БАМ виден даже из космоса

24 декабря 1975 года по магистрали прошел первый поезд

Перегон от Лены (город Усть-Кут) до Таюры (поселок Звездный) был невелик — всего 64 км. Но этот перегон был начальным, самым первым на всей стройке, протянувшейся на три с половиной тысячи километров — от Усть-Кута до Комсомольска-на-Амуре. И потому сдача его в эксплуатацию, хотя и временную, становилась всесоюзным событием.

По этому поводу со всех сторон сыпались приветствия, и самое главное — от высшей тогда в стране инстанции, ЦК КПСС. Надо полагать, именно по ее благословению (без этого благословения ничего в стране не происходило) из подмосковного космического Звездного на торжество в скромный, хотя и известный, бамовский Звездный приехал дважды Герой Советского Союза Алексей Леонов, первый из землян, вышедший в открытый космос. Я спросил его тогда, приходилось ли открывать железные дороги. "Нет, — улыбнулся Леонов, — космические приходилось, а вот железную в первый раз". А перед этим, выступая на митинге и передавая поздравление от своих товарищей-космонавтов, он сказал, что БАМ виден и из космоса... Это был не просто приятный комплимент — это было подтверждение грандиозности стройки.
Первый поезд вели братья Нестеровы — Игорь, Олег и Валерий — и Анатолий Зырянов. Братья были потомственными железнодорожниками. Зырянов, родившийся и выросший здесь, на ленских берегах, паровоз увидел лишь в пятнадцать лет. И конечно, не думал не гадал, что ему выпадет такая честь...
Короткий праздничный состав, украшенный красными лозунгами, транспарантами и несущий впереди на тепловозе, как тогда было принято, портрет Ленина, выбрался из Усть-Кута, медленно взобрался на Ленский мост, первый (и поныне единственный на всей великой реке) и врезался в тайгу. По нормам четырехсотметровый мост полагалось возводить более двух лет — вырвали, днюя и ночуя на реке, за год с лишним. И кроме него, в это же время прорубили 478 км просеки, сотворили еще десять средних и малых мостов, 72 громадные водопропускные трубы из железа и бетона, перелопатили, отсыпали в полотно железной и притрассовой автодороги 9,6 миллиона кубов земли и скалы. Не знаю, как перевести эту последнюю громадную цифру на понятный человеческий язык, знаю только, что в некоторых местах насыпь достигала высоты семиэтажного дома.
По всему пути, начиная от Якурима, старинной деревни почти сразу за Усть-Кутом, к первому поезду, приветствуя его, выходили люди. Их не организовало ЦК, они выходили сами и, держа в руках транспаранты, махали поезду руками. С ними, несмотря на стужу, стояли дети, они тоже махали — флажками и разноцветными шарами. Все улыбались — это была общая победа.
Первый поезд шел медленно, как бы пробуя на ощупь новую дорогу, и лишь через четыре с половиной часа, перекатившись через Таюрский мост, прибыл в Звездный. Строители поднесли почетным гостям хлеб-соль, ребята из бригады монтеров пути Героя Социалистического Труда Виктора Лакомова забили последний костыль, по традиции называвшийся серебряным, — он был никелирован. И член ЦК, первый секретарь Иркутского обкома Николай Банников, разрезал красную ленту.
Этот коротенький перегон (нынче поезда проскакивают его за час), поскольку был первым, начальным, как бы открывал путь всему движению на восток. Это движение длилось еще десять лет. А полностью БАМ был готов лишь недавно, спустя почти тридцать лет. Но первый шаг был сделан именно тогда, в полдень 24 декабря 1975 года.

Метки:
Загрузка...