Обмороженному призывнику грозит ампутация

Отец несостоявшегося солдата, проводя дни и ночи у постели сына, лишился работы

Уже больше месяца Николай Симаков, поступивший в ожоговое отделение с обморожениями пальцев рук и ног, прикован к больничной койке. 19-летний юноша получил такие серьезные повреждения, когда пытался пешком добраться из Шелехова домой в Иркутск. По словам призывника, с областного сборного пункта его отпустил какой-то "человек в синей форме". Военные утверждают, что никакого человека не было, а Симаков попросту сбежал. Так или иначе, теперь в армию парень не пойдет — Николаю грозит ампутация пальцев и, скорее всего, он останется инвалидом.

Николай просил о помощи, но никто не откликнулся
Николай Симаков после школы поступил в ПТУ, но проучился там лишь полгода — не понравилось. Он стал работать в разных частных фирмах, а когда пришла повестка из военкомата, Николай сразу объявил родителям о своем решении идти служить.
По словам Ирины Беломестных, матери Николая Симакова, ее сын пять дней, с 24 по 28 декабря, провел на сборном пункте и даже успел побыть дневальным. 28-го утром его и еще нескольких призывников отправили по домам. У кого были деньги — разъехались, а Николай денег с собой не взял, полагая, что в армии они ему не понадобятся.
Ирина Александровна, мать призывника, говорит, что сын ее так воспитан: никогда не станет ничего ни у кого просить. Он решил справиться с проблемой своими силами и отправился на шелеховский вокзал. Там он попытался позвонить домой, но денег, как уже известно, у Николая не было, а звонить просто так по межгороду ему не дали.
Заночевав на вокзале, Симаков решил отправиться домой пешком, но заблудился — вместо того чтобы идти по направлению к Иркутску, вернулся в Шелехов. Тогда Николай вновь возвратился на вокзал и пошел вдоль железнодорожных путей.
Он шел больше десяти часов, силы покидали, очень хотелось пить. На одной из станций Николай попытался достучаться до людей, просил о помощи, но ему никто не открыл.
Тогда изможденный окоченевший юноша, завидев приближение электропоезда, решил запрыгнуть в вагон, уже не думая о том, что контролеры его могут высадить.
Николай добрался до Иркутска только 30-го утром. Первый вопрос, который ему задали удивленные родители, был таков: "Сбежал?"
Получив отрицательный ответ, мать с отцом обратили внимание на обмороженный нос своего сына, а потом взглянули на руки.
— Мы как увидели его руки — не знали, что и делать, — рассказывают Ирина Александровна и Петр Тимофеевич. — А потом он обувь снял — носки к ногам примерзли. Мы сразу вызвали скорую.
Родители утверждают, что Николая военные не искали, поэтому они решили, что его действительно отпустили. Петр Тимофеевич говорит, что судьбой его сына начали интересоваться лишь после того, как он написал жалобу в прокуратуру.
Сбежал до построения на прием пищи
Однако в военном комиссариате Иркутской области эту версию полностью опровергают.
Во время нахождения Николая Симакова на сборном пункте обязанности начальника пункта исполнял подполковник Сергей Дьяченко.
По его словам, никто не имеет права отпускать призывника со сборного пункта — если он там находится, то подлежит отправке в войска. Таков закон. Исключения бывают лишь в тех случаях, когда уже на месте у призывников выявляются проблемы со здоровьем.
Что касается истории с Николаем Симаковым, то, по словам все того же подполковника, 28 декабря призывник подлежал отправке во внутренние войска. Но рано утром, еще до построения на прием пищи, он перелез через забор и бежал.
Призывника сразу стали искать на вокзале, но утром он там не появился. Опросы сотрудников вокзала станции Гончарово (билетных кассиров и охранников) показали, что Николай пришел туда только к вечеру и остался ночевать, объяснив охранникам, что его кто-то преследует.
Дело об уклонении Николая Симакова от призыва уже передано в прокуратуру. Но юноша серьезно пострадал, и привлекать его к ответственности в настоящее время нельзя. После лечения в ожоговом центре Симаков подлежит психиатрической экспертизе. Со слов тех же охранников вокзала, он вел себя весьма неадекватно — то рассказывал о том, что его хотят убить, то о том, что он сам в чем-то виноват.
Как бы то ни было, в больницу Николая доставили вовремя. Еще немного, и он лишился бы всех пальцев. Елена Долбилкина, врач ожогового отделения, рассказала, что операция по пересадке кожи прошла успешно. А вот потребуется ампутация или нет, сказать пока сложно. Главное, что большинство пальцев смогут двигаться.
Из-за болезни сына отец потерял работу
Когда Николаю Симакову сделали операцию по пересадке кожи с верхней части ноги на пальцы рук и ног, врачи сказали родителям не отходить от сына ни днем ни ночью.
Ирина Александровна и Петр Тимофеевич дежурили у постели больного по очереди — следили, чтобы Николай не шевелил руками.
— Когда я сидела возле него, муж рядом на стуле дремал, потом мы менялись, и так три ночи, — вспоминает Ирина Беломестных. — Я сама не работаю, но и когда наши дежурства закончились, требовалась помощь мужа — одна бы я со всем управиться не смогла. Кому-то нужно было постоянно находиться с сыном, другому бегать искать лекарства и деньги на них, покупать продукты, готовить ребенку, кормить его с ложечки...
В первое время на работе Петра Тимофеевича к проблемам со здоровьем его сына отнеслись с пониманием — дали тысячу рублей на лекарства. Но потом Петра Симакова с работы выгнали, сказали: "Хочешь сидеть с сыном — сиди". Семья осталась без кормильца.
Сначала деньгами помог старший сын, потом Петру Тимофеевичу пришлось продать инструменты — перфоратор и бензопилу. Ирина Александровна заложила в ломбарде свои кольца и назанимала денег у друзей и знакомых.
Семья, оказавшаяся в столь трудном положении, не знает, как теперь рассчитываться со всеми долгами. К тому же Николаю могут понадобиться еще лекарства.
В областном военкомате сообщили, что Симакову была оказана помощь медикаментами. Однако родители Николая говорят, что такая помощь, какую они оказали, им не нужна.
Кроме того, они не согласны с позицией военного комиссариата и заверяют, что их сын не мог сбежать со сборного пункта.
Сейчас родители Николая подумывают обратиться в Москву, полагая, что в Иркутске они правды не добьются.
Призывника отпустил загадочный человек в синей форме
По словам Василия Сундарева, военного комиссара Иркутской области, все граждане РФ, призванные на воинскую службу в соответствии с законом, подлежат отправке в войска, даже военный комиссар области не имеет право отменить решение районной призывной комиссии. В случае с Николаем Симаковым это была призывная комиссия Ленинского округа.
Проверкой деятельности должностных лиц военного комиссариата сейчас занимаются две военных прокуратуры — Шелеховского и Иркутского гарнизонов. Однако найти человека, который якобы отпустил Симакова со сборного пункта, не представляется возможным.
Сначала Николай говорил, что его отпустил человек в синей форме, в которой, как известно, ходят летчики. Потом заявил, что это был человек в синей камуфляжной форме, то есть милиционер.
Всего за нынешний осенний призыв от службы в армии уклонились 105 человек, жителей Иркутской области, причем 58 из них были призваны, но не явились на отправку.
— Я просил бы задуматься призывников и их родителей о том, к каким тяжким последствиям приводит уклонение от воинской службы, — говорит Василий Сундарев. — Армия — это не зона. На сборном пункте нет колючей проволоки и автоматчиков на вышках, и я не хотел бы, чтобы они появились. Но в свете нынешних событий получается, что подобное ужесточение мер могло бы спасти здоровье призывника.

Метки:
baikalpress_id:  2 374
Загрузка...