Усольский район: догонит ли химия картошку?

Усольский район — странное сочетание грязной химической промышленности и экологически чистой сельскохозяйственной деятельности — остается первым среди аграрных районов области. На днях, как раз к 79-летию своего района, аграрии сами себе сделали подарок — победили в трудовом соревновании среди сельскохозяйственных районов. А вот показатели промышленников не впечатляют. Они с трудом выходят из кризиса. Хотя особенностью района была как раз промышленная направленность сельского хозяйства. Сельхозпредприятия создавались как пригородные. Многие были подсобными хозяйствами у предприятий. Например, село Кочериково когда-то трудилось на химического гиганта Усольехимпром, снабжая его сельхозпродукцией. А потом было взято в оборот все время укрупняющимся "Белореченским".

Сегодня усольчане производят около пятидесяти процентов всей сельскохозяйственной продукции области. Куры, яйца и молоко из "Белореченского", продукция Усольского свинокомплекса (где свиней даже забивают по немецкой технологии) пользуются стабильным спросом на городских рынках. ЗАО "Железнодорожник" регулярно принимает гостей, демонстрируя влияние классической музыки на удои.
Не сказать, что все деревни в районе живут хорошо. По-разному, где как сложилось. Где крупный хозяин взял под себя село — там население работает, худо ли хорошо ли, зарплату получает. Так то же "Белореченское" распространило свое влияние не только на деревни Усольского, но и примыкающего к нему Черемховского района. И по официальным данным, производит треть валовой аграрной продукции в области. Выращивают все, что можно вырастить, завели калифорнийских червей для переработки отходов. Средняя зарплата у сельчан там около 6 тысяч.
А где села сами по себе — там по большому счету хаос и полная деградация. Ведь работать негде.
— Безработица в сельской местности — один из самых болезненных наших вопросов, — рассказывает заммэра района Любовь Зубарева.
Два поселка с разным менталитетом
Живой пример разных по условиям (стало быть, и по менталитету) населенных пунктов являют собой поселки Большая Елань и Новомальтинск. Хотя Новомальтинск в общем ориентирован на промышленность — там работал завод строительных материалов. Но теперь завод дает только сто рабочих мест.
Одно из крупных предприятий, которые в районной администрации называют в списке успешных, находится в деревне Большая Елань. "Большееланское" обеспечивает — худо ли, хорошо ли — свое население в 1300 человек заработком.
А в соседних проблематичных деревеньках Низовцеве и Целотах, которые вроде относятся к той же большееланской административной единице, работы не сыскать. Целоты, например, держатся на торговом союзе с дачным поселком, куда местный крестьянин может сбыть хоть немного мяса и молока. Кто ж виноват? Глава поселковой администрации Константин Афанасьев оттрубил на месте главы сто дней. Он имеет свое мнение и о Целотах, и о Низовцеве:
— Земли они свои забросили, а китайцы взяли их в аренду. И ничего, обрабатывают. Даже без техники, вручную. Выращивают капусту. Они могут, а наши что?
Афанасьев задумался над созданием товарищества по обработке земли — на будущее. А пока решил облагородить Большую Елань, лишив ее красочной свалки. Правда, в местной казне ни копейки. Нет денег даже на лампочки для уличного освещения. Зато в поселке 500 дворов, с каждого двора в месяц достаточно собрать по 10 рублей — хватит и на свалку, и на лампочки.
Жители каждой улицы должны выбрать себе старосту, который будет собирать деньги. Среди старост, считает глава администрации, нужно объявить конкурс: кто больше соберет денег, тот по итогам года будет в торжественной обстановке объявлен победителем и награжден ценным подарком. Детишек в Большой Елани решили объединить в экологический отряд и заинтересовать очисткой местной речки и озеленением центральных улиц.
Подготовка народа к самообеспечению очень своевременна. Ведь в 2006 году вступает в силу закон о самоуправлении. А это значит — денег из районного бюджета Большой Елани выделять не будут.
— Люди привыкли, что все за них кто-то решит, — сказал напоследок глава администрации. — А их надо приучать все делать самим, в этом, наверное, и смысл.
Противоположность Большой Елани и наглядный пример "дна" — поселок Новомальтинский. В поселке на 2,5 тысячи жителей уже семь лет нет телефонной связи. Даже детский реабилитационный центр обходится как-то без нее.
Это настоящая "зона", откуда прекрасная сельскохозяйственная перспектива вовсе не видна. Кажется, Новомальтинск огорожен большим забором, и за этот забор материально заинтересованные граждане, как правило профессиональные черные маклеры, высылают социально незащищенных товарищей. Из Иркутска, Ангарска туда съезжался (и до сих пор съезжается) бомжеватый элемент или просто очень бедные семьи, меняя свои квартиры в областном центре на ничего не стоящее жилье.
Работы в поселке нет. Сто заводских рабочих мест да социальная сфера для педагогов и учителей. Приезжие нигде не работают, большинство пьет. Любовь Зубарева говорит, что сейчас процесс переселения немного поутих благодаря тому, что свободное жилье кончилось. С начала года переселилось только шесть семей, и только две из них — с детьми. Администрация относит Новомальтинск к тому разряду явлений, о которых опасливо говорят: как бы чего не вышло.
Кстати, такими же активными "пунктами приема" иркутского люмпен-пролетариата в Усольском районе стали и более или менее крепкие деревни Мишелевка, Тайтурка, Средний. Там этот контингент увеличивает среду пьющих и не желающих работать граждан.
Сирот раздают по всему району
Другая проблема, которая отчасти вытекает из безработицы и которую районные власти признают за вторую главную, — халатное отношение взрослых к родительским обязанностям. Под опекой в районе состоит более 300 детей. В прошлом году 88 матерей лишены родительских прав, в этом — пока шестьдесят. Безнадзорные дети появляются в основном за счет приезжих из Иркутска, Ангарска.
Сиротская проблема, навалившаяся на район, требует какого-то разрешения. И сегодня энтузиасты сиротского дела умудряются устраивать детей в семьи по всему району, да так, что из деревень, где уже есть приемные дети, приезжают взрослые, желающие стать новыми родителями.
Усольский дом ребенка "Мечта", где содержатся пятьдесят малышей от года до четырех, за три года существования ни одного ребенка не сдал в интернат. Реальность такова, что если до четырех малыша не усыновят, его переводят в детский дом, откуда путь в семью практически заказан. Администрация "Мечты" раздает детишек в российские семьи, причем преимущественно в Усолье и Усольском районе.
— В деревне Тайтурке пять наших детей растут. Там у каждой семьи своя история. Одни, например, девочку свою пятилетнюю, умершую от сахарного диабета, похоронили. Через некоторое время к нам приехали. За эту неделю пять детей от нас ушли, — рассказывает директор приюта Ольга Санникова.
Жители района не боятся брать больных детей, что для России само по себе необычно.
— В Усолье двойню люди взяли. Не посмотрели, что дети недоношенные, что диагноз — дисплазия легочной ткани, на основе которой развивается бронхиальная астма. Уже несколько дней ребятки в новом доме, я звоню каждый день — все нормально.
Усольчане ответственно подходят к усыновлению. Одна семья сейчас даже покупает частный дом в Усолье специально для того, чтобы прописать там взятого ребенка — чтоб был у него потом свой дом.
— Но обычно российские граждане неохотно берут сирот. А вы умудряетесь всех раздать. У вас, может, дети особенные?
— Особенные? Конечно, если двухлетний кроха поступает с дефицитом веса в 60 процентов, цветущим рахитом и поражением нервной системы. Он не улыбается, не смеется, не реагирует на игрушки. Первые три недели таких детей очень трудно накормить. Тянутся к тарелкам трясущимися ручками, а что с едой Делать — не знают. Были два мальчика, которые, кроме Хлеба, других продуктов не знали. Был Валерочка, который жил с мамой на чужой даче в бане. Он на стуле сидеть на умел, забирался на него с ногами и на корточках, как на полке в бане, сидел. К концу третьего месяца он, наконец, заговорил, и ему сразу же нашлись новые родители. Просто если ребенку хорошую реабилитацию провести, чтобы он был на ребенка похож, а не на зверька, то взрослые к нему потянутся.
Брошенные дети из районных деревень проживают в больнице деревни Мишелевки, в отделении сестринского ухода. Там условия куда хуже, чем в "Мечте". Да "Мечта" когда-то и сама была приживалкой в усольской больнице.
— Если бы город и район были объединены, можно было бы сделать, чтобы дети из Мишелевки жили у нас. Им тяжело, там невозможно нормально заниматься с ними. А значит, и родителей им не найдешь.
"Сибирская солонка"
Район вырос и оформился вокруг соляных промыслов и благодаря им. Районный центр, город Усолье-Сибирское, — одно из самых старых поселений Прибайкалья и отсчитывает уже четвертое столетие своей истории, хотя ранг города присвоен ему лишь в 1925 году. Почти триста лет здесь добывали соль.
В 1669 году отряд енисейских казаков во главе с Анисимом Михалевым, двигаясь вверх по Ангаре, остановился на ночлег в районе, где сейчас находится курорт "Усолье". Недалеко от места ночлега казаки обнаружили соляной источник. В то время соль в Сибири практически нигде не добывалась, и русские вынуждены были завозить ее из-за Урала. Громадная протяженность пути, длительность перевозов делали соль дорогим продуктом. Тогда соль считалась дороже золота и серебра. Предприимчивый Анисим Михалев вместе со своим братом Гавриилом построили на месте обнаруженного источника соляную варницу.
Соляной промысел, начатый Михалевыми, с той поры не прекращался, хотя он переходил из рук в руки: то владели им купцы, то Вознесенский монастырь, то казна, а потом опять он попадал в руки купцам. Менялось название поселения — деревня Михалева, Спасская соляная слобода, Усольская соляная слобода, позднее село Усолье, а с 1925 года город Усолье. Современное название Усолье-Сибирское присвоено городу 25 апреля 1940 года.
До 1923 года соль добывали полукустарным способом: рассолы закачивались с небольшой глубины, соль выпаривалась в четырехугольных железных баках. Это был тяжелый, изнуряющий труд, особенно в зимнюю пору. Не без основания называли промысел соляной каторгой.
В 1923 году буровая скважина на глубине 692 метров встретила пласт каменной соли. И появился новый способ добычи соли, который применяется и ныне. От старых соляных варниц остались только предания. На новом месте более сорока лет назад был построен солевакуумный завод. Соляные прожилины, как писалось в документах Иркутского острога, были лишь небольшими выходами из соляных толщ, таящимся в недрах. Так называемое Усолье-Булайское месторождение поваренной соли хранит астрономические залежи — более 200 миллиардов тонн. Залегают они мощным пластом на глубине до полукилометра.
Пласты каменной соли на всю их мощность вскрывают буровыми скважинами. Для этого на комбинате Сибсоль было пробурено несколько скважин, средняя глубина которых доходит до 1380 метров. По этим скважинам на поверхность поднимается рассол. Затем он поступает в цех химической очистки. Выпаренная в них соль переправляется в сушильные барабаны под воздействием горячего воздуха до 200 градусов. Затем сухая соль стекает на транспортер, в конце которого йодируется и подается в фасовочный цех.
Наивысшего результата комбинат Сибсоль достиг в 1976 году, когда было получено 275 тысяч тонн соли. Но в дальнейшем вместо увеличения выпуска производство ее снизилось по технологическим причинам. Сейчас предприятие выпускает около 100 тысяч тонн белоснежной высококачественной соли "Экстра". Город обеспечивает солью Сибирь и Дальний Восток, поставляет ее в крупнейшие города страны, а также в Монголию. Соль, получаемая в Усолье-Сибирском, считается лучшей в мире.
Курорт разоряли его же акционеры
Усольский район славится своим курортом, появление которого напрямую связано с соледобычей. Еще в 1836 году на Усольском солеваренном заводе была устроена первая лечебная ванна, которой пользовались представители заводской администрации и их семьи. Успешная лечебная практика способствовала устроению особого заведения с ваннами. В Усолье потекли болящие.
В советские времена Усольский курорт был здравницей союзного значения, принимавшей до 10 тысяч человек в основном с Дальнего Востока и Крайнего Севера. В начале 90-х годов курорт превратили в акционерное общество, и начались его злоключения. За пять лет дела в лечебнице полностью расстроились. Основная прибыль, получаемая за летний оздоровительный сезон, почти полностью изымалась из кассы учреждения. Медицинский персонал перестал получать зарплату, количество пациентов резко сократилось. Бывали сезоны, когда на курорт приезжало лечиться не более сотни человек.
— Наша лечебница из всех здравниц Иркутской области оказалась в наихудшем положении, — рассказывает главный врач курорта Галина Зайцева. — Управление АО игнорировало наши интересы. Оно действовало так, как будто стремилось к ликвидации курорта. Деньги за путевки нам практически не возвращали. Восемь лет назад мы добились самостоятельности. Долго судились. Теперь дела пошли на поправку. Сделали косметический ремонт корпусов. Привели в порядок свои котельные. Потихоньку восстанавливаем прежние связи с добровольными медицинскими компаниями из Кузбасса, Читы, Красноярска. Разрабатываем путевки, которые имеют спрос на рынке здоровья. Результаты, конечно, не такие впечатляющие, как были, например, лет 20 назад, но все же в прошлом году у нас прошли курс лечения около 2 тысяч пациентов.
На курорте "Усолье" лечатся больные с заболеваниями органов движения и опоры, гинекологическими болезнями, заболеваниями нервной системы. Рассольные ванны приготовляются из местных хлористо-сульфатных вод. Минеральный источник находится на территории курорта. Из колодца насосами рассол подается в баки, нагревается и затем по трубам поступает в лечебное здание. Природные рассолы из Усолья обладают сильными целебными свойствами и не уступают по своим показателям знаменитым Мацестинским источникам. Еще пациентов потчуют илово-торфяной грязью с Мальтинского озера, находящегося в 12 километрах от курорта.
— Я могу вам рассказать о десятках случаев, когда к нам приезжали безнадежно больные люди и наши врачи ставили их на ноги, — сказала главврач Галина Зайцева. — Это уже подтверждено многолетней практикой, примерно 70 процентов больных выписываются с улучшениями.
Здоровье усольчан подорвано экологией
Здоровье самих жителей Усольского района не слишком радует. У многих оно подорвано работой на химических производствах. У большинства же — остатками химического "былого великолепия": предприятия еще в пору своего расцвета так насытили воду, воздух и землю всякой дрянью, что Усолье до сих пор остается одним из самых грязных городов не только в области, но и в России.
Неработающий ныне цех электролиза, например, "снабжал" окружающую среду ртутью. О точном объеме ртути и о местах ее концентрации невозможно сказать точно - не исследовано. Очень высокие содержания ртути были в сельских районах, расположенных в сторону Ангары.
В Усолье очень большое содержание диоксинов. Один из показателей — содержание этого яда в грудном материнском молоке. По этому показателю Усолье в России занимает "почетное" второе место. На первом — печально известный экологически неблагополучный Чапаевск.
Специфическая усольская проблема — это проблема с чистой водой. Промышленность закачивает загрязняющие вещества в подземные горизонты, в очень глубокие пласты. Из этих хранилищ токсические вещества проникают в воду — в регионе высокая сейсмичность, и Усолье, как и другие города области, постоянно трясет.
Кроме того, можно перечислить букет прочих химических элементов от свинца до кадмия, обнаруженного несколько лет назад в усольских продуктах. Но в этой зоне высокого риска не проводится экологических исследований. Последние состоялись еще на советской волне в конце восьмидесятых годов. И показатели были негативны. Выяснили, что экологическое неблагополучие особенно сказалось на репродуктивной функции: нарушение беременности, преждевременные роды.
Вместе с тем ситуация в районном здравоохранении не слишком стабильна. Например, программа по перестройке фельдшерских пунктов в деревнях зависла на неопределенный срок, скорее всего до 2010 года. В больницах старое оборудование.
— У нас аппарат УЗИ аж 86-го года выпуска. Я сейчас химпром прошу: хотя бы в качестве спонсорской помощи подарите новый аппарат, ведь ваших людей лечим, — делится мэр Усолья Евгений Кустос проблемами своей многопрофильной больницы. Больницы, которая обслуживает и сам город, и сельских жителей.
В октябре произошел конфуз с усольской детской больницей. СМИ сообщили народу, что детская больница Усолья близка к закрытию: аптека отказывается отпускать лекарства на основании того, что у лечебного учреждения закончилась лицензия. Пророчили такую же участь в декабре и для местного родильного дома. У больницы не было денег на питание ребятишек, а работникам задолжали 4 миллиона 200 тысяч рублей в качестве зарплаты.
Оказалось, город не успел провести дорогостоящую операцию по регистрации прав на недвижимое имущество и Москва отказала в лицензии. Три месяца больница не могла получить лицензию. Пришлось городу брать кредит в три миллиона рублей и выправлять ситуацию.
Город трех банкротов
Некогда город больших промышленных надежд, Усолье потеряло свой гордый статус, а с ним и устойчивую социальную сферу. Три основные предприятия совсем недавно состояли в стадии банкротства.
Сегодня 42% населения города Усолья, по данным мэрии, живут за чертой бедности. Безработица, преимущественно женская. Хотя по данным центра занятости, свободно 300 вакансий. Но таких, видимо, на которые никто не идет из-за ничтожности зарплаты.
— По неофициальным подсчетам, 5 тысяч трудоспособных усольчан нигде не работают, — признается мэр Усолья Евгений Кустос.
Градообразующий Усольехипмпром, один из бывших банкротов, принадлежащий ныне московским собственникам, сегодня поднимает голову. Но по мнению мэра Усолья Евгения Кустоса, город получает от предприятия ничтожно мало.
— Химпром уходит от социальной сферы. Если Ангарск и Саянск пережили банкротство своих градообразующих предприятий и мы видим, как сейчас живут эти города, то нам остается лишь завидовать.
Усольчане ожидали, что с приходом на предприятие новых управленцев городу будет легче. Но по утверждению мэра, на химпроме не платят за аренду земли и даже экологические платежи игнорируют.
— Город когда-то выручил химпром — мы кредитовали и не требовали выплат. А кредит кто давал? Санитарка та же, учитель. Ну так пусть теперь бы и они поддержали нас. Дороги бы отремонтировали. А получилось, что даже свое общежитие предприятие сбросило на город.
Известно, что на вредном химическом производстве люди не задерживаются долго. После десяти лет работы на комбинате уходят на пенсию. В 80-е годы до 14 тысяч усольчан работало на комбинате. Сейчас осталось не больше 3 тысяч. В лучшие годы химпром обеспечивал 50—70 процентов бюджета. Сейчас — чуть больше 24.
И все же именно на Усольехимпром горожане делают ставку в будущем. Продукция химпрома — промышленная химия — востребована на внутреннем и китайском рынках. Два других крупных предприятия, бывших банкротами, — химфарм и Сибсиликон — пока не возвратили себе в полной мере нормального социального статуса.
На химфарме ситуация выправляется; в четырех цехах, выпускающих субстанции и готовые лекарства, заняты 800 человек. Сибсиликон, единственное в России предприятие по выпуску "солнечного кремния", может стать предприятием "Нитола". Поскольку главные потребители — итальянские и американские фирмы — признают высокое качество сибирской продукции, у Сибсиликона есть шансы.
Администрация Усолья несколько лет назад начала стахановскими темпами развивать средние и мелкие частные предприятия. Заработала "швейка", правда там шьют уже не легкое платье, а спецодежду для крупных предприятий. Чепэшники в избытке производят поролоны, клеи, мебель, жидкое стекло. Четыре мясокомбината конкурируют между собой.
Скоро в городе запустят цех глубокой переработки древесины. Говорят, станут выпускать паркет, по качеству превосходящий кремлевский. Все это делается для того, чтобы не состоять в зависимости от крупных комбинатов. Сейчас частники наполняют казну и дают рабочие места населению. Мэр надеется таким образом заполучить в ближайшем будущем еще пять-шесть тысяч рабочих мест. Если когда-то подсобные аграрии обогнали крупную и некогда развитую промышленность, вряд ли стоит ожидать от последней чудес.

Метки:
baikalpress_id:  20 511