В Нукутском районе самое вкусное мясо

Нукутский район УОБАО рождался на свет дважды. Постановлением Президиума ВЦИК от 29 января 1938 года из Аларского аймака в самостоятельную территориальную единицу был выделен Нукутский аймак. В его составе было 8 сельсоветов с центром в селе Нукуты. Эта дата и является днем образования района.
Позднее, в 1962 году, Нукутский, Баяндаевский и Осинский районы были ликвидированы, их территории отошли к оставшимся трем районам округа. Нукутский вновь вошел в состав Аларского района. 1 апреля 1972 года выходит Указ Президиума Верховного Совета РСФСР об образовании Нукутского района. Эта дата — по праву второй день рождения района.
Общая площадь территории района — 2400 кв. м. На востоке район омывается водами Братского водохранилища. Расстояние до областного центра — 206 км, до центра округа — 275 км. На территории округа расположено месторождение гипса с запасами более 40 млн тонн. В районе также добывается каменный уголь. Есть свои строительные материалы — песок, глина, гравий, известь, лес. Район богат сероводородными водами, на базе которых в поселке Новонукутском построен санаторий-профилакторий. Нукутский район — территория маловодная, достаточное количество воды имеют всего несколько хозяйств, у остального населения существуют серьезные проблемы с питьевой водой.

"Приморский" в перестройку не утонул
Почти в два раза увеличены посевные площади в СХЗАО "Приморский" Нукутского района по сравнению с советскими временами. Всего зерновых в этом году убрали 8 тысяч 650 гектаров. Средняя урожайность составила 28 центнеров с гектара.
— Среди линейных хозяйств по всему округу и области такого урожая еще не было, — говорит руководитель хозяйства Аполлон Иванов, — и мы имеем полное право немного гордиться таким результатом...
Задолго до въезда в центральную усадьбу СХЗАО — поселок Хадахан — начинаются земли хозяйства. От соседских они резко отличаются — все убрано, ухожено, сделано по уму. Разница настолько разительна, что невооруженным глазом и без межевых знаков видна граница земель. Здесь арендовали пашни у частников, в Бурятском Мельхитуе и даже в Аларском районе. Земля "работает", а собственники исправно получают арендную плату от "Приморского", что тоже по нынешним непростым временам редкость.
— Будем еще увеличивать посевные площади, — продолжает Аполлон Николаевич, — иначе никак нельзя. Нет смысла обрабатывать земли, если рядом запущенные, в сорняках поля.
Хадахан — добротный поселок. Чистые и широкие улицы, крепкие заборы. В центре оживленно, в здании столовой люди обедают, пьют чай. Можно и с медком — в соседнем магазине продаются аккуратные пластиковые ведрышки с медом собственного производства. В хозяйстве исправно работают четыре пасеки — больше 400 ульев. Есть в "Приморском" и 200 дойных коров, а всего крупнорогатого скота 370 голов. Раньше хозяйство специализировалось на овцах, сохранился этот профиль и до сегодняшнего дня — в отаре 1000 овец. Однако овцеводство — невыгодное дело.
Заработная плата в Хадахане необычная для многих сельских хозяйств области и округа. Выдают ее деньгами, а не натурпродуктами, день в день, а составляет она в среднем 4 тысячи рублей. Некоторые получают меньше, а многие и больше.
— Труд у нас организован по японской модели, — рассказывает Аполлон Иванов. — Каждый отвечает за свой участок, есть бригадные подряды, и все построено таким образом, что хозяйство может успешно работать и без меня. Не сторонник я такого метода управления, когда начальника нет и никто не знает, как и что делать.
В Хадахане проводят летний борцовский турнир и широко отмечают Сагаалган. Нукутский район — родина Гэсэра, так что культуру и спорт власти здесь поддерживают охотно.
Овцами расплачивались за ГСМ и запчасти
Село Первомайское Нукутского района в свое время гремело на всю страну. Здесь находился знаменитый овцеводческий племзавод, который регулярно показывал свои достижения не где-нибудь, а на ВДНХ, главной выставке страны.
Многое изменилось с тех пор. Проблемы, общие для всей страны, не обошли стороной ни племзавод, ни само село. Некогда знаменитое стадо сократилось в тридцать (!) раз. Работники предприятия давно не видели живых денег. Глава муниципального образования "Первомайское" Ирина Николаевна Донская, рассказывая о проблемах села, обронила любопытную фразу: "У людей настрой старый, еще советский. Думают, что государство что-то даст. Поэтому мы и не можем никак вступить в рынок".
Сергей Игоревич Дергачев, управляющий овцеводческим отделением, более подробно описал проблемы хозяйства:
— Раньше у нас было 12 отар, осталось две. Прежнее стадо ушло по взаиморасчетам под ГСМ, зарплату, запчасти. Солярка раньше стоила 7—8 рублей на госзаправке, а сейчас 17 рублей самовывозом. С горючим уже несколько лет подряд ситуация тупиковая: когда нужно пахать, его нет, а когда удается достать, уже поздно. Последние зерновые комбайны мы получили в 1991 году... Казалось бы, мясом можно торговать, но на рынке продать свою продукцию не можем. И не потому, что ленивые, а потому, что криминал душит. Перекупщикам сдаем по дешевке.
Мы держались года до 1995-го, а потом нас окончательно придавило, пришлось уменьшать поголовье. Представляете, закупочная цена шерсти стала ниже, чем цена на паклю! Куда это годится?! В советское время если мясо стоило рубль семьдесят за килограмм, то шерсть — 17 рублей. В десять раз шерсть дороже мяса, это ее реальная стоимость. И что теперь? Стоит овчинка выделки? Зато в Турции покупаем дубленки, в Новой Зеландии — баранину... Дурь!
В Первомайском более-менее нормально себя чувствуют только бюджетники — учителя, врачи, пенсионеры. Им деньги выплачивают исправно, без задержек. Остальным, как выразился один из работников племзавода, "чистым небом тридцать дней в месяц".
...На въезде в Первомайское стоит некогда красивая стела: пара упитанных барашков, символизирующих богатство и достаток села. Бетон, из которого изготовлены скульптуры, разрушился, вместо крутых рогов торчат куски ржавой арматуры.
И не надо никакого Крыма!
Санаторий "Нукутская Мацеста" был создан в 1967 году по инициативе тогдашнего директора Заларинского гипсового рудника Геннадия Карелина. Сначала как профилакторий для работников предприятия, затем как санаторий. Сейчас "Нукутская Мацеста" является известнейшим местом отдыха и лечения в округе.
— Жалко, что не можем развернуться по-настоящему из-за проблем с финансированием, — говорит директор "Нукутской Мацесты" Эльвира Игнатьева. — Недавно мы встречались с томичами, у них есть подобное лечебное учреждение. Так вот они говорят, что наши воды лучше по своим качествам. Если дословно: "Вы сидите на золоте".
Сейчас санаторий находится в довольно затруднительном положении. На работы по пересчету и представлению материалов на государственную экспертизу запасов Нукутского месторождения минеральных лечебных вод нужны нешуточные деньги. А средств нет — на надлежащие работы и бурение новых скважин сам санаторий деньги найти не может. Без этих изысканий Управление Иркутского округа Гостехнадзора России грозит в 2005 году приостановить работу лечебного учреждения. Возникла эта проблема не вчера, и уже нет возможности оттянуть решение вопроса.
— Надеемся на помощь властей, — говорит Эльвира Леонидовна, — ведь мы являемся окружным государственным учреждением. Все материалы и документы предоставлены.
Анна Ивановна Маликова, ведущий нукутский бальнеотерапевт, работает в санатории 37 лет, с первых дней его существования. На протяжении 17 лет возглавляла "Нукутскую Мацесту". Сейчас она на пенсии, но работу не бросила, продолжает лечить людей.
— Вода здесь удивительная, — увлеченно рассказывает Анна Ивановна. — Содержащийся в ней сероводород — сильнейший восстановитель обменных процессов. Опорно-двигательный аппарат, кожные болезни, посттравматическое состояние: это все наш профиль. По статистике, на нукутской минеральной воде 98% пациентов серьезно улучшают здоровье.
Берут чудо-воду с глубины более 400 метров. По составу это хлоридно-натриевые и сульфидные рассолы, в классификации подземных минеральных вод они отнесены к крепчайшим. Лечебный эффект от них просто удивительный.
Сердце санатория — его ванный корпус. Здесь пациенты принимают процедуры с использованием минеральной воды. Воду из скважины привозят цистернами, ее подогрев организован на месте.
Внутренняя отделка процедурных кабинетов поистине спартанская, ничего лишнего. Повсюду поддерживается идеальная, можно сказать стерильная, чистота. Святая святых, раздаточные краны, через которые заполняются ванны, с виду неказистые, даже страшноватые, но зато надежные. Работать с такой водой никакая итальянская сантехника не сможет, проржавеет и развалится за пару месяцев. А специальное оборудование стоит немалых денег.
В "Нукутскую Мацесту" люди едут прежде всего лечиться, а не развлекаться. Это здравница в самом лучшем смысле слова. Поэтому никто не протестует против внутреннего распорядка, который запрещает распитие спиртных напитков и курение в комнатах. Запрет на включение телевизора после 23.00 выглядит здесь вполне уместным. Даже известные сельские бытовые неудобства воспринимаются нормально.
Один день с проживанием, питанием и процедурами в "Нукутской Мацесте" сейчас обходится взрослому пациенту в 383 рубля. Получается, 10-дневный курс стоит меньше 4 тысяч рублей. В Сочи 4 тысячи нужно отдать только за процедуры за те же 10 дней. Добавьте питание и проживание — выйдет не меньше 10 тысяч по самым-самым скромным подсчетам.
Хадахан — вечный праздник
На фоне традиционной деревенской унылости село Хадахан выделяется как яркая тропическая птица в стае городских голубей. Восстановление и поддержание национальных бурятских традиций здесь возведено в ранг насущных первоочередных задач.
В селе работает новый Дом культуры, построенный в 1991 году. Центром любого мероприятия является зал на триста мест, где проводятся все праздники: и красные дни календаря, и сельские, и национальные. Один из самых любимых праздников — по мотивам национального эпоса о Гэсэре. Уже стал традиционным ежегодный конкурс красоты, на котором выбирают мисс Хадахан, мисс Унгу, Дангину. Кстати, одна из Дангин — Лариса Баксаева — на одном из последних окружных Сур-Харбанов получила титул "Мисс Усть-Орда".
Хадаханский Дом культуры стал поистине знаменитым, когда занял первое место на конкурсе среди сельских клубов три года назад. Известность ему принес фольклорный ансамбль под названием "Адууша". 16 человек от сорока лет до пенсионного возраста входят в "Адуушу". В Хадахане всегда любили петь народные песни, поэтому бурятский фольклор здесь сильно развит. В восьмидесятые годы несколько маленьких песенных групп объединились в один ансамбль и взяли себе имя местного колхоза, жизнь которого постепенно угасла. Так люди, когда-то работавшие в колхозе, а теперь входящие в состав народного ансамбля, сохранили память о своем сплоченном трудовом коллективе. Эта полуистория-полулегенда объясняет происхождение странного названия фольклорной группы "Адууша", что в переводе означает "скотовод".
Не менее яркими кажутся три фольклорных спутника: "Наран", состоящий из самых маленьких артистов села, "Жаргал", в который входят представители старших классов школы, и "Баяр", средний возраст участников которого 22 года.
В Нукутах не хватает воды
Нехватка качественной питьевой воды — одна из основных проблем Нукутского района. В 2005 году в рамках программы по улучшению источников водопользования населения в Нукутском районе планируется пробурить 9 новых водоскважин. В 2004 году району было выделено 3 миллиона рублей на реализацию программы по водоснабжению. В нынешнем году в Нукутском районе пробурили 15 новых скважин и отремонтировали 8 старых. Тем не менее вода из некоторых скважин непригодна для питья, она годится лишь для технического использования.
На территории самого райцентра водных месторождений нет вообще. Вся надежда новонукутцев и жителей нескольких близлежащих сел — на Цэганжалгайский водовод, берущий свое начало в семнадцати километрах от Новонукутска. Водовод был проложен ровно пятьдесят лет назад и с тех пор ни разу не подвергался капитальному ремонту.
Качество добываемой воды оставляет желать лучшего. По бактериологическим показателям она полностью соответствует санитарным нормам, а вот анализ химического состава выявляет очень высокое содержание минеральных солей и примесь гипса, которым богата местная земля. Вода пригодна для питья лишь после кипячения с последующим отстаиванием. При постоянном кипячении такой воды импортный электрочайник приходит в негодность через три-четыре месяца эксплуатации.
Нукутский гипс востребован на стройках
В трехэтажном здании предприятия ОАО "Нукутский гипсовый карьер", которое расположено прямо на въезде в Новонукутск, пустынно. Во дворе грохочет трактор. Директор Всеволод Качур встречает нас сдержанно и ответ на многие вопросы заканчивает стандартно: "...но об этом лучше не писать". Его можно понять: повадились последнее время визитеры из Москвы, некоторые местные деятели теневого и явного бизнеса. Причина весьма банальна: предприятие хотят либо купить, либо обанкротить, чтобы диктовать свои цены строительным и цементным заводам от Дальнего Востока до Урала, ибо карьер — единственное подобное предприятие, работает он для нужд крупных цементных заводов Красноярска, Новосибирска, Ачинска и Алтая.
Сейчас появилась новая напасть — карьером назойливо интересуются немцы. Есть информация, что они собираются строить завод по производству "евроремонта", то есть гипсокартона, панелей и прочего, и заинтересованы в покупке сырьевой базы.
На предприятии работает около двухсот человек. Добыча идет открытым способом. Проще говоря — экскаватором. Гипсовый камень залегает на глубине приблизительно 25—30 метров. Сначала вскрывают растительный слой, дерн, около полуметра. Затем убирают от шести до пятнадцати метров суглинка, глины, песчаника... А затем идет пятнадцать метров скальной вскрыши — твердые породы, доломиты, которые приходится взрывать. Они, кстати, поглощают радиацию. Скальную вскрышу используют при строительстве местных дорог — она идет на щебень. Мощность пласта гипсового камня составляет от двух до пятнадцати метров. А в сутки на карьере добывают до двух тысяч тонн гипса, который стоит в среднем сто рублей за тонну.
С 1958 года по сей день вскрыли полторы сотни гектаров поверхности. Этот карьер проработает еще около полутора-двух лет, потом производство перекинут на соседние залежи гипса, а карьер рекультивируют, насыплют из отработанных доломитов дамбу с северной стороны и прекратят откачивать воду...
Дело в том, что карьер топят грунтовые воды и река Заларинка. Круглосуточно работает насос, потому что иначе вода начинает подниматься. В принципе, это неплохо: от мокрой породы пыли гораздо меньше. И когда карьер выработает запасы гипса, откачку, соответственно, отключат. На месте разработок буквально через неделю возникнет чудесное рукотворное озеро глубиной в десять метров. По проекту рекультивации предусмотрено создание на пологом берегу карьера уютного благоустроенного пляжа. И там, где сегодня круглосуточно грохочут четыре громадных экскаватора, года через два будет плескаться ребятня.
Нукутские "Золотые пески"
Район славится не только своими знаменитыми гипсовыми рудниками, но и единственным в УОБАО самым настоящим пляжем.
Название этой великолепной зоны отдыха соответствует пляжному пейзажу — "Золотые пески". Широкая полоса желтого взрыхленного песочка тянется вдоль величественного русла Ангары на протяжении двух километров. Ширина пляжной ленты — около семисот метров, затем золотые россыпи сменяются травянистой полосой, упирающейся в березовый лес, на окраинах которого можно разводить костры.
Всего лишь год назад эти пляжи были дикими. Хозяина они обрели только нынешней весной в лице СХЗАО "Приморский". Чтобы придать пляжу приличный вид, пришлось вывезти несколько десятков машин мусора. Затем вспахали пляжный песок, местами подровняли берег, сделали ограждение, установили шлагбаум. Этим летом, чтобы попасть на пляж, нужно было заплатить сто рублей за въезд одной машины, независимо от того, сколько человек в ней находится. Отдыхающие тратились также на вязанку дров для костра — сорок рублей, питьевую воду — рубль за литр.
Тайна Унгинской долины
"Хужирэ" по-бурятски значит "мясо". Это одно из основных понятий бурятской культуры. Свое "хужирэ" буряты любят, лелеют и пасут на самых сочных лугах. В Нукутском районе "подрастает" самое вкусное мясо по всей области, а то и по всей России. Без дураков. Это факт, а не реклама. Мясо это называют унгинским — по названию долины, проходящей по берегам реки Унги поперек Нукутского района и занимающей добрую его треть. Узнать тайну Унгинской долины нам удалось у самых компетентных людей — ветеринаров.
Вот что рассказали руководитель Нукутской станции по борьбе с болезнями животных Николай Хуриганов и его соратники, заместитель начальника Андрей Соколов и Герасим Иванов, врач-эпизоотолог.
Нукутский район в Усть-Орде самый маленький и отдаленный. Производства крупного нет. А для бурят животноводство — традиционная сфера деятельности. Поэтому неудивительно, что в каждом дворе есть коровы, бараны, лошади. По состоянию на начало этого года крупного рогатого скота в районе паслось пятнадцать с половиной тысяч голов, из них 14 680 животин принадлежали частному сектору, и только девятьсот - хозяйствам, как теперь называют бывшие совхозы и колхозы.
Больше всего держат коров — их чуть меньше девяти тысяч от общего числа. Шесть тысяч свиней, семь тыс. овец, большинство из которых принадлежит племсовхозу "Первомайский". Две тысячи лошадей. И все это — самое вкусное мясо.
Тайна Унгинской долины заключена в ее земле. Долина богата солончаками, и травы, которыми питаются стада, имеют крайне необычный состав солей и минералов. Мясо Унги сочное, необычайно вкусное, очень сытное и отличается уникальным вкусом. Рассказывают, что старики традиционно возили мясо на продажу в Черемхово и Зиму. К нукутскому мясу всегда сразу выстраивались очереди, было множество постоянных клиентов, которые другое мясо просто отказывались покупать, ходили по рынку и искали унгинское мясо.
Были случаи, когда мясо из других районов пытались выдать за унгинское, но после его приготовления обман моментально оказывался "на языке", поэтому вскоре всех продавцов из Нукутского района знали в лицо и покупали мясо только у них. До сих пор старики в Черемхово и Зиме, проходя по рынку, подходят, разговаривают, обсуждают общих знакомых, а мясо расходится моментально, подкрепляя славу родины Гэсэра.

Метки:
baikalpress_id:  1 997