Исключительная мера наказания иркутскому маньяку

Не дожидаясь расстрела, преступник повесился в следственном изоляторе

Мы продолжаем знакомить читателей с резонансными преступлениями, которые расследовали ветераны и действующие работники отдела криминалистики прокуратуры Иркутской области. Заместитель начальника этого подразделения Виктор Гуцол рассказал о событиях 1994 года. Десять лет назад в Иркутске был пойман молодой человек, который изнасиловал и убил двух школьников. Доказать вину преступника удалось благодаря нетрадиционным судебным экспертизам.

Следы преступления
Весной 1994 года в Октябрьский РОВД Иркутска по месту жительства обратились родители несовершеннолетнего подростка, которые рассказали, что сын уехал днем в центр города и пропал:
— Раньше мальчишка из дома не уходил, — рассказывает Виктор Гуцол (на момент описываемых событий Виктор Викторович работал старшим следователем прокуратуры Кировского района). — Нормальный ребенок из хорошей семьи. Варианты с бродяжничеством отпадали, поэтому сразу после заявления родителей было возбуждено розыскное дело.
Однако ни правоохранительным органам, ни родителям найти пропавшего не удалось. Единственное, что выяснилось: в последний раз мальчика видели в районе Центрального рынка. Оперативники прошерстили всех неблагополучных обитателей деревянных трущоб прилегающей территории, но безрезультатно. Надежда на то, что школьник жив, таяла с каждым днем. А самые худшие опасения подтвердились через полтора месяца...
В дежурную часть райотдела позвонил житель одной из центральных улиц города. Мужчина отправился прибраться в своей кладовке, которой давно не пользовался, и обнаружил, что висячий замок на двери взломан.
— В сарае был обнаружен труп подростка, завернутый в спальный мешок, — рассказывает заместитель начальника отдела криминалистики областной прокуратуры. — У мальчика были связаны руки и ноги, этой же веревкой была обмотана шея.
На теле подростка (в погибшем опознали пропавшего без вести школьника) имелись следы побоев, судмедэкспертиза также установила, что убийство было совершено с целью сокрытия другого преступления. Мальчик был изнасилован, потом задушен. Ввиду того что преступление, вызвавшее большой общественный резонанс своей жестокостью, было совершено в условиях неочевидности, в состав следственной бригады были включены старший следователь прокуратуры Кировского района Виктор Гуцол и прокурор-криминалист городской прокуратуры Игорь Хайрюзов.
— Один из законов криминалистики гласит: любой, даже самый изощренный преступник оставляет свои следы, — рассказывает Виктор Викторович. — В данном случае следственная группа использовала все возможные меры по обнаружению и закреплению вещдоков. В результате этого доказательная база была собрана.
Среди прочего был изъят спальный мешок со следами крови и спермы, веревка, микроволокна одежды предполагаемого преступника. Работники прокуратуры даже произвели выпил фрагмента деревянной двери, на которой остался вдавленный след от монтировки при взламывании замка. Оставалось дело за малым — найти подозреваемого...
Круг подозреваемых
На причастность к совершенному преступлению отрабатывался самый широкий круг лиц: от местных беспризорников, склонных к садизму, до ранее судимых за изнасилования и клиентов психо-неврологического диспансера.
— Не секрет, что подобными зверствами отличаются те люди, которые сами терпели в местах лишениях свободы сексуальное насилие, проверяли и эту публику, — рассказывает Виктор Гуцол.
Работники прокуратуры учли и то, что ноги мальчика были связаны не только веревкой, но еще и ветошью, которой обычно пользуются автомобилисты. Но проверка автомагазинов (десять лет назад их в городе было не так много) положительного результата не дала.
— Оперативным путем удалось разыскать владельца этого спальника, — продолжает Виктор Викторович. — Им оказался хозяин местного бичевника. Он опознал спальник, но пояснить, как он мог оказаться на месте преступления, затруднялся. Говорил, что к нему домой часто приходят малознакомые люди, приносят водку, пьют, ночуют, но кто из них украл спальник, он не знает. Называл разные клички собутыльников (имена и фамилии в этой среде не приняты), все они были проверены, но тщетно.
Время шло, в случае необнаружения лица, подлежащего к привлечению в качестве обвиняемого, закон обязывает приостановить следствие. В данном случае прекращать работу по розыску подозреваемого никто из следственной группы не собирался. Но преступник дал о себе знать сам...
Обманул детектор лжи, но не следователя
— Через три-четыре месяца на территории Куйбышевского района Иркутска было совершено похожее преступление, — рассказывает Виктор Гуцол. — В лесу на окраине микрорайона Зеленого обнаружили тело мальчика семи-восьми лет. Он был изнасилован и убит с особой жестокостью (порядка пятидесяти ножевых ранений). Мы, конечно же, анализировали оперативные сводки, в которых были зарегистрированы аналогичные преступления, причем Иркутской областью не ограничивались, запрашивали информацию в соседних регионах. И преступление, совершенное в Зеленом, сразу насторожило — не тот ли это убийца, которого мы искали.
Последнее преступление было раскрыто по горячим следам. Милиционеры задержали молодого человека по фамилии Похель, который приехал в Иркутск из одного из районов области.
— По эпизоду в Куйбышевском районе задержанный свою вину не отрицал, — продолжает сотрудник прокуратуры, — это было бы с его стороны просто глупо, ведь у преступления имелись свидетели. А вот насчет убийства в центре города Похель был, что называется, в полном отказе. Понимал, что его деяния вкупе тянут на расстрельный приговор, поэтому беззастенчиво врал. Говорил, в частности, что Иркутск он не знает, что на момент убийства находился за пределами города. Ни одна из предпринятых мер по изобличению его во лжи, в том числе полиграф, положительного результата не дала (как было потом установлено психолого-психиатрической экспертизой, склонность ко лжи была одной из основных черт его характера).
И действительно, почерк преступлений был разный: не совпадали ни орудия убийства, ни время суток, в которое было совершено нападение. Но что-то неуловимое все-таки выдавало в Похеле убийцу не одного, а двух мальчишек. Хорошо изучив психологию своего противника, старший следователь прокуратуры Кировского района Виктор Гуцол тщательно спланировал предстоящий допрос, обдумал все возможные тактические комбинации:
— Было замечено, что при всей своей безграмотности Похель с большим уважением относился к официальным документам. Сначала нужно было усыпить его бдительность, показать, что мы не можем опровергнуть алиби, а его показания принимаем на веру (тут, кстати, нельзя не отметить заслугу оперуполномоченного группы по раскрытию тяжких преступлений городского УВД Андрея Томберга, который смог установить с Похелем психологический контакт), а затем всю наглую спесь преступника сбивать неопровержимыми доказательствами.
Сначала была назначена биологическая экспертиза крови подозреваемого. Выяснилось, что у Похеля и убитого школьника одна и та же группа крови. Следы той же группы крови были обнаружены на спальнике. Исследование спермы также установило только групповую принадлежность. Результаты обеих экспертиз имели вероятностный характер: кровь и сперма, пятна которых были найдены на спальнике, могли принадлежать как Похелю, так и другому человеку с подобной группой. Следствию нужно было найти более конкретные, сильные доказательства. Было решено прибегнуть к нетрадиционным на тот момент экспертизам.
Преступника изобличили по запаху и анализу ДНК
В рамках уголовного дела была назначена одорологическая экспертиза (исследование запахового следа). Ученые утверждают, что запах человека так же индивидуален, как и отпечатки пальцев. В связи с этим отечественная криминалистика разработала метод идентификации преступника по запаховому следу, оставленному на вещественном доказательстве.
— Мы предположили, что связывать веревку в перчатках преступнику было бы неудобно, — продолжает Виктор Гуцол, — поэтому на узлах должен был остаться его запах.
Срезанные узлы веревки и образец крови Похеля отправили в Москву в Республиканский криминалистический центр МВД РФ. Все три биодетектора (специально обученные собаки) указали на то, что веревку держал в руках именно Похель. Но следствие на этом не остановилось, было также назначено исследование ДНК (генотипоскопия). Заключение последней экспертизы было для подозреваемого окончательным приговором.
— Как и ожидалось, выводы экспертов деморализовали Похеля, — рассказывает Виктор Гуцол. — Ознакомившись с документами (одно одорологическое исследование чего стоило: на пятнадцати листах за подписью генерала-майора), он начал давать признательные показания. Рассказал, как подкараулил подростка возле рынка, как, пригрозив побоями, отвел его во двор под видом ограбления и чем все закончилось. Он также согласился показать, где спрятал монтировку, которой взламывал замок на кладовке (с помощью трассологической и химической экспертиз причастность этого вещдока к преступлению была подтверждена). То есть Похель проявил так называемую преступную осведомленность, окончательно развеяв сомнения следствия, что именно он совершил это злодеяние.
"Расстрелять"
Уголовные дела по фактам изнасилований и убийств двух несовершеннолетних объединили в одно производство и передали следователю по особо важным делам прокуратуры города Иркутска Евгении Корольковой. Рассматривалось дело в Иркутском областном суде. Похель был признан вменяемым (хотя и пытался симулировать помешательство) и приговорен к исключительной мере наказания — расстрелу. Однако до приведения приговора в исполнение он не дожил.
— Через полтора месяца Похель повесился в следственном изоляторе, — говорит Виктор Гуцол. — Не думаю, что его замучила совесть, до последнего момента он испытывал только одно чувство — страх. А что касается природы его сексуальных отклонений... Знаете, когда дело приближалось к исключительной мере наказания, биографию преступника изучили чуть ли не с детсадовского возраста. В современной психиатрии есть свои оценки и термины, но с общечеловеческой позиций объяснения этим преступлениям не существует. Похель сам жил как нелюдь, не видя в своем окружении нормальных человеческих отношений, и жизни других людей ни во что не ставил. Очень горько, что это стали детские жизни.
{Досье "СМ Номер один"
Виктор Гуцол родился в 1965 году в городе Алзамае Нижнеудинского района, после окончания юридического факультета ИГУ работал следователем прокуратуры Свердловского района, затем старшим следователем прокуратуры Кировского района. В последствие стал прокурором-криминалистом областного следственного управления. Обучил работе не один десяток молодых следователей. В настоящее время Виктор Викторович работает заместителем начальника отдела криминалистики областной прокуратуры. }

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments