Алмазная эпопея

В Сибири ее начал иркутский купец Тарелкин

Любое открытие обязательно таит в себе некую тайну. А уж когда речь заходит о драгоценных камнях, тут без детективных сюжетов и драматических коллизий и вовсе не обходится. Подтверждение тому — история поисков алмазов в нашем отечестве. В ближайших номерах газеты "СМ Номер один" будет опубликован цикл статей об участии иркутских ученых в поисках алмазов в Якутии, которые развернулись в середине прошлого столетия. Но прежде чем рассказать об этом, стоит вспомнить их предшественников. Ведь сотни людей стали участниками столь замечательного открытия.

Алмаз Павла Попова
Самый первый русский алмаз был найден 4 июня 1829 года на Крестовоздвиженских золотых промыслах Урала. Находка эта принадлежала участникам экспедиции, возглавляемой бароном Александром Гумбольдтом, — Полье и Шмидту. Вернее, они только определили ее как алмаз. Принес же им камень крестьянский мальчик из деревни Калининской Павел Попов. На следующий день четырнадцатилетний Павел повел Полье и Шмидта на то место, где он нашел первый алмаз, и там среди кусков железного колчедана и галек кварца было найдено еще два небольших кристалла.
Дальнейшие энергичные поиски алмазов в окрестностях деревни Калининской ничего не принесли. В следующем году успехи экспедиции были более значительны: нашли 26 кристаллов, общий вес которых составлял 14,5 карата (1 карат — 0,2 грамма). В "Горном журнале" за 1858 год напечатан полный реестр алмазов, найденных на Крестовоздвиженских золотых промыслах с 1830-го по 1858 год. Всего был найден 131 алмаз весом в 60 каратов.
Промышленных месторождений на Урале обнаружено так и не было, а случившееся в середине XIX века открытие алмазных трубок в Южной Африке окончательно утвердило мнение, что алмазные месторождения могут находиться только в жарких полуденных странах. Поиски алмазов в России с этого времени совсем прекратились, и только редкие одиночки продолжали искать драгоценные камни.
Жизнь за алмазы
Для подтверждения этого факта приведем рассказ студента Ленинградского горного института Ирисова, проходившего некогда практику в Иркутске. По его словам, иркутский купчина Михаил Тарелкин, имея целью поставить себе карандашный завод, самолично отправился в Якутию, на реку Вилюй, на поиски месторождения графита. Основанием для этой поездки послужила где-то услышанная история о Вилюйской графитной экспедиции. Официальное сообщение об этой экспедиции было напечатано в "Вестнике Русского императорского географического общества" за 1856 год.
Добравшись до Вилюя, Тарелкин стал менять у тамошних якутов меха, чтобы составить оборотный капитал. Однажды, сидя в юрте одного охотника, Тарелкин заметил, что среди нескольких речных камней, лежащих перед иконой, один выделяется сильным блеском. Очевидно, Тарелкин когда-то учился в гимназии и читал газеты, в которых в то время много писали об опытах получения алмазов из графита. Сопоставив имеющиеся у него сведения о Вилюйской графитной экспедиции с ярким блеском камня, купец пришел к выводу, что напал на алмазное месторождение.
Осторожно, чтобы не открыть свои догадки хозяину юрты, Тарелкин стал расспрашивать якута о том, где он нашел такой забавный камень. Охотник рассказал купцу, что однажды летом в солнечную погоду он шел по берегу Вилюя и вдруг заметил в воде луч света, идущий со дна поверхности. Подойдя ближе, охотник увидел, что луч исходит из лежащего на дне камня. Он вынул камень из воды — луч потух. Снова опустил в воду — луч снова вспыхнул. Тогда охотник решил взять замечательный камень с собой и показал его жене. С тех пор он лежит в юрте перед иконой.
Купец выменял камень у якута за четверть водки и куль муки. Он также укрепился в своей мысли, что открыл алмазное месторождение, и изменил свои замыслы о карандашной фабрике. Тарелкин отправился обратно в Иркутск. В городе он как бы ненароком показал камень знакомому учителю химии, сказав ему — вот, мол, купил алмаз, да сомневается, не обманули ли его. Учитель химии показал камень каким-то студентам, и те подтвердили, что это действительно алмаз.
Всю зиму, не выдавая никому своей тайны, купчина готовил новую экспедицию. Он действовал смело и решительно, вложив весь свой капитал в снаряжение и обменные товары: спирт, топоры, гвозди, ружья, патроны и другие необходимые для обитателей тайги вещи. С наступлением лета Тарелкин снова оказался на берегу Вилюя и стал выменивать блестящие камни на привезенные товары. Быстро спустив все вьюки, предприимчивый купец пустился в обратный путь. С собой он вез несколько килограммов блестящих камней, которые он сам оценивал в три миллиона рублей.
В Иркутске Тарелкин выбрал два самых больших и красивых кристалла и понес их к ювелиру. Когда тот услышал цену, которую просил купец за свои алмазы, рассмеялся и сказал, что оба камня не что иное, как самые обыкновенные булыжники. Испуганный Тарелкин привез к ювелиру на извозчике все свои блестящие камни и сказал ему, что возьмет его в половинную долю, если тот найдет среди них хоть один алмаз. Однако все усилия заинтересованного ювелира были тщетны — ни одного алмаза не оказалось.
Убитый горем, разоренный и уже полусумасшедший, Тарелкин отправился на Ангару, высыпал в воду все свои "сокровища" и прыгнул вслед за ними сам.

Метки:
baikalpress_id:  20 508