Нештатная бригада авторитета-самозванца

Вынесен приговор тулунской банде Абрамовича, которая держала в страхе водителей-дальнобойщиков и состоятельных горожан

В период с апреля по ноябрь 2002 года молодые жители Тулуна совершили ряд разбойных нападений на дальнобойщиков, организации и квартиры. Два человека, в том числе заместитель директора Тулунского стекольного завода, погибли. Заручившись поддержкой у неофициального положенца города, амбициозный главарь новоявленной банды собирался подчинить своему влиянию всех разбойников, которые вознамерятся промышлять гоп-стопом на федеральной трассе М-53 между Тулуном и Нижнеудинском. Эти планы расстроили оперативники областного УБОПа и уголовного розыска Тулунского ГОВД.

Покровительство некоронованного положенца
21-летний сварщик МУП Комхоз Алексей Абрамович сколотил шайку весной 2002 года. Активными членами банды стали его ровесники — слесарь райпо Владимир Харитонов и столяр частной фирмы Андрей Рыбаченко, а также 24-летний безработный Андрей Мурашко (единственный, кто на момент создания устойчивой преступной группы имел судимость за кражу).
— Все они, кроме Мурашко, выросли в благополучных семьях, — рассказывает оперуполномоченный по особо важным делам областного УБОПа. — Лидерские позиции Абрамовича в этой группе объясняются тем, что он водил знакомство с местным криминальным авторитетом Сухановым. Сам он, конечно, никакого веса в этой среде не имел, просто вовремя попал в поле зрения Суханова, который накануне освободился из тюрьмы и стал претендовать на место положенца города, поэтому нуждался в поддержке молодых бандитов. Абрамович обещал Сухану отстегивать в общак часть добычи с разбойных нападений на трассе в обмен на покровительство авторитета. Эти отношения не могли не возвысить Алексея над своими ровесниками, да и по характеру, конечно, он был явным лидером.
Нельзя, однако, назвать заблудшими овцами и остальных членов шайки — никто из них случайно в эту банду не попал. Когда будущий главарь собрал своих приятелей в частном доме Мурашко на улице Майской (будущей штаб-квартире банды) с предложением заняться разбойными нападениями, он точно знал, что никто из присутствующих не откажется. Слишком скучной и бедной казалась каждому из них собственная жизнь.
Первым делом Абрамович вооружил всех подельников охотничьими ружьями и обрезами, предоставил в пользование банды свой автомобиль ВАЗ-2103 (позднее добавится еще и "Москвич" Рыбаченко). Когда все было приготовлено для разбоев, в том числе перчатки, маски и сменная одежда, главарь озадачил своих подопечных поисками объектов для нападений. С выходом на трассу он решил повременить. Дело в том, что отдавать часть награбленного авторитету Суханову Абрамович обещал только с разбоев на трассе. Добычу с других преступлений авторитет обещал не трогать.
Уже на первой сходке новоявленной тулунской банды Владимир Харитонов поделился соображениями, что можно было бы ограбить его собственного отца, возившего кассира райпо за продуктами. Злоумышленники разработали план нападения на машину с кассиром, но от задуманного им пришлось отказаться — у Абрамовича сломалась машина, к тому же выяснилось, что кассира часто сопровождает вооруженный охранник. Для обкатки банде требовалось преступление попроще, и Абрамович хорошо это понимал. Главарь отмел вариант Харитонова и предложил свой: ограбить придорожный магазин-закусочную "Звезда", расположенный в десяти километрах от города. Что и было сделано вечером 22 мая 2002 года.
Естественно, женщина-продавец не смогла оказать вооруженным преступникам достойного сопротивления. Бандиты без труда завладели выручкой, личными деньгами работницы и сигаретами. Ущерб от разбойного нападения составил всего 1295 рублей, но боевое крещение преступников состоялось. Абрамович убедился, что в этом составе банда вполне способна и на более серьезные дела.
Первая кровь
Первую вылазку на трассу М-53 преступники совершили в ночь на 22 июня 2002 года. Автомашина ВАЗ-2103 Абрамовича, в которой также находились Харитонов и Мурашко, выехала на Московский тракт. Преступники решили ехать в сторону Нижнеудинска, приглядываясь по пути к машинам, двигавшимся в попутном направлении либо стоящим на обочине. Разбойники добрались до самого Нижнеудинска, но подходящий объект для нападения так и не встретили. Абрамович развернулся и повез подельников домой. Было уже около трех часов ночи, когда бандиты увидели, что возле стелы, разграничивающей Нижнеудинский и Тулунский районы, стоит японский грузовик "Хино" с красноярскими номерами. Сбавив скорость, Абрамович медленно проехал мимо машины. Разглядев, что кузов грузовика пуст, злоумышленники пришли к выводу, что у дальнобойщика должна быть крупная сумма денег...
Из показаний потерпевшего водителя грузовика — работника красноярского мебельного салона:
"Из Красноярска мы вместе с грузчиком выехали рано утром 20 июня, нужно было отвезти на реализацию мебель в город Рудногорск. Выполнив заказ, 21 июня поехали обратно в Красноярск. Примерно в два часа ночи 22 июня мы находились на трассе между Тулуном и Нижнеудинском. Здесь решили остановиться и вздремнуть час — полтора. Я проснулся от выстрелов, увидел в кабине осколки стекла. В этот момент прозвучал еще один выстрел, правое стекло спального отсека разбилось. Нападавшие в масках пытались открыть водительскую дверь машины, но сделать это не смогли, так как выстрелами повредили внешнюю ручку двери. В этот момент один из преступников выстрелил в стекло пассажирской двери. Затем кто-то крикнул: "Их там двое!" Второй нападавший ответил, чтобы тот стрелял по ногам. Тогда грузчик сам открыл пассажирскую дверь и вышел из автомобиля, его тут же отвели к кустам, связали руки скотчем. Затем и меня вытащили из кабины, положили на землю лицом вниз и связали..."
На этот раз добыча была солидной — 122 850 рублей, магнитола, прикуриватели и личные вещи водителя. Каждому из трех разбойников досталось по 27 000 рублей, остальную сумму главарь не делил. Он сказал подельникам, что эти деньги пойдут на бензин, ремонт машины и "так, пива попить". Но недовольных таким решением не было, удачный исход последнего нападения поднял авторитет Абрамовича в глазах остальных членов банды. Поэтому, когда главарь предложил подельникам совершить очередное преступление на трассе, никто и не думал перечить.
Этот разговор состоялся 13 августа 2002 года. Абрамович сказал, что нужно несколько изменить схему нападения, чтобы в милиции не догадались о серийности нападений на дальнобойщиков. Накануне он сам изготовил из металлической пластины так называемую борону — в виде заточенных штырей. Это приспособление он планировал положить на дорогу, чтобы проколоть шины автомобиля, выбранного в качестве объекта нападения. На дело разбойники отправились той же ночью.
Из обвинительного заключения:
"Далее, опасаясь быть задержанными сотрудниками дорожно-патрульной службы, преступники проехали к расположенному неподалеку от дома Мурашко железнодорожному полотну, где Харитонов и Рыбаченко взяли сумку с оружием, патронами, одеждой, масками, перчатками, скотчем и вдвоем перенесли ее через железнодорожное полотно на другую сторону. Абрамович и Мурашко в это время на автомобиле проехали через город и с другой стороны железной дороги вновь посадили в автомашину Харитонова и Рыбаченко вместе с указанной сумкой..."
И опять преступникам приглянулся порожний грузовик "Хино", двигавшийся в строну Нижнеудинска. "Жигули" Абрамовича обогнали грузовик на подъеме и остановились на значительном отдалении впереди. Главарь скомандовал подельникам положить борону на дорогу. Но ничего не вышло, водитель грузовика вовремя разглядел и объехал подозрительную железку. В этот момент бандиты, рассредоточившиеся по разные стороны дороги, открыли огонь по машине. Раненый водитель в шоке дал по газам, ни окрики разбойников, ни выстрелы вдогонку не смогли остановить машину. Бандиты кинулись к своим "Жигулям", чтобы продолжить преследование. Они знали, что тяжело ранили водителя, и тот далеко уехать не сможет. Однако шоферу грузовика удалось достичь оживленного участка дороги, откуда его впоследствии госпитализировали в ЦРБ с огнестрельными ранениями головы и туловища. Эту добычу Абрамовичу пришлось отпустить, но возвращаться домой с пустыми руками он не собирался.
Этой же ночью, то есть через два часа после нападения на грузовик, преступники, уже подъезжая к Тулуну, увидели автомобиль КамАЗ с прицепом, который стоял в поле. Абрамович сказал: "Давайте, хоть на этот грузовик нападем, если нам больше ничего не остается".
Из показаний 14-летнего потерпевшего подростка:
"13 августа мы с мамой возвращались из поселка Шиткино (Тайшетский район). В Иркутск нас повез на КамАЗе знакомый водитель. Не доезжая до Тулуна около километра, шофер решил свернуть с дороги, чтобы отдохнуть. Мама легла на спальное место, водитель положил подушку на центральное сиденье, я лег на нее слева, а мужчина справа. Я никак не мог уснуть, просто лежал. Примерно через два часа услышал выстрелы откуда-то сзади. Несколько человек стали кричать: "Вылезайте из машины, всех убьем!" Затем опять выстрел. Двое парней в масках открыли дверь с моей стороны и направили ружье и обрез в кабину. Я лег на пол кабины, а шофер обматерил их, сказал, что они обнаглели, завел машину и попытался уехать. В этот момент оба парня выстрелили водителю в голову...
Когда меня вытащили на улицу, мама уже лежала на земле, она была в обмороке, рядом с ней сидел парень, которого все называли Лехой, и бил ее руками по щекам. Один из бандитов наставил на меня обрез и заставил искать деньги в кабине, я взял мамину сумку и 500 рублей, которые лежали на приборной панели. Потом этот Леха крикнул: "У нее сережки!". Я стал просить, чтобы маме не порвали уши... Кроме сережек на маме были кольца, бандитам не удавалось их снять, тогда Леха приказал мне, чтобы я сделал это, иначе обещал убить. Я опять полез в кабину, нашел мазь от комаров и с ее помощью снял два кольца, но два других не смог. Я прикрыл руку матери и сказал, что больше колец нет. Потом они ушли в сторону трассы..."
Добычей преступников, если не считать украшения, стали чуть меньше шести тысяч рублей. Несомненно, это был провал, если учесть, что ради этих денег был убит человек.
С этого моменты Абрамович опять меняет схему преступлений, на трассу бандиты больше не высовываются, промышляют только в городе. Так они украли два промышленных вентилятора и насос из здания очистных МУП Комхоз, затем, в ходе разбойного нападения на сторожа этой же родной для главаря банды конторы, похитили компьютер. Далее последовала квартирная кража и хищение 14 мешков муки из хлебопекарни райпо.
Вторая жертва, крах банды Абрамовича
В конце октября 2002 года Андрей Рыбаченко познакомил Абрамовича со своим родственником Евгением Саютиным. С участием бывшего кинолога местного следственного изолятора, уволенного из органов за дискредитирующие связи, в ночь на 6 ноября банда совершила разбойное нападение на дом заместителя директора Тулунского стекольного завода. На это дело, ставшее последним для всей банды, Харитонов, Рыбаченко и Саютин отправились без главаря.
Из показаний потерпевшей хозяйки дома:
"Ночью 6 ноября мы с мужем находились дома в разных комнатах. Я проснулась от звука разбиваемого стекла, поняла, что в дом забрались воры, и побежала в спальню мужа, окрикнула его. Геннадий сразу вскочил с кровати, в этот момент кто-то ударил меня по голове. Скорее всего, этот же человек выстрелил в мужа, Геннадий упал. Ко мне подошел человек в маске, сказал, что мужа заказали конкуренты и спросил, где деньги от продажи машины. Говорил он сначала с кавказским акцентом, но потом, забывшись, перешел на чистый русский. Я ответила, что никакую машину мы не продавали. Он разозлился, стал пинать меня. В этот момент муж встал, прикрываясь обогревателем, но опять прогремел выстрел, Гена упал и больше не поднимался. Потом еще один выстрел, хрипы мужа и звуки удара топором..."
Бросив женщину в подполье, преступники стали выносить из дома вещи. Прибывшим на место преступления сотрудникам милиции, можно сказать, повезло. Выпал снег, и по свежим следам оперативники пришли к дому Харитонова.
— Тулунский отдел УБОПа к этому моменту уже вел разработку банды Абрамовича, которая подозревалась в нападениях на дальнобойщиков, — рассказывает оперуполномоченный областного управления по борьбе с оргпреступностью. — У нас также имелась оперативная информация, что Абрамович тесно контактирует с авторитетом Сухановым, который, кстати, потом пропал без вести, так и не став положенцем. Когда выяснилось, что двое подозреваемых в нападении на дом заместителя директора стекольного завода входят в группировку Абрамовича, было принято решение о задержании всей банды.
Расследование криминальных похождений банды Абрамовича продолжалось почти два года. Уголовное дело вел старший следователь отдела по расследованию убийств и бандитизма СУ областной прокуратуры Артем Биктимиров, оперативное сопровождение осуществляли сотрудники областного УБОПа. В минувшую пятницу Иркутский областной суд огласил приговор тулунской банде: Владимиру Харитонову — 19 лет, Алексею Абрамовичу, Андрею Мурашко и Андрею Рыбаченко — по 18, Евгению Саютину — 15 лет.

Метки:
baikalpress_id:  2 108
Загрузка...