Иркутский каскадер готов воспитывать универсальных солдат

Бывший командир десантно-штурмовой группы, ныне руководитель иркутской трюковой группы "Каскад" Александр Кузьминский намерен открыть курсы подготовки контрактников, проходящих службу в Чечне

По мнению майора запаса Кузьминского, сейчас, в эпоху локальных войн, когда уже не существуют линии фронта, а бои зачастую приходится вести прямо на улицах населенных пунктов небольшими группами, существующая в России программа подготовки солдат и офицеров узким специальностям крайне неэффективна и чревата напрасными жертвами. Весь цивилизованный мир (и особенно в этом преуспели американцы) готовит для армии универсального солдата, который водит все, что движется, стреляет из чего угодно. Он и наблюдатель, и наводчик артиллерии — словом, специалист широкого профиля. В этом смысле наша армия уже отстает от НАТО на четыре года. Необходимость реформы боевой подготовки русского солдата публично отмечают военные чиновники страны самого высокого уровня. Однако предложение Александра Кузьминского открыть в Иркутской области трехмесячные курсы для контрактников, отправляющихся на службу в Чечню, Генштаб удостоил такого ответа, что стало понятно: в суть этой программы никто даже не вникал.

Программа российского спецназа должна стать нормой для всех бойцов
Бывший командир десантно-штурмовой мотоманевренной группы, участник боевых операций в Абхазии и Таджикистане (снайпер по военно-учетной специальности) Александр Кузьминский уже два года работает над созданием курсов подготовки бойцов широкого профиля. Интерес к этой проблеме у руководителя иркутской трюковой группы "Каскад" возник после знакомства с интервью министра обороны РФ в "Комсомольской правде":
— Сергей Иванов сообщил о необходимости открытия центров целевой подготовки контрактников. Об этом же позднее стали говорить генерал-полковник Константинов, заведующий в Генштабе мобилизационными вопросами, и президент военной академии Махмуд Гареев. Слова говорились правильные, нужные, но до дела так и не дошло. Между тем страны НАТО уже давно пересмотрели свое отношение к военной подготовке солдат. Согласно выводу аналитической группы английской армии, в современных локальных войнах армии не нужны просто водители танков, снайперы, артиллеристы. Нужны универсальные солдаты. То есть та программа, по которой обучается российский спецназ, в Европе уже является нормой для всех бойцов.
Существующая сейчас в России система набора контрактников, по мнению Александра Владимировича, крайне неэффективна, и особенно чувствительны промахи в Чечне:
— Я расскажу, как набирают бойцов в 42-ю мотострелковую дивизию. Приходят в военкоматы безработные мужики из деревень. Военное дело, конечно, никто из них уже не помнит. Те же "снайперы" не то что таблицу стрельбы — калибр СВД не знают. И вместо того чтобы учить и проверять этих людей на местах, их везут сразу в Чечню. Далее двухнедельные курсы. За это время, как выражаются сами офицеры, солдат успевает только прийти в чувство после гражданки: вспомнить устав и муштру. И это еще полбеды — по статистике, каждый второй боец, осознав, что кругом война, рвет контракт на клочки и едет обратно домой. Ему наплевать, что государство уже потратило на его обмундирование и довольствие, а также на дорогу значительные средства. Но я знаю, как сохранить эти деньги.
Двадцать хороших контрактников стоят миллион рублей
Александр Кузьминский предлагает открыть трехмесячные курсы воинов-контрактников на специальной учебно-тренировочной базе:
— Трех месяцев хватит, чтобы проверить человека со всех сторон и решить, подходит ли он для службы в горячей точке или в более спокойном месте, а также напомнить ему то, что он умел, и обучить новым методикам. В качестве инструкторов я вижу офицеров, прежде всего имеющих богатый боевой опыт. Желающих преподавать уже сейчас немало. Стоимость обучения двадцати контрактников, по моим подсчетам, обойдется в 1 056 000 рублей, основная статья расходов — боеприпасы (даже хорошему снайперу, например, нужно спалить не менее 300 патронов, чтобы снова приобрести форму). Миллион на самом деле не такая уж большая сумма, тем более что эти деньги не обязательно тратить Министерству обороны.
По одному из вариантов проекта, за обучение могут платить сами бойцы.
— Логика следующая: чтобы стать, скажем, шофером, человек устраивается на платные курсы вождения; почему же он не может платить за военную подготовку, рассчитывая впоследствии зарабатывать деньги в армии? Расходы вполне посильны. Банки охотно дают кредит на ускоренное обучение, и если верить утверждению Минобороны, что каждый рядовой контрактник получает по 8—10 тысяч рублей в месяц, этот кредит окупится за год службы. И поверьте мне, записаться на курсы даже на таких условиях готовы не только запасники, но и студенты вузов, даже школьники. Ведь ни для кого не секрет, что в армии перестали учить воевать. И дело даже не в том, что не применяются новые методики, — забыли и то, что должны были знать. Так, например, в пособии "Спутник разведчика и партизан" систематизирован огромный опыт Великой Отечественной войны: от основ маскировки до рекомендаций, как вести себя в тылу противника. Этих азов зачастую не знают не только солдаты, но и офицеры. Недавно по НТВ показывали документальный фильм "Боевой выход". Оператор снял спецразведку в Чечне, которой руководил выпускник технического вуза. Посмотрел я эту работу — и волосы дыбом встали: они даже двигаются неграмотно, под пули подставляются... Или взять памятку "Воин" 1914 года. Брошюра учит работать с населением, которое вроде и мирное, но всякий раз норовит влезть в войну. Натовцы почему-то учитывают этот важный аспект военных действий, каждый их солдат имеет разговорник, у нас же ничего похожего.
Универсальные солдаты Генштабу не нужны
Итак, программа курсов у Александра Кузьминского готова, методика разработана, инструкторов — только свистни, государственных денег не надо, все знакомые офицеры "за" обеими руками, депутаты одобрительно хлопают по плечу, ветеранские организации в восторге. Но почему-то дело не двигается с мертвой точки уже больше двух лет.
— Если честно, я не понимаю, в чем причина, — удивляется Александр Владимирович. — Единственное, чего я прошу, это выделения полигона и приказарменной базы. Идеальный вариант — Чистые Ключи в Шелехове, где, кстати, половина казарм заколочена. Да и не столь важно где, главное — чтобы при военной части (хранить и использовать где попало военную технику и оружие просто немыслимо). Но именно за этим дело и стало. Хотите, процитирую ответ Генштаба на мою программу?.. "Создание учебного центра на базе трюковой группы "Каскад" на средства Минобороны нецелесообразно..." То ли издеваются, то ли вообще не читали текст моего предложения (ничего подобного я и не просил).
Между тем никаких меркантильных интересов Кузьминский не преследует:
— Мне гораздо выгоднее сейчас заниматься привычным делом: тренировать каскадеров (эта методика, кстати, на семьдесят процентов совпадает с программой обучения морских пехотинцев и пограничников. — Прим. авт.). Московская молодежь, как говорится, зажралась: в трюкачи идут либо чисто из тяги к острым ощущениям, либо загадывают дорогу сразу в Голливуд, поэтому Ассоциация каскадеров заинтересована в поисках подготовленных парней с периферии. Но я готов бросить это занятие, если решится вопрос с учебно-тренировочной базой воинов-контрактников. Более того, могу восстановиться в военном звании и пойти рядовым инструктором в центр, который создаст Минобороны. Но ведь ничего подобного и не пытаются создать. Обидно. В основе основ дееспособности армии — боевой подготовке солдата — проигрывать нам никак нельзя.

  • Каждый второй боец, осознав, что кругом война, рвет контракт на клочки и едет обратно домой. Ему наплевать, что государство уже потратило средства на его обмундирование и довольствие.
  • Недавно по НТВ показывали документальный фильм "Боевой выход". Оператор снял спецразведку в Чечне, которой руководил выпускник технического вуза. Посмотрел я эту работу — и волосы дыбом встали...
  • В современных локальных войнах армии не нужны просто водители танков, снайперы, артиллеристы. Нужны универсальные солдаты.

Метки:
baikalpress_id:  20 921