В Иркутске появился новый вид мошенников

Девушки на улице Карла Маркса вышибают мелочь "на проезд до Ангарска"

Местным жителям с характерным "ботаническим" выражением лица становится опасно ходить по центральным улицам Иркутска. Если раньше им грозили только лохотронщики на Урицкого и в аэропорту, а также цыганки на Центральном рынке, то теперь появился новый вид "развода лохов ни бабки". Правда, в отличие от первых двух видов, он более невинный и по форме, и по содержанию — разводят на мелочь, а по своей сути это уже не мошенничество, а мелкое попрошайничество.

Им всем что-то нужно в Ангарске...
Видимо, все дело в моих огромных беззащитных глазах. Иначе я ничем не могу объяснить, что последние полгода не могу пройти по Карла Маркса, чтобы не наткнуться на подобного рода девушек. Первый раз я встретился с ними еще летом. Я стоял на светофоре у магазина "Детский мир", когда меня кокетливо подперла плечом милая девчушка пэтэушного вида и с недетским напором произнесла:
— Молодой человек, помогите уехать, одолжите мелочи на проезд, у меня деньги вытащили, мне нужно в Ангарск, на электричку не хватает...
Я вытряхнул из кармана мелочи рублей десять, высыпал ей в ладошку, ощущая себя чем-то средним между графом Монте-Кристо и Дон Кихотом. И вместо "спасибо" услышал презрительное:
— Мог бы и побольше дать!
Случай быстро забылся, но, как оказалось, это был только прецедент.
Следующая девушка атаковала меня в середине осени. На ней была дорогая кожаная куртка, малюсенькая сумочка в руках, на изящных туфлях — шпильки, похожие на гвоздь-двухсотку, и очень дорого растрепанная личным парикмахером прическа. Она буквально бросилась мне наперерез рядом с остановкой "Пролетарская" (гастроном N 1) и, захлебываясь, вывалила историю своей трагедии:
— Молодой человек, помогите мне, пожалуйста, у меня все деньги вытащили только что, а мне нужно срочно уехать в Ангарск, у меня там ребенок заболел, не знаю, что делать, помогите чем можете!
Я загипнотизированно опустил руку в карман, отдал ей деньги, отложенные только что из основных дневных сбережений на бутылку пива, и только после этого вспомнил про случай на светофоре. Но было поздно — без всяких комментариев "то ли девочка, а то ли виденье" с едва слышным хлопком дематериализовалось.
А третий случай произошел буквально на днях — в предновогоднюю неделю. И на этот раз неподалеку от магазина "Эльдорадо" на меня напала дамочка в короткой широкой шубке-свингере из голубого песца (хотя возможно, что, как говорил Остап Бендер, это зеленые шанхайские барсы, я не разбираюсь. — Прим. авт.) Таких дамочек можно часто увидеть там же, на Карла Маркса, когда они затаскивают увесистые пакеты из "Цезаря" в игрушечного вида "Порше".
Поэтому, когда опять услышал историю про украденный кошелек, деньги на проезд, поездку в Ангарск и "помогите чем можете", меня разбил истерический паралич, и только правая рука предательски нащупывала в кармане затертых джинсов мелочь. Первый раз в жизни мне было стыдно за подаваемые деньги перед попрошайкой, а в голове билась параноидальная мысль: "Какого лешего им всем нужно в Ангарске?"
Основные признаки нового вида иркутских попрошаек
У меня уже было началась фобия — казалось, что именно мой вид провоцирует приличного вида псевдотургеневских девушек предбальзаковского возраста на нелепую шутку с похищенными деньгами и поездкой в Ангарск.
Но когда я рассказал об этом в редакции, оказалось, что еще несколько человек подвергались абсолютно таким же разводам на бабки — Карла Маркса, очень приличная девушка, украденные деньги, поездка в Ангарск.
Что заставляет приличных на вид молодых женщин промышлять по мелочи — так и остается загадкой. По крайней мере, когда на очередную просьбу помочь уехать в город, рожденный победой, я достал редакционную ксиву и попытался ласково поговорить по душам, девушка удрала с таким визгом, словно я собирался ее насиловать прямо на обледенелом тротуаре центральной улицы города Иркутска (все это происходило напротив магазина "Алмаз" в начале этой недели).
В последнее время этот клан окончательно сформировался и отработал свою технику до совершенства. Это девушки на грани репродуктивного возраста — 28—32 года, что исключает их принадлежность к склонному к розыгрышам племени студентов. Они холены, ухожены, не без проблесков интеллекта в глазах, всегда хорошо и дорого одеты, вне зависимости от времени года.
И главная их черта — они крайне напористы, до наглости. О том, что их обокрали, они рассказывают с такой агрессией, что возникает невольное чувство вины, а то и ощущение сопричастности к ограблению этого милого беспомощного существа. Первые случаи нападения на "ботаников" датируются минувшим летом. А об их происхождении есть более-менее логичная версия.
Приличные девушки вытесняют нищих
Дело в том, что этот способ развода на мелочь был запатентован еще в перестройку местными нищими. Они промышляли на Центральном рынке, улицах Урицкого, Ленина и Карла Маркса. Так же как и девушки — их последователи, они все были на одно лицо: всегда, даже зимой, очень легко одеты в какие-то лохмотья, многодневно небритые и, что характерно, всегда с сильными повреждениями лица или тела — заплывшие глаза, синяки на пол-лица, загипсованные конечности...
Кстати, их было ограниченное количество (что называется — узкая специализация), а работали они постоянно, целыми днями, поэтому те, кто часто бывал в центре, скоро узнавали их в лицо. Например, я...
Они, так же как девушки-последователи, утверждали, что их, гостей нашего города, побили и ограбили и теперь они собирают мелочь помаленьку на билет — уехать в Тулун, Нижнеудинск или любой другой не очень отдаленный от Иркутска райцентр. Но этот бизнес прожил недолго, так как они быстро примелькались, а подавали им из-за антисанитарного вида очень неохотно.
Так что явственно просматривается преемственность поколений, и у девушек значительно большие шансы на сочувствие — просто из-за внешнего вида. Насчет того, откуда появились эти девушки, есть только одна догадка — это те самые, только чуть повзрослевшие, "мороженщицы", которые несколько лет назад промышляли на набережной.
Тогда девушки подходили к молодым людям, уговаривали угостить их мороженым, подводили к киоску и после покупки лакомства быстро линяли от обнадеженного "спонсора". Суть развода состояла в том, что у девушек была договоренность с продавщицей мороженого, и, сделав по набережной круг, девушка возвращалась в исходную точку и сдавала мороженое обратно за полцены — то есть половину, наличкой, ей, половину — продавщице.
Видимо, кроме небольшого дохода, в этом есть большой адреналин, от которого девушкам этого экстремального типа невозможно отвыкнуть — этакая разновидность клептомании. И если к вам подойдет на улице Карла Маркса этакая бизнесвумен — не измывайтесь над девушкой, не обижайте ее недоверием и не третируйте ее расспросами. Просто помогите ей уехать в Ангарск. Им зачем-то это нужно...

Метки:
baikalpress_id:  2 259