Спиртовой спрут опутал Иркутскую область

Редкие победы милиционеров на алкогольном фронте не способны изменить ситуацию

Подпольная экономическая система по производству и реализации катанки и спиртовых суррогатов уже много лет действует в Иркутской области. Здесь абсолютно бесконтрольно вращаются сотни миллионов рублей, не говоря уже о том, что усилиями деревенских бутлегеров население региона с поразительным постоянством травится некачественным пойлом. Попытки некоторых сотрудников правоохранительных органов повлиять на ситуацию заканчиваются полным провалом. На стороне производителей и торговцев несовершенство закона и несомненные связи в определенных структурах.

Банное средство для внутреннего употребления
В области пять спиртовых заводов — в Тельме, Троицке, Тулуне, Бирюсинске и Зиме. Последний находится в стадии банкротства, на внешнем управлении, его распродают.
Считается, что на предприятиях, производящих хороший этиловый спирт, на заводах "Кедра", глобально не воруют. Разве что работники для собственных нужд утянут пару-другую литров. Ведь спирт в деревне, несмотря на свободный к нему доступ, так и остался валютой. Поэтому хороший спирт налево не уходит, его нельзя купить из-под полы.
У Бирюсинского гидролизного завода лицензия на производство спирта была отобрана год назад. Правда, пару месяцев назад сотрудники ОБЭПа обратили внимание на то, что завод все-таки продолжает делать спирт. Директору предприятия было инкриминировано получение 214 миллионов рублей от незаконной деятельности завода.
Законно же завод разливает парфюмированную жидкость: средство для ванн "Мечта-1" и "Мечта-2". Доля спирта в этой мечте алкаша - 85—88 и 72—75 процентов соответственно. Насчет применения его в банных целях редакции ничего не известно.
Нечто похожее производит Канский биохимический завод в своем усольском филиале. Там разливают раствор на основе денатурированного спирта "Новинка-1" и средство для очистки стекол "Триостан".
Вот такие спиртосодержащие жидкости и потребляют внутрь жители области. В продаже особенно много "Триостана" — это то, что называют водкой-катанкой. Предприимчивые граждане официально закупают сию непитьевую продукцию в ее собственной таре, а потом уже разливают в бутылки.
"Катанка", от которой, как известно, многие теряют здоровье, содержит диэтилфталат — сильнодействующий яд второго класса. Если выпить крепко, от души, то можно умереть — что называется, уснуть и не проснуться.
Любители помыться в спирте
Привлечь тех, кто закупает и развозит подобные жидкости по городам и весям, практически невозможно. Закон регламентирует только перевозку этилового или технического спирта. А эта бурда проходит по документам как бытовая химия.
В такой ситуации органам остается только сетовать. Поскольку законодательство РФ в принципе не приспособлено для борьбы со спиртовозами и торговцами.
— Задерживали как-то в Балаганске цистерну спирта, а хозяин делает честные глаза и поясняет, что содержимым бочки он собирался всего лишь мыть детали для машин, — рассказывает прокурор Балаганского района Владимир Марков.
Попытки привлечь за перевозку были. Так, две машины одной из иркутских фирм, возившей жидкость в Бурятию из Усолья, задержали в Забайкалье с пятью тоннами жидкости. Жидкость конфисковали, но уважаемые дельцы обратились в суд, требуя возвращения "национального достояния". Когда обычный суд встал на сторону милиционеров, разгневанные предприниматели побежали трясти бумагами в арбитражном суде. Владельцы спирта приводили веский аргумент: мол, любим мы мыться в спирте, для того и везли. Что тут возразишь?
Если же вдруг жидкость удается изъять, то ее круговорот в социуме обычно заканчивается иркутской фирмой Востсиббытхимплюс, которая перерабатывает конфискат. Из этой бурды они делают другую — стеклоочиститель типа "Триостана". Но, к счастью, для питья он не годится: из-за наполнителей он гораздо более ядовит, для верной смерти хватит и двадцати граммов.
УК наказывает только за яд
Не только перевозчики фактически не несут ответственности за распространение алкогольной бурды. Те, кто сбывает ее в розницу, имеют шанс попасть в поле зрения закона, только если в продаваемом пойле проверяющие органы найдут яд.
За текущий год в области заведено 23 уголовных дела по реализации спирта. И в основном в областном центре. В 23 случаях торговцы отвечают, согласно уголовной статье, за реализацию сильнодействующих и ядовитых веществ. Ядовитое вещество — тот самый диэтилфталат.
Недавно в селе Степном, что в Куйтунском районе, полегла от некоей веселящей жидкости целая семья, членам которой было от 16 до 72 лет. Родственники употребляли нечто добытое, по предварительным данным, у местной почтальонши. Копая для них могилы, оставшиеся родственники утешались тем же суррогатом.
Если в подпольном товаре проверка не обнаруживает яда, торговцу-нелегалу впаяют максимум административный штраф от 500 до 3000 рублей — за незаконную реализацию. Платят розничники охотно. Может быть, потому что редко. Ведь если выявить точку легко, то привлечь — дело долгое и муторное. Приметить точку, сделать контрольный закуп с помощью какого-нибудь бомжа — не вопрос. А вот зайти в квартиру, а тем паче шариться по хозяйским закромам без дозволения хозяев милиция права не имеет. А хозяева обычно свои права знают назубок, могут и не пустить. В деревне и вовсе зайти невозможно — во дворах злые собаки. А пристрелить животину на хозяйском дворе участковый права не имеет.
Кто травит народ?
До революции считалось, что народ спаивают евреи, после революции — империалисты и попы. "Буржуазия отравляла народ водкой, Советская власть осветит жизнь трудящихся светом знания". Свет знания повернулся к народу не той стороной — горячительным из-под полы торгуют в том числе учителя, бывшие милиционеры и прочие, почтенных профессий, люди.
В Октябрьском округе Иркутска по факту торговли чем-то спиртосодержащим заведено дело на бывшего учителя истории, мужа учительницы.
В селе Бирит Балаганского района не однажды штрафована за античеловеческие деяния учительница восьмидесяти лет. Бабулька потчует своих же учеников техническим спиртом. На вразумляющих беседах в администрации она отмахивается почетными грамотами, что, мол, заслуженная я со всех сторон. Но штрафы платит. И снова торгует.
Оптовыми поставками спирта на точки в Бирите, кстати, занимается бывший участковый. О чем всей деревне доподлинно известно. Кстати, Бирит прославился тем, что нормальное, не пьющее население, спиртоторговцев активно бойкотировало. После чего их несколько поубавилось, оставшиеся в открытую уже не торгуют. На каждой точке есть теперь своя постоянная клиентура.
Балаганский район, как и всякий другой сельский, пьет безмерно. Технический спирт туда везут из Тулуна цистернами. Торговля в деревнях процветает. Всем, в том числе и прокурору района, известны четыре местных персонажа, которые занимаются оптовыми поставками.
— Один из них говорит мне: "Вы меня все равно не догоните, у меня есть крыша, люди в милиции", — сетует прокурор района Владимир Марков. Он уверен, что оптовиков прикрывают местная милиция и ГАИ, которые сопровождают незаконный груз до места назначения. Оттуда он расходится по точкам.
Как правило, в сельской местности все знают, кто, где и чем торгует. Благодаря жительнице Усть-Орды Ксении Валерьевне редакция нашей газеты в курсе, где в ее родном поселке можно дешево напиться. Об этом Ксения Валерьевна рассказала в своем письме.
— Торгуют в открытую, никого не стыдясь. Дошли до того, что сделали в заборах специальные окошечки для безопасной торговли. Я специально узнавала адреса этих точек и была поражена, что торгуют на каждой улице, в многоквартирных домах, по улице Ербанова и Ленина. Торгуют под носом окружной прокуратуры по улицам Первомайской, Пушкина, Калинина, Октябрьской — недалеко от РОВД. По Октябрьской, недалеко от ул. Батурки, торговцем суррогата является сотрудник МВД. По переулку Дружбы три точки, на ул. Шувалова тоже три точки, по ул. Рютина — две. По улицам Каландаришвили, Балдынова и в районе ТЭЦ торговлей занимаются через дом.
Вполне исчерпывающая информация, которая известна, наверное, не только добродетельной женщине, но и большинству ее сельчан. И, само собой, милиции.
Самогон не пьют, а кушают
Отдельная песня в деревне — самогон. Вообще, те, кто борется с незаконной торговлей и особенно с пьянством на селе (например, руководители хозяйств), считают, что самогон лучше, что в нем есть даже некоторое спасение — все ж натурпродукт.
Самогон — продукт-призрак, не имеющий в нашей стране даже ГОСТа. И для закона он в принципе не существует. Теоретически торговать им можно на всех углах. Если за спирт можно кое-как, через пень-колоду, привлечь, то гнать, а тем паче пить самогонку в нашей стране никто не запрещал. Декрет Совнаркома 1919 года морально устарел, взамен нового ничего не издали.
Поскольку самогонка делается из пищевого сырья, то и относится к пищевым продуктам. Но если привлекать за продажу ее как за бессертификатную торговлю пищевым продуктом, — так, помилуйте, господа хорошие, ГОСТа-то на нее нет.
А ведь вся законодательная разница между спиртом и самогонкой, по большому счету, в том, что самогонку гонят, спирт делают. И статья кодекса по самогонке не работает, и в законодательных актах о ней ни слова. Такой, в общем, продукт, что ее даже в случае конфискации на переработку не возьмут, — ну и что, что горит, спирта-то в ней нет.
Торговать самогонкой в сельской местности одно удовольствие. Труда никакого, риск нулевой, и себестоимость ее смешная — около 18 рублей выходит литр. Легко подсчитать: из мешка сахара стоимостью 900 рублей (плюс ведро гнилой картошки) получается 50 литров полноценного питья. Продажная цена — 15—20 рублей поллитровка. Чистого навару 1000 рублей. Гони не хочу.

Метки:
baikalpress_id:  2 070