Новый год утомил иркутян до белой горячки

Последними закончат отмечать грандиозные праздники в начале февраля хронические алкоголики

Можно сказать, что мы пережили первую фазу глобального социального эксперимента, как переживет русский человек самые продолжительные праздники в мире. И уже прецедент показал то, что и так можно было предсказать: народ не готов к столь продолжительному запою, санкционированному свыше. В Иркутске новогодние торжества 2005 года прошли в обстановке непрерывного пьянства, отблесков пожарищ и сгустков крови на снегу...

Илья Муромец как зеркало русской ментальности
Ни у одного специалиста, с которым мы разговаривали, нет категоричного мнения, хорошо это или плохо — две недели непрерывных праздников. Все отмечают, что для здоровья и благосостояния местного населения это губительно, однако оспорить решение правительства не осмелился никто.
Заведующий поликлиникой центра психологической помощи населению, врач-психотерапевт Александр Мантахаев, объяснил, что долгие праздники вообще свойственны только для России: если за границей средний отпуск человека составляет две-три недели, то в России он заметно продолжительнее. За год наш человек отдыхает 2—3 месяца.
— Это психология русского человека. У нас национальный герой — Илья Муромец, который пролежал на печи 33 года. Вроде бы у него было какое-то заболевание, но тогда непонятно, с чего это он был такой здоровый. Скорее всего, он страдал от истерического паралича и выходил заниматься спортом по ночам. Но это детали, а сам случай показательный — ничего не делать и при этом добиться всего, — объяснил Александр Мантахаев.
Проблема в том, что, когда русский человек ничего не делает и ожидает, что все будет, а ничего не происходит или, как правило, становится только хуже, он начинает в этом винить всех окружающих, но только не себя. В практическом плане это означает, что в похмелье, недостатке денег, пожарах, убийствах и белой горячке виновато правительство, соседи, но только не тот, кто напился, покалечил соседа и случайным окурком спалил свою хату.
Поэтому вопрос стоит не в том, сколько дней праздновать, а как это делать.
— У меня есть знакомые, которые в праздники могут посидеть за чашкой кофе, может быть — кофе с коньяком. Я знаю небогатых людей, которые не могут себе позволить улететь на курорт и все праздники проводят в деревне. Другое дело, что в нашей стране бюджет состоит из акцизов на алкоголь, что формирует у населения самый доступный способ освободиться от напряжения. Все зависит не только от количества денег, но и от потребностей человека, — считает Александр Алексеевич.
Водка стала лучше, а праздники хуже
Неожиданно спокойными выдались долгие праздники в токсикоцентре. Главный врач Иван Провадо сообщил, что все праздничные дни прошли в обычном режиме, никаких ЧП, ужасных отравлений суррогатами не случилось.
— Небольшой рост количества больных начался первого января, как обычно: кто-то перепил, кто-то недопил... До этого никого не привозили — спиртное припрятывали до праздников, поэтому заранее никто не отравился. За праздники у нас пролечилось всего полсотни человек, а это не так уж и много. Больные по большей части уже выписаны домой.
— Если праздники для вас прошли так легко, вы, наверное, не против столь продолжительного Нового года?
— Категорически против!!! Десять дней ничего не делать — это пытка. Смотреть в этот ящик, в котором только реклама да надоевшие лица так называемых звезд, просто невыносимо! Я все свободное, помимо дежурств, время провел на даче, на свежем воздухе. Иногда пациента спрашиваешь: "Что ж ты так напился?" А он отвечает: "А что делать-то, чем заниматься?"
Два часа под капельницей — и на работу
Все новогодние праздники в наркологическом диспансере круглосуточно работал процедурный кабинет, дежурили врачи. Начиная с первых предпраздничных дней ежедневно поток амбулаторных больных на капельницу (чистить кровь от алкоголя и продуктов его распада) стабильно возрастал, и сегодня в сутки под капельницу ложится до 20—30 человек против 5—7 в обычные дни.
Процедурная сестра психонаркологического диспансера, Нина Петровна, рассказала:
— Я работала 4 января — было около двадцати человек, все пришли до обеда, вечером и ночью было спокойно. Сейчас (10 января. — Прим. авт.) обеденное время, а у нас уже прокапалось четырнадцать человек.
Это обычный график работы диспансера в праздничные дни. Пациенты идут в первой половине дня, проснувшись в состоянии глубокой алкогольной абстиненции, которую не лечит даже пиво. Вторая половина дня проходит спокойно, и только ночью могут привезти единичных больных — самых тяжелых, которые могут не дожить до утра. У нескольких таких больных на минувшей неделе прямо под капельницей прихватывало сердце, падало давление. Даже был случай, когда начались галлюцинации.
— С точки зрения нарколога, все праздники — это обильные возлияния, — печально констатирует врач-психиатр-нарколог областного психонаркологического диспансера Елена Ясникова. — И лишние дни праздника — это дополнительный фактор риска. А вообще, для всех медиков праздники — это ад кромешный. Видите, все празднуют, а у нас дополнительные дежурства, потому что людей приходит стабильно много, больше, чем в обычные дни.
Но собственное мнение о продлении новогодних праздников у Елены Евгеньевны двойственное:
— Проводились исследования производительности труда в течение года. Так вот оказалось, что в рабочие дни между Новым годом и православным Рождеством она составляет всего 30%. Так что, может, действительно в этом есть рациональное зерно.
Первыми начинают обращаться за помощью к наркологам вполне приличные люди — бюджетники, коммерсанты, обыватели. Это те, кто не рассчитал силы и, что называется, злоупотребили, — собственно, истинные жертвы затяжных праздников. Кстати, под капельницу в эти праздничные дни попадали и женщины, и дети.
К концу праздников потянулись так называемые неблагополучные слои местного населения, люди выпивающие — те, кто привык к запоям, но даже этот запой для них затянулся, а они не в силах остановиться самостоятельно. Но они еще достаточно здравомыслящие люди, чтобы помнить, что скоро на работу, и вынуждены прибегать к медикаментозной помощи. Перечисленные посетители процедурного кабинета — из тех, о ком говорят "два часа под капельницей — и на работу".
Количество наркоманов и хронических алкоголиков, обращающихся за помощью в процедурный кабинет, в праздничные дни остается прежним. Эти постоянные посетители диспансера вообще не реагируют ни на какие внешние условия, включая праздники, стабильно приходя для снятия ломок и похмелья через равные промежутки времени.
Хронические алкоголики до амбулатории доберутся только в первых числах февраля, после месячного запоя. Им все равно, сколько праздничных дней учредило правительство, у них свой график празднования...

Метки:
Загрузка...