Врачи скорой обозвали умирающую симулянткой

Эскулапы трижды отказывали усольчанке, заболевшей ботулизмом, в госпитализации. От такой "заботы" 35- летняя женщина умерла

Лариса Гурьянова, мать двух мальчиков-подростков, почувствовала себя плохо 24 октября. Накануне она ходила в гости к родителям. Была радостная, потому что сдала экзамен — Лариса работала в управлении химпрома, в экономическом отделе, а по вечерам училась.
— Из дома она позвонила и сказала, что ей очень плохо. Она пожаловалась на двоение в глазах, рвоту. — рассказывает Елена Николаевна, мама Ларисы Гурьяновой.

Врач отправил больную к окулисту
Утром для женщины вызвали скорую. Врач измерил давление, нашел его пониженным, сделал ей какой-то укол, прописал глицин и корвалол.
Вечером вновь пришлось вызывать скорую — Ларисе становилось хуже. Приехал тот же врач.
— Он давление измерил и сказал, что она симулянтка. И еще сказал, чтоб шла к невропатологу и окулисту, если у нее в глазах двоится.
Кстати, в любом медицинском справочнике можно найти информацию о том, что один из устойчивых симптомов ботулизма — проблемы со зрением, то самое двоение в глазах, которое врач скорой дважды проигнорировал.
25 октября, в понедельник, родственники позвонили в поликлинику и вызвали участкового врача. Его ждали целый день.
— Мы и в скорую параллельно звонили, просили подсказать, что нам делать. Ларисе было совсем плохо. И в поликлинику звонили, спрашивали, когда врач придет. Ответ получали везде один: "Ждите".
Но в этот день Лариса и ее родные никакой помощи не дождались.
Диагноз "грипп" ("ботулизм")
26 октября утром родные снова обратились на станцию скорой помощи. Приехала врач, приятная молодая женщина, осмотрела Ларису и отказалась везти ее в больницу. Нашла затрудненное дыхание, сказала — надо делать рентген в больнице по месту жительства. Мать Ларисы звонила в поликлинику, выясняла, где участковый, почему не явился по вызову.
— Объяснили, что регистратор нечаянно записала этот вызов в другой журнал. Обещали, что врач придет быстро.
К середине дня врач, наконец, пришла. Написала направление в инфекционную больницу.
— Диагноз поставила "грипп", а в скобках приписала "ботулизм".
В инфекционке врач сразу же, с порога, бегло осмотрев Ларису, распорядилась поместить ее в реанимацию.
Родители приобрели дорогие лекарства. Все надеялись на благополучный исход. Родственники безоговорочно выполняли все больничные требования, не задавали вопросов, когда узнали, что в дополнение к лекарствам им необходимо принести в больницу кое-что из канцелярии и водку.
День 27 октября Лариса провела в реанимации, на следующий — умерла. В инфекционной больнице она получила, наконец, необходимую помощь — сыворотку против ботулизма. Но было поздно.
В день похорон санврач обвинила родственников в паникерстве
О том, что дочь их умерла именно от ботулизма, несчастные родители узнали случайно.
— Когда Ларису положили в реанимацию, нас вызвали к врачу на собеседование. В больнице я встретил знакомого по садоводству, он там работает то ли грузчиком, то ли санитаром. Знакомый поделился новостью — сказал, что у них тут ужас, женщина 35 лет умерла от ботулизма — отравилась рыбой. У меня внутри все упало. Кинулся к нему — покажи! И смотрю — а в тамбуре дочь наша лежит, — едва сдерживая слезы, рассказывает отец Ларисы Вилор Иванович.
Заключительный анализ на ботулизм делали в Иркутске. Санэпидемстанция проверила сначала всю партию рыбы, потом только сделала анализ той рыбки, которую ела Лариса. Результат оказался положительным.
— А нам говорили, что в крови не обнаружили отравления, — недоумевает Елена Николаевна.
Родственники предполагают, что информацию о страшной заразе не хотели предавать огласке. — В тот день, когда тело Ларисы привезли домой, пришла врач местной санэпидемстанции и стала упрекать — что это вы панику поднимаете, рассказываете о ботулизме?
Дело о врачебных ошибках
Сегодня родные Ларисы Гурьяновой настроены решительно. Они возмущены отношением врачей к их ныне покойной дочери и намерены отстаивать справедливость. Елена Николаевна обратилась с заявлением в прокуратуру, с тем чтоб врачи скорой и поликлиники были привлечены к ответственности по статье 124 УК ("Неоказание помощи"). Неоказание помощи состоит в бездействии, в недобросовестном либо несвоевременном исполнении медицинским работником своих обязанностей.
— Прокуратура передала наше дело в милицию. Ко мне приходил участковый. Не знаю, заведут дело или нет. Если нет — будем подавать в суд. Мы были в юридической консультации. И адвокат сказал, что делом этим должна заниматься прокуратура.
По факту смерти Ларисы Гурьяновой работала экспертная комиссия, которая, по словам Евгения Кошелева, заместителя начальника гор. департамента здравоохранения Усолья-Сибирского, установила врачебные ошибки, приведшие к запоздалой диагностике. Но преступной халатности в действиях врачей не выявлено. А врачебные ошибки не подлежат уголовному преследованию.
Когда редакция пыталась уточнить, в каком составе работала врачебная комиссия, Евгений Кошелев отказался предоставить подобную информацию, сославшись на Закон "О врачебной тайне" и Закон "О СМИ".
При отсутствии лечения смерть наступает на третий день
Информация об этом трагическом случае старательно замалчивается. Так считает, например, усольчанин Владимир Шиляев, статья которого в крайне урезанном виде, без наездов на врачей, вышла в городской газете "Усольские новости", — информации о врачебном произволе в Усолье не дают ходу. Наша газета неоднократно писала о гипертрофированной корпоративности врачей, которая проявляется в критических случаях. Случай с Ларисой Гурьяновой, возможно, как раз такой.
Люди, сведущие в медицине только на уровне больных, не могут, конечно, объективно судить о тонкостях диагностики, о врачебных ошибках. Но мы, как потребители медицинских услуг, можем чисто по- человечески посмотреть на ситуацию с Ларисой. Здоровая 35-летняя женщина несколько дней подряд чувствует себя плохо, ее родственники настойчиво вызывают скорую — разве это не повод для врачей заподозрить что-то серьезное? Каждый гражданин может оказаться в подобной ситуации, и каждый будет надеяться на врачебную помощь. Но как и когда придет эта помощь?..
Конечно, ботулизм — штука непредсказуемая. Врачи Иркутской инфекционной больницы (где мы консультировались о смертельных случаях от ботулизма) сразу сказали: невозможно установить, помогло бы лечение, попади женщина в больницу вовремя. Все зависит от того, сколько человек съел токсинов. Но в любом случае своевременная помощь существенно прибавила бы шансов на выживание. Чем дольше больной не получает медпомощи, тем тяжелее его ситуация — токсин связывается с нервной тканью и все меры становятся бесполезными. Медицинский справочник предупреждает: "При отсутствии лечения смерть обычно наступает от дыхательной недостаточности на 2—3-й день болезни". Лариса продержалась чуть дольше.
Усольские врачи сдадут зачет по ботулизму
Комиссия, разбиравшая факт смерти Ларисы Гурьяновой, состояла из врачей города Усолья-Сибирского. Председательствовал заместитель начальника гордепартамента здравоохранения. С виновными обошлись крайне мягко.
За допущенные ошибки был вынесен десяток дисциплинарных взысканий, выговоров. В том числе за отсутствие надлежащего контроля за линейными бригадами скорой, отсутствие контроля над участковыми, ошибку в регистрации вызова на дом в поликлинике, отказ в обслуживании вызова на дому и пр.
Кроме того, комиссия распорядилась провести внеочередной семинар по ботулизму с последующей сдачей зачета для врачей скорой помощи и поликлиники и разобрать допущенные ошибки в коллективе.
Родителям Ларисы Гурьяновой, получившим результаты работы комиссии, остается только со слезами на глазах удивляться: не слишком ли много ошибок допустили усольские врачи? А пункт о семинаре с последующей сдачей зачета вообще выглядит форменным издевательством.

Метки:
baikalpress_id:  20 895