Китайская экспансия: Россия и не заметит

Рассуждения о наличии или отсутствии китайской угрозы для России абсолютно бессмысленны. Китай угрожает России самим фактом своего существования, причем так будет всегда, пока есть Россия и Китай в их нынешнем виде. Россия смотрит на соседа как кролик на удава, надеясь, что тот удовлетворится полутора островами на Амуре.

Территориальные претензии к России гораздо больше, чем даже неофициально декларируемое Пекином желание восстановить границу по Нерчинскому договору 1687 г. Дело тут отнюдь не в исторических обидах. Они в Китае очень сильны, но прагматизм сильнее эмоций. Дело в том, что либо Китай прирастет за счет соседей, либо страну ждет катастрофа.
Экологическая ситуация в Китае, видимо, худшая в мире. Даже официальные лица этой очень закрытой страны начинают понемногу признавать, что если рост китайского ВВП считать с учетом ущерба, нанесенного окружающей среде, то он будет составлять не 8—14%, а 1—3% в год, причем в отдельные годы имел место не рост, а падение.
Отравление речных вод промышленными отходами, быстрое опустынивание страны из-за варварской вырубки лесов резко снижают эффективность сельского хозяйства Китая, что усугубляется архаичными методами его ведения и ростом потребления продовольствия в городах. Производство зерна и риса в Китае неуклонно снижается, дефицит продовольствия нарастает, причем не видно возможности исправить ситуацию: в Китае нет свободных сельхозугодий, слабо освоенный запад страны занят пустынями и Гималаями.
Эффективность полусоциалистической экономики Китая оставляет желать лучшего, дешевая рабочая сила перестает быть преимуществом, превращаясь в проблему, поскольку рост требует все больше сырья, которое не окупается дешевым экспортом, что ведет к быстрому росту дефицита платежного баланса. Высочайшие цены на нефть поддерживаются сегодня в значительной степени за счет растущего китайского импорта. И с нефтью, и с продовольствием ситуация лишь усугубляется, и выхода из нее не видно.
Наконец, перед Китаем во весь рост встает демографическая проблема. Вполне очевидно, что принцип "одна семья — один ребенок" ведет к вырождению нации. В обозримом будущем в Китае возникнут проблемы с пенсионным обеспечением даже в городах (на селе таковое отсутствует в принципе) из-за того, что число пенсионеров сравнивается с числом трудоспособных. Возникают серьезные психологически проблемы: единственных детей в семье в Китае сегодня называют "маленькие императоры", это поколение агрессивных эгоистов-потребителей, не вписывающихся в китайский менталитет.
Решить все указанные проблемы невозможно ни за счет внутренних ресурсов (их просто нет), ни за счет импорта (он становится все более дорогим и недоступным). При этом вполне очевидно, что умирать Китай не собирается. Эту страну можно назвать самой "живучей" в мире, единственной древней цивилизацией, дожившей до наших дней, сохранившей и гены, и традиции. Китай — ровесник Древнего Египта, Древней Греции, Древнего Рима. Сегодняшние египтяне, греки, итальянцы не имеют ни малейшего отношения к тем египтянам, эллинам, римлянам, лишь эксплуатируя для туристов историю исчезнувших цивилизаций. Сегодняшние китайцы — это та же нация, что была пять тысяч лет назад. Она пережила несколько жесточайших кризисов, но уцелела, лишь меняя политические оболочки, но не свою суть, недоступную пониманию европейцев.
Китаю нужна территория для сельского хозяйства и просто для размещения населения. Китаю нужны не импортные, а собственные природные ресурсы (нефть, газ, древесина и т.д.). Как несложно понять (достаточно взглянуть на карту), все это можно взять только в России и Казахстане (Монголию проглотят походя заодно). Осваивать северные территории их Китай начнет после присоединения Тайваня, т.е. после 2008 года.
Не надо ждать от Китая военной агрессии, ее вероятность близка к нулю. Ядерный потенциал России, если она сохранится как единое государство, никуда не денется (его нынешний режим будет поддерживать в любом случае), а китайцы всегда отличались крайним прагматизмом и в склонности к суициду замечены не были. Они пойдут в Россию, чтобы выжить, а не чтобы умереть. Пекин начнет привязывать восточные регионы России к себе экономически (это постепенно происходит уже сегодня), а также будет по-настоящему поощрять миграцию своих граждан в Россию, в первую очередь крестьян. Как справедливо пишет один из наиболее авторитетных российских китаистов Виля Гельбрас, "пока в Россию едут почти исключительно горожане, однако нельзя исключить возможности принципиального изменения ситуации — в Россию могут хлынуть китайские крестьяне. Такого потрясения Россия выдержать не сможет".
Восток России (в лучшем случае — пространство к востоку от Байкала, возможно — к востоку от Енисея, в худшем — к востоку от Урала) достаточно быстро превратится в гигантское Косово. Эта провинция сейчас формально числится за Сербией, в отдельных анклавах, которые правильнее назвать "гетто", живет некоторое количество сербов, но реально она принадлежит Албании, и нет никаких шансов изменить эту ситуацию. То же самое будет и на Востоке России. Он будет заселен китайцами, в экономическом, финансовом и административно-политическом отношении став частью Китая. При этом формально (на карте) Сибирь будет числиться российской — до тех пор, пока в Кремле не появится Президент, который признает очевидное и отдаст де-юре то, что уже потеряно де-факто.
В отдельных гетто Сибири будут жить немногочисленные граждане России. Возможно, Китай даже разрешит держать рядом с этими гетто гарнизоны Российской армии, которые все равно не будут иметь никаких шансов в случае реального столкновения не только с китайской армией, но даже с "мирными жителями соседней страны". Российский ядерный потенциал, даже если он сохранится, в такой ситуации будет бесполезен (по собственной территории, что ли, наносить ядерные удары?). Казахстан, видимо, будет поглощен целиком, на бумаге оставшись независимым. Америка, разумеется, никого спасать не будет. Наоборот, она будет счастлива, что Китай, переваривая добычу, успокоится лет на 200—300. Пока хватит ресурсов на захваченных территориях.
Интересно, что Китай практически не скрывает своих намерений. В стране официально принята концепция "стратегических границ и жизненного пространства". Предполагается, что территориальные и пространственные рубежи обозначают лишь пределы, в которых государство с помощью реальной силы может "эффективно защищать свои интересы". "Стратегические границы жизненного пространства" должны перемещаться по мере роста "комплексной мощи государства". Считается, что рост населения и ограниченность ресурсов вызывают естественные потребности в расширении пространства для обеспечения дальнейшей экономической деятельности государства и увеличения его "естественной сферы существования".
За все это обижаться на Китай не нужно (если кто-то считает меня синофобом — глубоко ошибается), им можно восхищаться. Нация хочет жить и решает вопрос выживания единственно возможным путем. Надо прямо признать: медведю и дракону в одной Евразии не ужиться. Кто-то из них должен уйти. И сегодня, увы, нет никаких оснований сомневаться в том, что уйдет медведь, поскольку он воли к жизни не демонстрирует. Он и сам по себе уже не жилец, а уж тем более когда дракон рядом.
И еще один аспект. Мы любим показать американцам, что еще не совсем слабы, любим раздуть антиамериканскую истерию. Но никаких возможностей реально противодействовать американцам у России нет. В этом случае соблазн броситься в объятия Пекина станет в Москве почти непреодолимым. Там он ее и удушит. Испугавшись американской колонизации (в основном виртуальной), мы получим китайскую (абсолютно реальную).

Метки:
baikalpress_id:  39 422