Секта из Иркутска II ушла в подполье

Прокуратура продолжает проверку финансовой дисциплины школы "Легко и радостно", признаваясь в своем бессилии и недоработанности законов

Как уже сообщала наша газета, весной в Иркутске объявилась некая гражданка Казахстана Бахыт Кусманова, которая под видом целительства и психологических тренингов превращает людей в зомби. Прошло более полугода, прежде чем ее деятельностью заинтересовались официальные органы. За это время многие иркутские семьи на себе почувствовали, что значили уроки прорицательницы. Уходя в секту, мужья бросали жен, жены — мужей, матери — детей, а дети — родителей.

Секта организована для продажи электронных ящиков
Однако, по информации из официальных источников, почти все, что смогли накопать официальные органы власти, а также специалисты областной прокуратуры, можно рассматривать только на уровне слухов и домыслов. Как оказалось, зарегистрированная в Сочи ООО ЛИР — не единственное предприятие Кусмановой. В сентябре этого года было зарегистрировано еще одно, но уже в Иркутске — ООО "Диалинг ЛИР". Обе организации занимаются продажей электронных ящиков, а точнее — перепродажей. В свете этой информации схема деятельности Кусмановой становится яснее ясного. В стране, где с такой легкостью можно запросто зарегистрировать любое предприятие, большая масса аферистов делает все, чтобы заработать побольше денег. Продажа электронных ящиков дело не новое, и конкуренции стало многовато. Именно для того чтобы стать успешным предпринимателем, Кусманова и туманит мозги нашим гражданам. Психологическая подоплека сработала — ящики стали быстро раскупаться "продвинутыми" учениками.
Кусманова умная женщина. Ни в одном из вышеназванных предприятий она официально не фигурирует. Руководитель иркутского "Диалинг ЛИР" — Людмила Ермакова (она же директор Дома культуры имени Гагарина). Поэтому Кусманова говорит про себя, что она тут совершенно ни при чем, ее просто попросили почитать лекции в клубе, а денег никаких она в глаза не видела.
Понятия "секта" в российских законах нет
Вообще, в последнее время Иркутск II превратился в своеобразное скопище разного рода сект и религиозных течений. На территории района прекрасно соседствуют родственные по духу образования: Общество сознания Кришны, "Свидетели Иеговы", Общество Порфирия Иванова, Школа Бахыт Кусмановой и еще разные мелкие религиозные течения. Все они православной церковью официально признаны сектами. Но секта Бахыт отличается от всех остальных своей неприкрытой агрессией. Статья 28 Конституции РФ гарантирует каждому свободу совести и вероисповедания. Закон "О свободе совести и религиозных организациях" вводит понятия "религиозная организация" и "религиозная группа". Но ни в одном законе нашей страны вы не найдете слова "секта". Такого понятия закон РФ попросту не знает. Однако в статье 14 можно найти интересную информацию, по которой та или иная организация может быть запрещена. Среди них — принуждение к разрушению семьи, посягательство на личность, склонение к самоубийству, принуждение членов организации к отчуждению в пользу объединения принадлежащего им имущества. Все это присутствует в Школе Бахыт Кусмановой, и есть все основания, чтобы подать на нее в суд. Но во- первых, все это еще следует доказать, а во-вторых - - уговорить свидетелей выступить в суде. Тем не менее Кусманова, как человек неглупый и изворотливый, приняла решение не дожидаться развития событий, а уйти в подполье. Сегодня ее лекции и семинары с погружением проходят на одной из частных квартир Иркутска II. Пока в Доме культуры имени Гагарина заканчивается проверка "клуба по интересам", его духовный учитель спокойно проводит дальнейшее зомбирование.
Активисты секты бросают семью и работу
Между тем после выхода первой статьи о секте в редакции начали раздаваться звонки от родственников иркутян, попавших в паутину Кусмановой. Вот что сообщила жительница Иркутска II Анна Фомина:
— В какой-то момент моя сестра Ольга стала нервной, плаксивой, не всегда адекватной в реакциях. Мне неоднократно приходилось выводить Олю из ступора или лихорадочного состояния после семинаров-погружений. Она начала худеть ("нам очень мало нужно"), почти совсем не уделяла времени сыну, который практически перестал ее видеть. Ее глаза стали как будто с поволокой.
При этом сестра стала жить в долг, а деньги тратить на платные семинары Бахыт, поездки с ней на Байкал, покупку никому не нужных электронных ящиков. На наши недоуменные вопросы о возвращении долгов, о фактически брошенном сыне Оля легкомысленно отвечала: "А, придет!" Она начала раздавать свои вещи ("чистить жилище и сосуд жизни"), стала говорить о смене круга друзей и знакомых, о неважности всего материального.
Затем у Кусмановой появилась идея, что наша девочка уже готова распространять знания, и предложила ей отправиться в Москву, Туву или Читу для организации там школы. Я пыталась отговорить Олю от посещения секты, напомнив, как много сил, энергии и времени она положила на то, чтобы заработать на заводе авторитет, стать профессионалом в своем деле и востребованным специалистом. На это сестра ответила, что Бахыт предложила им альтернативную работу — распространение электронных ящиков.
Дойдет ли дело Кусмановой до суда?
Судебные перспективы дела иркутских лировцев специалисты оценивают невысоко. Возможно лишь ограничить деятельность Кусмановой, а если повезет, то и депортировать на родину. Без нее организация, скорее всего, развалится сама по себе.

Метки:
baikalpress_id:  6 001