Деревенский егерь подстрелил односельчанина

Молодой парень, попавший на линию огня, стал инвалидом

О кровавой истории, произошедшей в начале августа 2003 года в селе Бажей Черемховского района, помнят до сих пор. После криминального происшествия часть местных жителей Бажея непроизвольно разделилась на два противостоящих друг другу лагеря. Первые — это те, кто искренне сопереживает несчастью 22-летнего Жени Шаткулевича, пострадавшего от пьяной выходки местного егеря Николая Комаровского, и пытается помочь семье пострадавшего добиться правосудия. Вторая часть села — знакомые и родственники Комаровского, считающие бажеевского охотника невиновным в кровавом происшествии.

Стрельба в тихом селении
По воспоминаниям самого Жени Шаткулевича, 10 августа он решил отправиться с друзьями на танцы в местный клуб. Приятели расселись по трем машинам и поехали на дискотеку. Уже возле клуба друзья узнали, что танцев сегодня почему-то не будет. Тогда молодые люди решили отправиться на речку.
На полпути им встретилась большая компания пьяных жительниц села, которые ни с того ни с сего подняли крик на парней: мол, чего вы тут разъезжаете. "Москвич", где сидела часть компании, в том числе и Женя, вынужден был остановиться.
На шум из своего дома вышел один из жителей Бажея, Николай Комаровский, которого в селе знали не только как опытного егеря, но и как достаточно шального человека. По словам очевидцев, он был заметно пьян, а в руках держал свое охотничье ружье. В пьяном угаре егерь открыл стрельбу по "Москвичу", где сидели ребята. Первый выстрел пришелся в заднюю дверь машины, пуля прошла через железо и угодила в живот Жене Шаткулевичу.
К часу ночи истекающего кровью молодого человека доставили в Черемховскую районную больницу. Ему сделали срочную операцию, удалив поврежденную почку. Очухавшийся от пьяного угара Комаровский, едва осознавая, что он натворил накануне, пришел в больницу. Когда он вошел в палату к Шаткулевичу, очнувшийся после операции Женя тихо сказал ему: "Пожалуйста, уходите отсюда". Однако позже, во время беседы со следователем, Комаровский скажет, что в тот день Женя угрожал ему расправой: "Встану на ноги и застрелю тебя!"
Тем временем для ведения дела в Бажей из соседнего поселка Голуметь приехал сотрудник милиции. Он допросил всех молодых людей, ставших свидетелями инцидента. Началось следствие.
"Ты по жизни прикован в кровати!"
Между тем Евгению Шаткулевичу с каждым днем становилось все хуже. Ранение позвоночника вызвало повреждение спинного мозга, смещение позвонков. Всего за несколько месяцев молодому человеку пришлось сменить несколько больниц. Вначале его перевели в неврологическое отделение Черемховской районной больницы, потом в нейрохирургию 3-й Кировской больницы, затем — в такое же отделение Иркутских Факультетских клиник.
Один из иркутских нейрохирургов, который обследовал прикованного к инвалидной коляске Женю, на вопрос молодого человека, будет ли он ходить, ответил: "Ты что?! Ты по жизни прикован к кровати!"
В факультетской клинике Евгению и его семье давали надежду. Уже другой нейрохирург сказал, что ранение слишком тяжелое, но шанс встать на на ноги у 22-летнего парня все-таки есть. Правда, для этого потребуется немало усилий и времени. В факультетской клинике Женя за последние полгода находится уже в третий раз. Вместе с ним его отец Владимир Валентинович, который прошел со своим сыном изначально все тяжелые и болезненные больничные перипетии.
На лечение парня егерь не дал ни копейки
Итоговое слушание по делу Комаровского состоялось весной прошлого года. Егерь сначала отказывался давать какие-либо показания, а потом выдвинул свою версию произошедшего. Якобы в тот день, ложась спать, он вспомнил, что забыл заглушить двигатель своего автомобиля. Встал, пошел в гараж и услышал шум перепалки. Он подумал, что парни бьют его брата Гену. Якобы увидев, что его брата погрузили в машину и увозят, Николай начал стрелять по колесам автомобилей. На суде он утверждал, что стрелял исключительно по колесам, а как пуля попала в Шаткулевича, он не знает.
Суд вынес приговор Комаровскому: два года условно. Плюс возмещение в обязательном порядке той суммы, которая была затрачена Шаткулевичами на лечение Жени, а это более ста тысяч рублей. Но, как рассказывает отец пострадавшего, ни одной копейки Комаровский им не заплатил, а все свое ценное имущество, которое в случае неуплаты должны были у него конфисковать, он продал или переписал на жену.
Чрезмерно мягкий приговор суда возмутил Шаткулевичей, они подали еще один иск. Теперь дело находится на рассмотрении в Черемховской городской прокуратуре.
Лечение Жени Шаткулевича только начинается. По словам врачей, положительные сдвиги есть, но на то, чтобы хоть частично восстановить здоровье молодого человека, понадобится еще много времени. До этого кровавого происшествия Женя был студентом Черемховского горно-технического колледжа, собирался заканчивать учебное заведение и готовился писать диплом.

Метки:
baikalpress_id:  2 330