Мать погибшего солдата намерена обратиться к министру обороны

Она считает, что прокуратура скрывает истинные причины смерти солдата-срочника, ангарчанина Эдуарда Фоменко

22 сентября в ангарскую семью прибыл груз 200. В гробу лежал 19-летний матрос Эдуард Фоменко. В телеграмме, пришедшей накануне, указывалось, что причиной смерти матроса стал суицид. Неизвестны мотивы, по которым Эдуард решил совершить самоубийство, так же как неизвестно, самостоятельно ли он принял решение свести счеты с жизнью.

{Узнавшая о письме сына мать тут же отправила нужную сумму. Но на почте произошел сбой — и перевод задержался. Позднее эти деньги вернутся назад с пометкой: "Адресат умер".}
"Мой брат слабаком не был"
— Эдик был сильным не просто физически. Он был силен духом, — говорит старший брат Эдуарда Алексей Фоменко. — Он никогда не признавался, что ему больно. Мой брат слабаком не был. Поэтому, когда Эдику пришло время идти в армию, мать, конечно, переживала, но его товарищи отправляли друга на армейскую службу со спокойной душой.
Закончив ангарское ПТУ-43 по специальности автомеханик, Эдик устроился в магазин грузчиком.
— Теперь тебе нужно поступать в университет, — говорила ему мать, — получать высшее образование.
— Нет, мама, сначала я должен отслужить, иначе потом сам себя уважать не буду...
Когда лучшему другу Максиму пришла повестка в армию, Эдик за компанию попросил повестку и себе. По распределению будущий солдат попал в учебный центр в Анапе.
— Мне здесь не нравится, — говорил Эдик своим родным по телефону, — ну что это за служба — как в пионерском лагере, здесь я не вижу настоящей армии.
Через полгода рядового Эдуарда Фоменко отправили на Сахалин, в город Невельск. Служба проходила на пограничном сторожевом катере. Эдуард регулярно писал домой письма, рассказывал по телефону, что служить ему нравится, правда трудновато, но осталось потерпеть какой-то месяц — скоро обещают перевести на должность старшего моториста.
"Мама, у меня все хорошо"
Однажды Эдик позвонил домой и, как всегда, сказал матери, что у него все отлично. Валентина Викторовна Фоменко материнским чутьем поняла, что что-то не ладно. Она знала, что сына сопровождает офицер, и Эдик, разумеется, ни в чем не признается.
— Сынок, ответь на мой вопрос "да" или "нет". Тебе плохо? — спросила мать.
В ответ Эдик только рассмеялся:
— Ну что ты, мама, я же говорю, все хорошо.
— Попав на Сахалин, Эдик впервые попросил денег у матери, сказав, что деньги ему нужны, чтобы собрать в дорогу дембеля из их части, купить мыльно-бритвенные принадлежности, — рассказывает Валентина Викторовна. — Вроде как у них в части такая традиция: все скидываются и провожают таким образом сослуживца.
И ни в одном письме, ни в одном телефонном разговоре с матерью или братом Эдик не признавался, что его как-то притесняют или бьют.
На корабле служили 28 матросов, из них 6 дембелей, их контролировали 12 офицеров.
— Один из матросов попал в больницу с почками, второй сбежал с катера, — писал домой Эдик, — но они были слабенькими, поэтому не выдержали, — так он оправдывал своих товарищей. Сам Эдик с момента начала своей службы на корабле начал все чаще и чаще просить денег у семьи. Самая большая сумма, которую попросил матрос, составляла три тысячи рублей.
Родственники почувствовали тревогу, когда Эдик написал своему отчиму Олегу Михайлову, с которым у него были доверительные, товарищеские отношения, что его избили. Цитата из письма: "Сегодня избили весь наш четвертый кубрик. Со мной конкретно перестарались. Ухо все синее было, грудь, поясница в кровоподтеках. На вечерней проверке пришлось писать объяснительную — дескать, упал. Олег, пожалуйста, займи и вышли мне до десятого сентября 500 рублей. Ты, наверное, в курсе: когда уезжает дембель, молодые собирают его в дорогу. Хочу я или нет, мне придется обеспечить его всем необходимым. Маме скажи, что у меня все отлично..."
Груз 200
Узнавшая о письме мать тут же отправила нужную сумму. Но на почте произошел сбой, и перевод задержался. Позднее эти деньги вернутся назад с пометкой: "Адресат умер".
В телеграмме, сообщившей о безвременной кончине матроса Эдуарда Фоменко, было указано, что причина смерти — суицид. Никто из родственников, друзей и даже матросов, служивших с Эдиком, не верит, что парень мог покончить жизнь самоубийством. Уж слишком он любил жизнь. Один из матросов, дежуривших вместе с Эдиком перед той страшной ночью, все же рассказал, что накануне вечером Эдик был, как всегда, весел, они болтали о всякой всячине, шутили. А потом он повесился...
Гроб, или, как его еще называют, груз 200, прибыл в Ангарск в сопровождении двух матросов и капитана корабля — начальник штаба, в котором служил Эдик. На вопросы убитых горем родственников, что же на самом деле случилось, военные отвечали, что пока идет следствие, они не имеют права ничего рассказывать.
— Они наверняка все знали, но отмалчивались и лишь опускали глаза, — говорит бабушка Мария Филипповна. — Никто из нас не верит в версию о самоубийстве. Да и самоубийцы обычно так не выглядят — на его лице кровоподтеки, на шее странная опухоль, как будто шею выкручивали, а под подбородком маленький короткий рубец, словно его сначала убили, а потом повесили, ведь у настоящих повесившихся рубец должен опоясывать всю шею.
Следователь военной прокуратуры уходит от ответа
Матросы и капитан корабля привезли с собой фотографии и видеокассету с похорон. Кассета оказалась пуста.
— Вообще, в этом деле очень много неясного, начиная с этой кассеты, — говорит брат погибшего Алексей. — Вот, например, в военном штабе Невельска мы узнали, что Эдик повесился на ремне, в то время как капитан сказал, что на обычном проводе-переноске. С начальником штаба мы отправили следователю в Невельск копии писем Эдика. Мы звонили недавно в прокуратуру — никаких писем до сих пор туда не передавали.
По сей день в военной прокуратуре Сахалинской области не готовы результаты судебно-медицинской экспертизы. Делать повторную экспертизу на месте родственников отговорили в Иркутской прокуратуре.
— Повторная экспертиза ничего вам не даст, — заявили в прокуратуре. — Синяки в таких случаях обычно списывают на транспортировку, а сломанные ребра на то, что, вытащив из петли, парня пытались откачать.
Ехать в Невельск Валентину Викторовну тоже отговорили, мол, вы все равно там никого не знаете, ну и отправят вас к местному следователю, а что дальше? Сейчас только остается ждать, когда закончится следствие.
А сейчас регулярно, по нескольку раз в день, родные погибшего солдата звонят в военную прокуратуру ПС ФСБ по Сахалинской области. Сначала следователь Георгий Сидоров ссылался на тайну следствия и какую-то непонятную заминку в судебно-медицинской экспертизе, но обнадежил тем, что виновные непременно будут наказаны. Сейчас следователь просто перестал выходить на контакт, вот уже несколько дней с ним невозможно связаться. В прокуратуре говорят, что у следователя Сидорова слишком большая загруженность, он постоянно на выездах. Однако родственники предполагают, что он просто не хочет с ними разговаривать.
— Что же это получатся, — говорит Валентина Фоменко, — мы отправляем в армию здоровых сыновей, а получаем груз 200. Наши дети умирают не на войне, а от страшной дедовщины. После гибели Эдика прошел целый месяц, а я даже не могу узнать, кто виновен в смерти моего сына. Но я не собираюсь останавливаться, пока не узнаю все до конца. Сейчас я намерена обратиться к министру обороны России Сергею Иванову.

Загрузка...