Невосполнимая потеря в областной прокуратуре

Ушел из жизни старший прокурор-криминалист Андрей Кораблин

За последние восемь лет в Иркутской области практически не было уголовных дел о бандитизме или заказном убийстве, в расследовании которых не участвовал бы Андрей Кораблин. Особый талант следственного работника был отмечен в органах внутренних дел, прокуратуре и ФСБ. Руководители этих ведомств добивались включения Кораблина в следственно-оперативные группы по расследованию особо сложных, неочевидных преступлений, потому что знали: если в деле есть зацепка, он найдет ее. Андрей Николаевич брался за эту работу, жертвуя личным временем, увлечениями, здоровьем. 4 ноября 2004 года его не стало.

Талант аналитика
В газетных публикациях и информационных выпусках иркутских телеканалов Андрей Кораблин практически не упоминался. Все дело в скромности. Вот цитата из рапорта прокурора-криминалиста Кораблина: "За указанный период с моим участием раскрыто 13 убийств, в том числе одно заказное". И точка. Даже в казенной бумаге, предназначенной только для служебного пользования, своими достижениями Андрей Николаевич предпочитал не козырять. Между тем ежегодно с его участием расследовалось до пятидесяти уголовных дел. По многим из них, попавшим в разряд так называемых глухарей, он требовал отмены постановления о приостановлении предварительного следствия, давал рекомендации и указания о проведении дополнительных следственных действий. И большинство преступлений раскрывалось.
Как рассказал заместитель начальника отдела криминалистики областной прокуратуры Виктор Гуцол, старший прокурор-криминалист Кораблин был одним из самых профессиональных сотрудников этого подразделения:
— Андрея отличало редкое качество. Уже на стадии предварительного расследования он мог с высокой долей вероятности выдвинуть версию о мотивах того или иного убийства, определить, бытовое оно или заказное и кем совершено — маньяком-одиночкой, преступной группой или бандой. Изучая на первый взгляд ничем не связанные между собой преступления, Кораблин мог найти черты серийности, чему потом находилось подтверждение в процессе следствия. Аналитический склад ума Андрея, его умение нестандартно мыслить не оставляли даже самым изощренным преступникам шанса избежать наказания.
Виктор Гуцол сообщил также, что Андрей Кораблин находился на острие атаки по разобщению организованных преступных сообществ, распространивших свое влияние на Иркутскую область:
— Андрей занимался разработкой совместных программ по борьбе с особо тяжкими преступлениями и организованной преступностью, он был одним из инициаторов создания отдела по раскрытию заказных убийств при областном управлении уголовного розыска. Предложенный Андреем принцип набора в данное подразделение высокопрофессиональных оперативников и следственников, которые в силу своей порядочности не допустят утечки информации уже сейчас, спустя два года после организации, приносит положительные результаты.
Банда Стариковых из Ангарска, Глебова, а также Константинова из Черемхово, Серебренникова-Кузнецова из Бодайбо... Доказательная база по расследованию преступлений, совершенных этими устойчивыми организованными группами, не была бы столь весомой, если бы не практическая помощь, которую оказал следователям и оперативникам Андрей Николаевич. Коллеги Андрея Кораблина отмечают еще одну его профессиональную черту — чрезвычайную настойчивость в поисках доказательств.
Искать и не сдаваться
Наша газета сообщала о трагических событиях, произошедших 9 сентября 2002 года в Бодайбинском районе. Напомним, в тайге недалеко от старательского участка Кадаликан было совершено разбойное нападение на инкассаторскую машину, перевозившую 44 килограмма промышленного золота. В ходе перестрелки один из преступников был ранен, все трое работников старательской артели "Лена", сопровождавшие груз, убиты.
Вспоминает заместитель начальника третьего отдела УБОП ГУВД ИО Юрий Беломестных:
— Большую часть похищенного золота (свыше сорока килограммов) преступники закопали в лесу. После задержания обоих бандитов зимой этого же года один из преступников согласился показать схрон, однако просил подождать до весны — не был уверен, что сможет найти координаты под снегом. Но затягивать следствие не хотелось, решили попытать удачу. Никто не верил, что найдем. Тайник находился на горе, лишенной всякой растительности, толщина снега достигала четырех метров. Руководство артели предоставило технику, чтобы бульдозеры пробили для нас дорогу. Подозреваемый примерно указал место, и Андрей Николаевич совершил невероятное — нашел золото с помощью металлодетектора. Мешок с заводскими бирками лежал под камнями...
... В 1999—2000 годах Черемхово взбудоражила криминальная война, в ходе которой полегли два местных положенца и еще пара приближенных. Общественный резонанс вызвал тот факт, что заказ на устранение авторитетов выполнили два сотрудника милицейского спецподразделения. Как сообщает начальник управления по обеспечению деятельности мировых судей Иркутской области (в прошлом следователь по ОВД областной прокуратуры) Игорь Хайрюзов, если бы не участие в расследовании прокурора-криминалиста Андрея Кораблина, банда Константинова реально могла избежать справедливого наказания:
— Еще на стадии предварительного расследования выяснилось, что одного из криминальных авторитетов преступники убили и закопали возле заброшенного угольного карьера на окраине Черемхово. Тело и лопату отыскать удалось довольно быстро, на этом же месте Андрей Николаевич обнаружил гильзы от пистолета ТТ, а вот с розыском самого орудия преступления возникла трудность. Преступники говорили, что пистолет они выбросили в затопленный грунтовыми водами карьер. А представьте себе: ледяная вода, глубина 15 метров, илистое дно... Кораблин настоял на необходимости активных поисков оружия.
Используя подручные плавсредства, члены следственно-оперативной группы стали исследовать дно водоема, приходилось даже нырять.
— Только на четвертые сутки с помощью мощного магнита пистолет был найден, — продолжает Игорь Валерьевич. — Баллистическая экспертиза показала, что из этого же экземпляра оружия был убит еще один член местной криминальной группировки. Об этом преступники сначала помалкивали, но после предоставления неопровержимой улики дали признательные показания. И на этом Андрей Николаевич не остановился. Из управления по борьбе с организованной преступностью поступила информация, что банда могла совершить еще два убийства: положенца и его телохранителя. По данному эпизоду преступники были в полном отказе, однако их пособник сообщал, что останки расчлененных трупов бандиты разбросали в лесу вдоль Московского тракта под Усольем.
Вместе со свидетелем Кораблин исколесил весь тракт. Человек не помнил координаты, эти пробелы восполнила интуиция опытного работника следствия. Черепа убитых нашли по стае ворон, вспорхнувшей в лесу, когда машина проезжала мимо линии электропередачи в сорока километрах от Черемхово. Так следствию удалось вменить банде еще два особо тяжких преступления. В итоге главаря устойчивой преступной группы приговорили к 19 годам лишения свободы, бывшим милиционерам дали 14 и 9 лет.
Вину преступников доказали спустя девять лет
Вспоминает адвокат Игорь Замошников (в прошлом старший следователь отдела по раскрытию убийств и бандитизма СУ областной прокуратуры):
— С Андреем Николаевичем нам много приходилось работать, наши отношений из чисто деловых переросли в приятельские, а затем и в дружеские... Преступления имеют свойство стираться из памяти, но одно, которое мы расследовали вместе с Кораблиным, запомнилось надолго. В 2002 году мне в производство передали очень старое, запущенное уголовное дело по факту убийства молодого жителя Черемхово еще в 1993 году. Уже после первого знакомства с материалами стало понятно, что предварительное расследование велось некачественно. По делу были установлены четверо подозреваемых молодых людей, но обвинение было предъявлено только одному из них. Впоследствии и в отношении этого человека уголовное преследование было прекращено, а само расследование приостановлено.
В областное следственное управление дело было передано после жалобы матери убитого парня в Генеральную прокуратуру России, в ней женщина справедливо указывала на бездействие местных следственных органов.
— Перспективы, казалось, никакой не было, — продолжает Игорь Александрович. — По прошествии девяти лет после преступления ни одного прямого свидетеля убийства в Черемхово уже не осталось. Свидетели, которых нам удалось установить, давали показания, лишь косвенно изобличающие подозреваемых. Оставалось надеяться только на признание самих преступников. И Кораблин этого добился. Преступники согласились пойти на место преступления, где была полностью воспроизведена картина убийства. Четверо молодых тогда еще людей, находившихся в алкогольном опьянении, встретили на улице знакомого парня и просто так, без всякой причины, забили его насмерть.
Видеосъемка следственного эксперимента — вот вся доказательная база, которую удалось предъявить суду спустя девять лет после преступления. Но и этого оказалось достаточно, в отношении всех четверых подсудимых был вынесен обвинительный приговор.
— Рабочий стол у него постоянно был завален уголовными делами, справками, методической литературой, — вспоминает Игорь Замошников. — Одному Богу известно, как ему удавалось сопоставлять несопоставимое. Он находил какую-то мелочь, которая потом оказывалась джокером на руках у следователя. Казалось бы, из пустяка рождалось настоящее уголовное дело.
Боролся до конца
У старшего прокурора-криминалиста областной прокуратуры было много увлечений: он разбирался в живописи, серьезно изучал историю Сибири, коллекционировал старинные монеты, состоял в клубе иркутских кладоискателей. И все-таки главным хобби Кораблина являлась его работа.
— В Андрее вечно жила жажда познания. Сфера его профессионального интереса выходила за рамки предписаний, — рассказывает Виктор Гуцол. — Он глубоко изучал литературу по судебной психологии и психиатрии, криминалистике. Причем не просто знал методологию проведения различных экспертиз, в том числе нетрадиционных, а лично, на практике осваивал эти приемы. В совершенстве на уровне эксперта владел криминалистической техникой.
Андрей Николаевич накопил гигантский следственный опыт, которым просто не мог не делиться с молодыми специалистами. Кроме того что он по должности занимался повышением квалификации прокуроров и следователей гор- и райпрокуратур (речь идет о сотнях работников следствия), Андрей активно сотрудничал с вузами региона и преподавал на юридических факультетах.
— С ним всегда было интересно беседовать, причем чаще рассказывал он, касалось ли это работы или нет, но всегда интересно, доходчиво, аргументированно, — сообщает Игорь Замошников. — Жизнь очень любил, везде хотел успеть. И действительно к сорока трем годам сделал то, на что другому человеку не хватило бы и двух жизней... Диагноз-приговор встретил мужественно, не раскис, боролся до конца. Надо отметить, что коллектив областной прокуратуры известие о неизлечимой болезни Андрея Николаевича воспринял как личную беду. Коллеги оказали всяческую помощь в борьбе за его жизнь. Но увы, было уже поздно...
Справка "СМ Номер один":
Службу в органах прокуратуры Андрей Кораблин начал в 1993 году на должности старшего следователя прокуратуры Ангарска, затем перевелся в прокуратуру Свердловского района Иркутска. С 1995 года — в аппарате прокуратуры Иркутской области. Сначала был старшим следователем отдела по расследованию особо важных дел. Через два года его как опытного, высококвалифицированного специалиста, в совершенстве владеющего методикой расследования тяжких преступлений, назначили прокурором-криминалистом отдела криминалистики. В июне 2004 года Андрею Кораблину присвоили очередной классный чин — советник юстиции.

Метки:
baikalpress_id:  6 033