В Хор-Тагне сироты сами выбирают себе семью

Половину воспитанников детдома разобрали деревенские жители

Получилось так, что в деревне Хор-Тагне Заларинского района собственно деревня и расположенный здесь детский дом слились в единый организм. Отчасти из-за того, что из пятиста человек взрослого населения девяносто работники детдома. Но в большей степени потому, что именно в этом сиротском учреждении уверены — ни одно казенное учреждение не может заменить ребенку семью.
Еще в 1998 году на свой страх и риск воспитатели стали отпускать детей гостить по деревенским семьям. Сперва ребятишки уходили на выходные и на каникулы. Брали сами воспитатели, потом другие жители деревни. Но забирать детей из семьи после трех летних месяцев стало однажды очень тяжело. И дети оставались жить в семьях — все под тем же статусом гостя.

Деревня добилась принятия нового закона
Директор дома Раиса Беляева стала изучать возможность на законных основаниях отдавать детей в местные семьи. Она ездила по инстанциям в Иркутске, просила, чтобы инициативу хортагнинцев узаконили. Училась необычной форме детдомовской работы в Москве.
И в июне этого года областные законодатели приняли-таки закон о патронатном воспитании.
{ На усыновление в Иркутской области берут всего 2 процента всех бессемейных детей. Это в основном малыши, которых берут иностранцы.
Опека пользуется среди взрослых большей популярностью, опекуны — в основном родственники, они получают деньги от государства.
Но для того чтобы ребенок мог быть усыновлен или отдан на опеку, он должен иметь сиротский статус. В силу объективных причин (хотя бы потому, что часто родители ребенка неизвестны) многие вынуждены до 18 лет жить в государственных сиротских учреждениях. Единственный вариант, когда ребенок без статуса может жить в семье, — это патронат: ребенок приписан к детдому, а на самом деле живет в семье. Эта форма существовала в царской России, при советской власти отмерла.
Сейчас в Иркутской области — а возможно, и во всей Сибири — имеется только одно учреждение, где существует система патроната: областной детский дом в деревне Хор-Тагне.}
Раиса Беляева, директор детдома, здесь старожил. Проработала 20 лет учительницей в местной школе. И теперь ее бывшие ученики берут в свои семьи ее нынешних воспитанников.
Желающих взять сироту больше, чем сирот
Самое удивительное, что "раздача" детей по семьям оказалась не проблемой. Российский менталитет понять такое отказывается — кому, мол, нужен лишний рот. В Хор-Тагне практика показала, что взрослых, желающих взять сироту... больше, чем сирот. Более того, берут не малышей, а взрослых детей, что вообще большая редкость.
— До того как закон приняли, мы всей деревней боялись, что запретят патронат. И те, у кого уже дети жили, нам говорили: "Если не разрешат патронат, то заберем на опеку". А сегодня у нас лежат шесть полностью готовых заявок от родителей. Но мы не можем дать им детей. Нам пока не разрешают увеличивать число ребятишек на патронате.
Получить ребенка на воспитание непросто. Сначала родители должны доказать свою родительскую состоятельность.
— Это ж деревня, здесь все на виду. Да и кучу документов они должны собрать, подтвердить согласие всех членов своей семьи начиная с десяти лет. Но за все время опека не подписала только два заявления — в первом случае один из членов семьи был в заключении, в другом комиссия нашла, что семья живет недостаточно опрятно.
— Может быть, взрослые хотят выгоду извлечь? Ведь детдомовцы получают полное государственное обеспечение. Или работника бесплатного получить?
— Да какие из них работники?! Действительно, эти дети приходят в семьи не нахлебниками. Обмундирование и питание — на 84 рубля в сутки — они получают от государства. Действительно, по договору работа патронатных родителей должна оплачиваться как работа воспитателей. Но этих денег никто пока не видел. И ни одна семья даже не поинтересовалась.
Причин, по которым берут детей, много. Друга для ребенка берут в семью. У кого-то свои дети выросли, и дом стал пустой... Раиса Карповна уверена в чистоте намерений односельчан.
Но она считает, что и в хорошем симбиозе нет ничего дурного. В деревне безработица, до райцентра сто километров, а люди трудолюбивы, производят в своем хозяйстве излишек продукта.
— Почему бы не прокормить ребенка? Государство выделяет деньги на ребенка, а семья ему свой продукт отдает.
Психолог детского дома Лидия Ивановна рассказывает, что иркутские психологи работали в Хор-Тагне и выяснили, что основное побуждение взрослых — все-таки желание помочь сироте.
— Семьи берут небедные, они и без этих детей прекрасно прожили бы. Для них это хлопоты.
Сама Лидия Ивановна взяла на воспитание четырехлетнего Витю — сначала на лето. А потом забрала совсем.
Дети сами выбирают семью
Очень часто хор-тагнинские воспитанники сами выбирают себе родителей. Они, как свободные граждане, передвигаются по деревне, ходят в гости, присматриваются к деревенским и в приглянувшуюся семью могут прийти запросто и попросить:
— Тетя Маша, возьмите меня пожить.
А тетя Маша об этом и не подозревала, может быть.
Часто друзья детдомовцев просят родителей взять их хорошего друга пожить. Лидия Ивановна смеется, рассказывая о том, как дети сами делают рекламу для того, чтобы подыскать себе семью.
Инициатива Беляевой и ее команды многим кажется странной.
— В Зиме была конференция, и съехавшиеся туда директора учреждений возмущены были не на шутку — мол, дети на кружки не ходят, развлечений никаких не видят, работают на семью. Да, меньше у них возможностей посещать кружки. И работать в семье нужно. Но никогда детдомовский ребенок не будет работать один. И меня никогда не убедить, что ребенку в казенном учреждении будет лучше, чем в семье.
Вообще, вся работа хортагнинцев сводится к тому, чтобы научить питомцев жить вне стен детдома и трудиться. Детям дают самостоятельность, чтобы предупредить иждивенчество. Они после детдома в одиночку жить не могут.
— Когда они выходят, то часто селятся группками — по трое-пятеро. Мы их отучаем от такого группового общения. А один мальчик у нас знаете из-за чего не смог в семье жить? Сам вернулся, сказал не стесняясь: "Я ленивый, но лежать на диване, когда все работают, совесть не позволяет".
Куда деваться 49 ребятам?
В деревне детей легче отдавать. Ведь патронат предполагает постоянный надзор со стороны детского дома. Поэтому дети разъезжаются в пределах сельской администрации, куда кроме самой Хор-Тагны относятся три небольшие деревни голендров — переселенцев с Западной Украины, то ли немцев, то ли поляков. В Пихтинск, Средний Пихтинск и Дагник детей берут так же охотно. Они приживаются там легко, им интересна необычная культура голендров.
А вот в другие деревни детей отдавать нельзя:
— Мы не сможем проконтролировать ситуацию, сил не хватит, далеко.
Да сегодня и отдавать-то больше некого. Таково решение Главного управления образования.
— Нам сначала дали разрешение на сорок детей, а у нас в это время уже 58 жили по семьям. И мы собрались, сели и стали печально думать, кого же забрать обратно на казенщину. Это ведь травма, вы понимаете. Но дали-таки разрешение на шестьдесят.
Раиса Карповна, а с ней и весь коллектив огорчаются за оставшихся. Ведь эти 49 тоже хотят перебраться из казенных условий детдома в семьи. Особенно об этом мечтают девочки.
...Но сейчас все в Хор-Тагне работают на будущее. Хорошее начало уже положено.
— Как в старину говорили — приютил сироту, значит, церковь построил. Если так, то у нас по околотку уже шестьдесят церквей стоит — улыбаются нам на прощание взрослые.

Метки:
baikalpress_id:  1 865