Леонид Парфенов как предтеча Большого Брата

Довелось мне на днях присутствовать в юношеской аудитории на обсуждении фильма "Штрафбат" и сталинского Приказа N 227 о заградотрядах и штрафниках, известного под названием "Ни шагу назад!". Подавляющее большинство согласилось с мыслью о том, что без заградотрядов не выиграли бы наши предки войну. Прозвучало мнение, что мы, русские, наслышаны, какие мы плохие, но надо вспомнить и хорошее. Например, Сталина.

Общее настроение выразил один десятиклассник: "Нам долго рассказывали о том, какой плохой Сталин. Пора узнать правду". Другой школьник был еще более краток: "Сталин — вождь русского народа".
Неисповедимы пути русской мысли. Пятнадцать лет назад в таких же аудиториях слышно было: "Нам долго рассказывали о том, какой хороший Сталин. Пора узнать правду". Все узнавание правды свелось, впрочем, к чтению популярных иллюстрированных журналов и газет, просмотру соответствующих фильмов.
На обличении сталинизма в конце 80-х можно было заработать хорошие деньги. Первые коммерческие газеты Иркутска охотно печатали исторические очерки рядом с гороскопами, статьями о магии и сексе. На одной страничке обличался Сталин и повествовалось о том, что есть анальный секс и откуда он пошел.
И нынче узнавание правды не вырастет в кропотливое изучение исторических источников или хотя бы в анализ документальных и художественных книг о минувшем. Более того, современная молодежь, как и их предшественники, не вооружена методикой распознавания правды. Ни логику, ни другие основы мышления и способы различения истины и неистины школа не преподает. А жизнь этому учит на простых примерах: "Парень, ты не с нашей помойки. Это наша корова, и мы ее доим!"
Можно предположить, что (отчасти это уже сбылось) современные иллюстрированные журналы и газеты будут публиковать в разделе "Интересное" статьи о способах нанесения тату и подвигах "сталинских соколов". Из чувства протеста и "праздника непослушания" будет вырастать наивный сталинизм, на котором не совсем наивные дядечки будут стричь купоны. Как когда-то нынешние владыки Руси сделали состояние на волне наивного антисталинизма и демократизма толпы.
Прошу читателей обратить внимание на эту тонкость: я не сталинизм обличаю или, наоборот, антисталинизм. Я выделяю общее в них: чувственное, сердечное происхождение, эмоциональную реакцию на мерзости жизни. У нас ведь много говорится об идеях, партийных фишках, геополитических замыслах, но мало обращается внимания на самые глубинные корни любого движения масс.
Например, мало кто концентрировал внимание на том, что украинская молодежь пошла на улицы из чувства протеста против серости и убогости власти и из нежелания корпеть в аудиториях. Больше всех программ, партийных и геополитических, ей по душе шутка и хорошее настроение. Скажет кто: "Редкий москаль доплывет до середины Днепра" — и толпа встретит эту пародию смехом. И не из того, что так уж москалей не любит. Просто смешно. Нет, если москали обидятся и в бутылку полезут, тогда, конечно, может драчка выйти.
А москали обижаются. Потому что и у них жизнь серая и убогая, и настроение их может очень даже подняться если пол-Украины к России присоединить. Столько лет только отдавали, а теперь пропасть и земли и народа нашими могут стать! Зачем вдаваться в тонкости и рассчитывать последствия? Хорошо же пол-Украины поиметь?
Один предприниматель рассказывал: "Сын спросил, кто такие коммунисты. Я напомнил ему наши зарубежные поездки. Попросил сравнить тамошний быт и наш. Вот, говорю, коммунисты и сделали так, что мы живем хуже всех".
Могу предположить, что парень из семьи победнее, который дальше Байкала никуда не ездил, может произвести сравнение другого рода. Просмотр классических советских фильмов вызовет у него восторг: "Ах, как хорошо и дружно, спокойно и счастливо, без всех этих киллеров и антикиллеров, жили!" Расспросы родственников закончатся очередными восторгами: "Бляха, раньше квартиры давали бесплатно, лечили бесплатно, учили бесплатно!"
Посмотрит этот юноша на убогий мир демократической России и воскликнет: "Нам долго говорили, что коммунисты бяки! Пора узнать правду!" И правду ему помогут узнать самые популярные издания, фильмы, песни, телепередачи.
Массовая культура демократической России пропитана восторгом перед советскими временами, ностальгией, переходящей в неосознаваемый стилистический коммунизм. Этот коммунизм без Зюганова и КПРФ, без размышления над текстами партийных программ выражает общий дух эпохи, когда КПРФ призывает к борьбе с авторитаризмом, а Президент Путин имеет бешеный рейтинг, несопоставимый с низкими рейтингами всех его реальных программ и начинаний. "А он нам нравится! Он простой советский парень из разведки, он любит наши песни, он любит наши фильмы, он любит Россию, он наш".
Первыми уяснили себе коммерческую ценность всего советского Константин Эрнст и Леонид Парфенов, десять лет назад затеявшие проекты "Старые песни о главном". Постепенно "старые песни" переросли (например) в блокбастеры "Брат" и "Брат-2", где рок-музыка тех, кого запрещали в СССР, служила звуковым фоном стихийного русского коммуниста и националиста. Молодежь стала носить майки с советскими символами. На одном иркутском телеканале рекламирует места общедоступного отдыха паренек в берете а-ля Че Гевара. Нет, он не коммунист. Но это модно. Портреты Че Гевары я видел и на майдане Незалежности. Нет, они не коммунисты...
Некоторые демократы-публицисты говорят о том, что власть перешла к спецслужбам, некоторые патриоты-публицисты говорят о том, что во всем виноваты жиды и масоны. Обе эти идеи безо всякой идеологической шелухи пронизали современную культуру. Чем не спецслужба, чем не масоны "ночной дозор"? Идея тайной власти, тайных сил истории, которые все решают за нас, очень понятна и близка зрителям. Это вам не самообвинение в духе профессора Преображенского.
Зачем анализировать, как профессор. Анализ вполне заменяет магия. Кто виноват в разрухе? Нет, это не мы нашкодили в парадном, это ночной дозор недосмотрел! Все уже наслышаны о "золотом миллиарде", о том, как объедают америкашки весь мир. Отсюда — один шаг до простой мысли симпатичного русского пса Шарика: "А чо тут думать? Взять да поделить!"
Фантастика и фэнтези, популярные у молодежи жанры, вполне опрокинуты во вчера. Консенсус большинства авторов от Пелевина до Лукьяненко вполне антилиберальный. Пелевин характеризует новых русских как обезьян, севших в джипы и укативших к морю в обнимку с девицами.
В нашей нищей стране пышным цветом цветет так называемая имперская фантастика, построенная на мысли: "Империя — это средство создать единое безопасное пространство, среду для спокойного существования и развития" (В. Каплан). В романе Лукьяненко "Императоры иллюзий" герой создает для себя новый мир, чтобы в нем была могущественная империя. Большая часть фантастической, фэнтезийной и просто остросюжетной литературы посвящена спецслужбам. Телесериалы переполнены хорошими советскими людьми в штатском, которые не скурвились и, как антикиллер, повторяют время от времени словно "Отче наш" присягу советского воина.
"Я люблю тебя, империя!" — воскликнула как-то Ольга Славникова. И пояснила свою эмоцию: "Тоска по империи — это желание любого нормального гражданина быть частью силы, а не частью слабости".
Так наша ностальгия по стилю и духу эпохи Большого Брата, наше внутреннее эстетическое и этическое несогласие с мерзостями русского капитализма рождает эстетику и этику современной массовой культуры, воспитывающей молодежь, которая будет любить и Сталина, и Гитлера как людей не мелких, но великих. "Культ личности был, — говорил Шолохов, — но и личность была".
...Опять кто-то умоется кровью, а кто-то нагреет руки...

Метки:
baikalpress_id:  39 445