Художник Дмитраков изобрел иркутскую игрушку

Его поющая нерпа стала символом Байкала

Анатолий Николаевич Дмитраков — изобретатель иркутской керамической игрушки "Тальцинская костровая". Ничего подобного ни в России, ни в мире нет. Поющие нерпы Дмитракова неповторимы. И хотя он не держит в секрете технологию их изготовления, ни один человек еще не отважился повторить его эксклюзивную игрушку. Анатолий Дмитраков также является исполнительным директором творческого детского центра "Астроклуб" и собирается организовать союз художников-преподавателей, для того чтобы выстроить программу развития творческой скульптуры, связанной с Байкалом.

Куль конфет и яблоки — первая зарплата мастера
Тягу к творчеству Дмитраков испытал еще в раннем детстве. В 1963 году его семья переехала из Архангельской области в поселок Чистый Братского района.
— Сколько себя помню, — рассказывает Анатолий Николаевич, — с кисточкой и карандашом я не расставался никогда. В нашей семье было шестеро детей, старшие покупали мне альбомы и краски в обмен на то, чтобы я сидел с маленькими. В 11 лет я получил свою первую зарплату — куль конфет и яблоки — за то, что оформил стены в детском саду. Я постигал азы искусства самостоятельно, меня никто специально не обучал. В таком нежном возрасте я был, пожалуй, единственным художником в поселке, писал портреты Ленина, рисовал агитационные плакаты. Одновременно я мог бы стать самым богатым ребенком поселка, если бы все мои наряды, ввиду моего несовершеннолетия, не закрывали на отца.
Лучший Адам города Братска
Повзрослев, Анатолий Николаевич начал искать свое место в мире. Денег, которые он зарабатывал своим творчеством, на жизнь уже не хватало. Да и как смог бы развернуться художник в маленьком поселке? Дмитраков перебрал множество профессий — рулевой моторист, столяр, киномеханик, — и нигде его мятежная душа художника не находила удовлетворения. Анатолия безоговорочно влекло творчество. Поэтому в 1983 году он перебирается в Братск и начинает заниматься актерским ремеслом.
— Не хочу хвастаться, — говорит Анатолий Николаевич, — но роли мне удавались, я мог сыграть практически любую роль без репетиций. Константин Ефимович Магидин, режиссер братского театра, признался, что роль Адама в "Божественной комедии" до меня сыграть лучше никто не смог. За эту роль я получил диплом.
"Рисовать реальность мне было скучно"
Перед Дмитраковым встал выбор: кем стать — художником-постановщиком или просто художником. В итоге тяга к изобразительному искусству, зародившаяся еще в детстве, перевесила. И уже в конце 1983 года у художника-самородка начали открываться персональные выставки графики и живописи.
— Рисовать реальность в том виде, в котором она существует, мне всегда было скучно, — признается художник, — я всегда пытался проникнуть глубже простого визуального восприятия. В каждой своей работе я пытался отразить какой-то философский подтекст, подчеркнуть, что природа сильнее и добрее человека.
Свои выставки Анатолий Николаевич возил в Иркутск, Воронеж, Москву, выставляя их в общежитиях и учебных заведениях. Художнику было интересно мнение не просто своих коллег, которые отнюдь не всегда объективны, а простых людей, детей, которые, по его мнению, являются самыми непредвзятыми критиками.
Пророчество старого керамиста
Талант талантом, а специальное образование все же получать надо, решает Анатолий Николаевич — и поступает в Иркутское художественное училище. Окончив курс обучения, художник начинает работать в школе N 19. На дальнейшую его судьбу большое влияние оказывает еще один преподаватель этой же школы — керамист-технолог Николай Васильевич Соколов. Сразу же заметив редкостную способность Анатолия Николаевича ко всякому виду творчества, керамист без труда обучил художника искусству создавать скульптуры. Однако Дмитракова по-прежнему гораздо сильнее притягивало изобразительное искусство, и он продолжал заниматься созданием картин.
— Пусть так, но лепку ты бросить уже не сможешь — будешь лепить сам; более того — вся твоя семья будет заниматься тем же, — как-то заявил ему керамист. И как напророчил.
Когда-то нерпа умела летать
На то время остро встал вопрос создания иркутской игрушки. Существуют же в России дымковские, каргапольские и филимоновские игрушки. Патриотично настроенные иркутские мастера Дмитраков и Соколов решили, что у иркутского региона, богатого национальными традициями, должны быть свои особенные сувениры, своя уникальная игрушка.
Художники принялись копаться в истории. Поначалу их заинтересовали национальные бурятские игрушки. Мудрый народ изготовлял их в расчете на то, чтобы подготовить ребенка к взрослой жизни. Это кони, телеги, разнообразная посуда — с помощью игрушек буряты приучали ребенка к будущему ремеслу.
— Нам не нужно было чего-то принципиально нового, — говорит Анатолий Николаевич, — мы хотели создать новую игрушку, опираясь на народные традиции, игрушку, ставшую бы символом нашего региона. Вспомнив, какой самый ходовой товар у туристов, мы поняли, что это сувениры, изображающие нерпу. Мы не хотели бездумно штамповать одинаковые игрушки. В каждом изображении этого удивительного животного должна жить душа.
— И вдруг я понял, — продолжает художник, — что нам нужна легенда, в которую бы все поверили. Основываясь на древних сказаниях, а также на наблюдениях за нерпами, я придумал историю, которую потом напечатали в научном журнале "Тальцы". Вот ее краткое изложение. Давным-давно жила на свете птица-нерпа, с легкостью парила в небе, пока ее беззаботную жизнь не омрачили злые звери, которые преследовали и мучили несчастных птиц-нерп. Тогда попросила птица-нерпа помощи у Байкала, и приютило ее великое озеро. Как только опасность миновала, захотела птица-нерпа вернуться в небо. Но крылья ее ослабли, и не смогла она взлететь. С тех пор выползает обескрыленная нерпа на камни, греется на солнышке и тоскует по небу.
Отталкиваясь от этой лиричной истории, Анатолий Николаевич создает дудочки в виде нерпы, качающейся на волне Байкала. Если подудеть в эту дудочку, то можно услышать, как плачет нерпа, лишенная неба. Также художник создает небольшие каменные изваяния — это герои другой легенды, стражи Байкала, которые окружают его в виде массивных скал. Когда Байкалу грозила опасность, они оживали и шли на его защиту. У миниатюрных стражей Байкала, созданных руками художника, другая функция. Они служат амулетами для людей.
Семейный подряд — полсотни игрушек в неделю
Сбылось в итоге предсказание Николая Соколова. Художник Дмитраков, вот уже несколько лет продает свои произведения в Листвянке и Тальцах туристам. Лепка целиком и полностью поглотила художника и его семью. Мать, жена, две дочери и даже четырехлетний сын теперь занимаются лепкой. Семейный подряд не редкость в среде художников, занимающихся изготовлением сувениров. Все делается вручную — игрушку нужно обсушить, обжечь, нарисовать. В среднем семья Дмитраковых изготавливает 40—50 игрушек в неделю. В основном специализируются на дудочках. Каждая игрушка индивидуальна по виду и звучанию. Дудочки Дмитраковых пришлись по вкусу туристам. Таких игрушек мы больше нигде не видели, признаются они.
— Это оттого, что в каждую свою работу я вкладываю часть своей души, — говорит мастер. — Подлинное творчество способно иметь место, когда художник не стремится к личной выгоде.
Мастер устраивает авторские выставки прикладного творчества в Москве, Хабаровске, Якутии. Его удивительные дудочки уже получили признание за пределами Иркутской области.
— Это значит, — говорит Анатолий Николаевич, — что мне удалось задеть струну, которая зазвучала. Туристы ищут на сувенирных развалах что-то необычное и исключительно национальное. Ошибочно мнение, что туристы хватают все подряд. Наоборот, многие из них очень даже разборчивы: им хочется купить подлинную вещь, овеянную легендами. С некоторыми туристами порой разговариваешь часа три без перерыва. Зачастую именно от нас, мастеров-художников, иностранцы узнают о сибирских нравах, сказаниях и легендах. За рубежом, в отличие от нас, россиян, очень развито коллекционерство. Поэтому спрос на сувениры у иностранцев, к сожалению, гораздо выше, чем у наших соотечественников.

Метки:
baikalpress_id:  2 300