Шокирующая Петрушевская и ее "Номер Один"

Роман Людмилы Петрушевской можно назвать детективной историей с мистической подоплекой

Стать литературным событием уже прошедшего года предрекали многие литературные критики новому произведению Л.Петрушевской. Ее первый роман "Номер Один, или В садах других возможностей", едва появившись на книжных прилавках, вызвал заметное оживление в рядах литературных критиков и книжных обозревателей. Одни предрекали "Номеру Один" стать лауреатом одной-двух престижных литературных премий, другие незамедлили разразиться гневной рецензией, снабдив ее длинным списком претензий к роману. В общем, о новом произведении Л.Петрушевской с момента его выхода в свет были высказаны диаметрально противоположные суждения.

В итоге некоторым предсказаниям все-таки было суждено сбыться. Лауреатом премии "Номер Один" не стал, но оказался сначала в длинном списке, а затем и в числе номинантов шорт-листа одной из самых престижных на сегодняшний день премий — Букеровской.
Начинается роман с длинного диалога без малейшего авторского комментария. В процессе чтения становится ясным, что беседуют персонажи, обозначенные цифрами: Первый (в дальнейшем Номер Один) и Второй. Номер Один демонстрирует Второму видеокассету с записью архаического текста, который поет в состоянии транса мамот (жрец) народа энтти Никулай-уол. Сюжет романа закручивается вокруг исчезновения некоего Кухорева, таинственным образом похищенного во время этнографической экспедиции. Вышел человек ночью по нужде, а рано утром оказался за пятьдесят километров, в зоне смертников, где содержатся убийцы. Сообщили о нем по рации и потребовали выкуп. Номер Один и пытается выпросить у Второго пять тысяч долларов, чтобы освободить заложника. Деньги ему получить удается, но при одном условии: нужно отвести в город Н. двадцать тысяч долларов и оставить в залог Второму расписку на квартиру.
С этого момента диалог Первого и Второго уступает место детективной истории с мистической подоплекой...
У романа наверняка найдутся свои поклонники, несмотря на тяжеловесность тем и сюжетов, отсутствие единого действия в романе (он разбит на главы, написанные в разных формах: диалог, письмо, поток сознания). С одной стороны, это будут те, кто оценит виртуозную игру автора со словом. Ибо подлинная стихия Л.Петрушевской — это языковая стихия. Тут ее мастерство неоспоримо. И у сомневающегося есть шанс в этом убедиться, став свидетелем эксперимента — языковой метаморфозы, последовавшей после того, как душа интеллигентного Номера Один переселилась в тело бандита и вора Валеры. Мало кто может так органично соединить рассуждения ученого-этнографа о мотиве похищения девушки медведем с жутким рассказом бандита об изнасиловании девчонки взрослым мужиком в присутствии сына.
В результате такого языкового эксперимента перед взором читателя разворачивается картина взаимопроникновения памяти интеллигента и вора, воплощенная в борьбе разных речевых пластов.
Найдутся поклонники романа и среди ценителей детективных головоломок, мистических пророчеств и тайн вроде случаев левитации и метемпсихоза. Переселение душ (метемпсихоз) — один из архетипических сюжетов мировой культуры — неоднократно и с большим интересом интерпретировался в веке минувшем и нынешнем как литературой, так и кинематографом.
Однако следует обратить внимание читателя на немаловажный (для романа) факт. Во всех религиях, где присутствует вера в переселение душ, первична душа, даже если она забывает о своем прежнем воплощении. В романе Л.Петрушевской первичным оказывается тело. Так, через некоторое время после переселения души Номера Один в тело бандита Валеры оно (тело) начинает доминировать, подчинять себе переселившееся в него чужое сознание. В результате противоборства двух сознаний происходит подавление интеллигентского сознания воровским.
Не менее часто, чем предыдущий, используется литературой и кинематографом еще один сюжет из сокровищницы мировой культуры, условно названный "проклятием сокровища", который затягивает читателя "Номера Один" в водоворот событий. Вор похищает священную драгоценность, и само божество или его жрецы пытаются вернуть сокровище, мстя обладателю реликвии... В данном случае Кухарев похищает святыню народа энтти — глаз Царя Нижнего мира — из могильника, куда его привел Номер Один. Теперь похищенного Кухарева нужно найти и выкупить (читай — вернуть святыню), пока его не съели.
Дебютировав в качестве романиста, Людмила Петрушевская еще раз подтвердила, что осталась верна выбранному когда-то творческому принципу — шокировать, вызвать ужас... и оставить с этим жить. Этим Петрушевская когда-то сделала себе имя. Заняв однажды свою нишу в литературе — бездонную и неприглядную — и ни разу не изменив выбранному пути. В далеком 1968-м, когда она принесла свои первые рассказы ("Такая девочка", "Слова", "Рассказчица", "История Клариссы") в "Новый мир", результатом стала резолюция А.Т.Твардовского: "Талантливо, но уж больно мрачно. Нельзя ли посветлей?". Хоть вдогонку им и была дана команда: "От публикации воздержаться, но связи с автором не терять".
Впервые произведение Л.Петрушевской (повесть "Свой круг") было опубликовано в "Новом мире" лишь двадцать лет спустя, в 1988 году. Не изменила она своему выбору и в постсоветское время, когда с ее текстов сняли запрет, стали печатать, ставить в театре, переводить на другие языки. Не изменила и сегодня, будучи уже признанным классиком и в России, и за рубежом, известным драматургом, публицистом, прозаиком, лауреатом Государственной премии в области литературы и искусства, академиком Баварской академии искусств.

Метки:
baikalpress_id:  2 226