Почетный гражданин Иркутска умер в одиночестве и забвении

В последние дни своей жизни Виталий Рогаль уже никого не ждал

Скончавшийся в ночь с пятницы на субботу народный художник, почетный гражданин города Иркутска Виталий Рогаль в последние месяцы жизни, омраченные тяжелой болезнью, остался в одиночестве. О нем забыли и в администрации города, и в Союзе художников. "К нему никто не ходит, у него ужасная депрессия", — сообщила корреспонденту "СМ Номер один" Алла Витальевна, дочь художника, за день до его смерти.

Последние месяцы Виталий Рогаль провел в больнице, куда он попал после третьего инсульта. Лежал то в одном, то в другом отделении из-за осложнений, находился в очень тяжелом состоянии. Врачи прямо сказали, что организм его исчерпал свои ресурсы и проживет художник от силы месяц. У его близких тем не менее теплилась надежда. Ведь Виталий Сергеевич уже в шестой раз находился в пограничном, между жизнью и смертью, состоянии, и жизнелюбие всегда побеждало.
Но в этот раз его болезнь осложнилась полнейшим равнодушием со стороны тех, чьим вниманием Рогаль дорожил и чьи просьбы принимал как "партийное задание". В больнице у него никто не бывал, никакой помощи его семья не получала. Возле кровати больного дежурили только дочь с внучкой. Дошло до того, что в редакцию позвонили его соседи по палате.
— Если уж о Рогале позаботиться не могут, то что о нас, простых людях, говорить?..
Больные позвонили не только в редакцию, но и в отдел культуры Иркутска с упреками в невнимании к Рогалю.
Действительно, с именем Рогаля в Иркутске многое связано. Народный художник России, заслуженный деятель искусств, бывший некогда председателем правления Союза художников, имеющий два ордена — Красной Звезды и Дружбы Народов, подаривший городу коллекцию картин, имевший в Иркутске дом-музей своего имени, почетный гражданин города Иркутска... Регалии Виталия Рогаля наложили на него бремя общественной деятельности: он выезжал на все мероприятия, когда его просили, даже если плохо себя чувствовал.
Но в последнее время о нем помнили и заботились только его социальный куратор, устроившая его в больницу, и дочь, работающая учительницей в одной из иркутских школ. Практически вся ее весьма скромная зарплата уходила на покупку лекарств. Других денег на лечение отца не было.
В этот раз у Виталия Сергеевича были страшные боли, врачи сделали все что могли. Но поскольку художника положили в общую палату и он очень страдал — и физически, и морально, уже не выдержали больные.
После звонка в городскую администрацию в больницу приехала Нина Алаева, председатель комитета по делам горожан. На ноги подняли всех, вплоть до главного врача. Нина Алаева обещала, что город примет участие в судьбе Виталия Сергеевича, обеспечит медикаментами (художнику прописали инсулин), патронажной сестрой.
Поэтому родные без боязни забрали Виталия Рогаля из больницы. Но когда мы за пару дней до его смерти позвонили его дочери Алле Витальевне, желая узнать, все ли в порядке, оказалось, что медицинская сестра так и не появилась. Терапевт в больнице сказала, что у них нет свободных работников, чтобы обслуживать граждан на дому. Льготные рецепты на инсулин вообще где-то потерялись.
За все время пребывания в больнице его не навещали коллеги. Не пришел никто из администрации и Союза художников. Для лежачего 89-летнего художника это было серьезным ударом. В последние дни он уже никого не ждал. Он, как сказала его дочь, "все понял".

Метки:
baikalpress_id:  2 025