рожден пройти путь Христа. Мы не должны жить, как в раю, — мы здесь изгнанники.
Точка зрения
Отец Максим, епархиальное управление:
— Действительно, существует небольшой раскол в связи с введением новых правил. Некоторые священники не принимают новые паспорта, отказываются от переписи населения, считая, что это признаки конца света. Они пытаются с этим пассивно бороться, удаляются от мира. Отец Пантелеймон не наш священник — он пришел в область из Оптиной пустыни. Своих священников мы увещевали, и они согласились. У Пантелеймона было два брата, и сначала они его поддерживали, но вскоре и они приняли новые правила. А такие, как Пантелеймон, являются раскольниками, потому что не соблюдают церковную иерархию и наносят вред церкви.

Загрузка...