Брат и сестра больше двух месяцев живут в больнице

Дети до сих пор не знают, что такое колбаса и яблоки

Четырехлетний Костя и его двухлетняя сестренка Лена уже больше двух месяцев живут в инфекционном отделении Усть-Ордынской окружной больницы. Сейчас палата-бокс, из которой дети выходят нечасто, заменила им родной дом. Детскими игрушками стали две деревянные табуретки из той же палаты. Женщин из медицинского персонала, которые ухаживают за ними, брат и сестренка уже давно стали называть мамами.

Дети из палаты
Костя и Лена, как и все дети, ждут Деда Мороза, но мечтают они не о куклах, не о машинках на дистанционном управлении, а о пряниках. Навестит ли ребятишек Дед Мороз с подарками, пока неизвестно. Ясно лишь, что встречать этот новогодний праздник им придется не дома с родными за праздничным столом, а одним в своей больничной палате.
Дети из больничной палаты здоровы. Но выписывать их некуда: дома, в родном Бозое, их никто не ждет. Холодный домик на улице Советской, обрезанные за неуплату электропровода — вряд ли это будет сопутствовать праздничной атмосфере. Да и родная мать, лишенная недавно родительских прав, скорее всего, не обеспокоена предпраздничными хлопотами.
Мать угрожала зарезать детей
А началась вся эта история еще летом, в июле этого года, когда родителей Кости и Лены задержали в Иркутске по довольно громкому делу — у них было обнаружено 19 килограммов наркотиков, которые они пытались продать. Отца Кости и Лены сотрудники правоохранительных органов арестовали сразу, а вот мать решено было до суда отпустить к маленьким детям, за которыми необходим был присмотр. Уже позже выяснилось, что присмотр необходим был скорее за их матерью.
После того как женщина вернулась в Бозой, началась череда беспробудных пьянок. По словам соседей, женщина несколько дней не находилась дома и дети были предоставлены сами себе. А однажды она и вовсе напилась до белой горячки. В таком состоянии страшные угрозы о том, что она зарежет себя и детей, уже вызывали опасение.
Неизвестно, что было бы сейчас с детьми, если бы 26 сентября старший следователь СЧСО УВД города Иркутска Ирина Шибанова приехала в Бозой, чтобы предъявить обвинение женщине. Шибанова увидела более чем живописную картину, которая убедила ее забрать детей:
— Когда мы зашли в дом, то сама мать лежала на кровати пьяная. В таком же состоянии находились и ее друзья-собутыльники. Они валялись кто где. Два маленьких ребенка в кое-какой одежонке, с колготками без пяток, сначала возились на кровати около спящей матери, а потом слезли и подошли к ведру сырой картошки, взяли ее и начали грызть. Картошка была вся в земле, а они ее ели. Скорее всего, дети дня три ничем не питались: дома-то у них только и было что недопитая бутылка водки и корка хлеба с порезанным чесноком на закуску.
Когда детей попытались накормить бутербродами с колбасой и яблоками, то оказалось, что яблоки они и есть-то не умеют — просто обгрызли вокруг хвостика, а колбасу и вовсе приняли за сырое мясо, просили сначала пожарить.
Отец пошел на преступление из-за нужды
Необходимость забрать детей подтвердили лишний раз и рассказы односельчан. По их словам, до того как арестовали отца, семью более или менее можно было назвать нормальной:
— Пить он сильно не давал своей жене, дети вроде бы ничего, играли на улице, — рассказывает соседка.
Сам отец Кости и Лены по инвалидности нигде не работал, занимался домашним хозяйством: сенокосил и разводил кроликов, потом продавал, на то и жила семья. Женщина же, сидевшая уже до этого в бозойской колонии, выйдя из тюрьмы, нигде не работала. Когда ей предложили пойти на ферму, то ли из излишнего честолюбия, то ли из-за лени она отказалась, встала на биржу занятости в Усть-Орде.
— С одной стороны, — говорит старший следователь, — их отца можно понять. Скорее всего, он пошел на это преступление из-за нужды. Сначала он даже хотел взять всю вину на себя, а когда узнал, как жена жить стала, то передумал.
Ирина Шибанова не смогла остаться равнодушной к двум ребятишкам и сама занялась оформлением всех необходимых бумаг для лишения матери родительских прав.
Уже после того когда увезли детей, их мать, по неофициальным данным, продала все в своем доме, участвовала в краже.
Детей вернули в больницу на следующий же день
После того как Костю и Лену увезли от матери, какое-то время им пришлось полежать в больницах — сначала в Иркутске, а потом в Усть-Орде. У девочки обнаружили несоответствие в весе и отсутствие зубов, что было удивительным в ее возрасте, к тому же она перенесла осложненную пневмонию. И брат, и сестра переболели кишечной инфекцией и ветряной оспой.
Сейчас, как считает Римма Барбаева, исполняющая обязанности заведующей инфекционным отделением Усть-Ордынской окружной больницы, оба ребенка поправились и вполне готовы к выписке из больницы. Правда, выписывать Костю и Лену врачи пока не торопятся, потому что еще неизвестно, куда попадут дети после своего временного пристанища.
Органы социальной защиты направили обоих детей в Харатский социально-реабилитационный центр. Правда, пожить им удалось там недолго — на следующее же утро сотрудники приюта увезли детей обратно в Усть-Орду. Выяснилось, что этот приют еще не достроен и принять детей не может. К тому же дети не совсем подходят по возрасту.
Теперь медицинский персонал, уже успевший привязаться к детям, переживает, что, скорее всего, брата и сестру разлучат по разным детским домам. Но если это действительно произойдет, то не так скоро, ведь остальные детские дома округа оказались переполненными и тоже не могут принять к себе Лену и Костю.
Так что до того, пока органы соцзащиты и опеки не рассмотрят этот вопрос (решение, как нас заверили, будет принято в первых числах января), дети будут жить в отдельном боксе инфекционного отделения больницы.

Метки:
baikalpress_id:  2 099