В поисках склада оружия

Под Братском иногда всплывают японские винтовки

Мифы старого Братска. Они звучат как сказы или былины о давно минувшем, но имеющие под собой всегда какую-нибудь, но твердую и реальную основу. Каждый населенный пункт, каждая маленькая деревенька имеет собственную легенду о своем происхождении, о каких-то знаменательных событиях своей истории. Как к ним относиться?

Были-небылицы старых деревень
В поселке Дубынино живо предание о "Лешаковых норах" — пещерах, в которых по ночам виден таинственный свет. Местные жители страшились их, обходили, боялись наисуеверно. На поверку в 2001 году оказалось, что это два углубления в скалах, на дикой высоте и там... ну ни хрена нет! Но вы поезжайте в Дубынино, и вам каждый поведает и покажет "Лешаковы норы" и вдобавок чем-нибудь пуганет.
Много лет жизни, привлекая школьников, отдал поискам "бурмистрова клада" в старом острожном Братске известный учитель-краевед Михаил Ефимович Карпов. Так и не нашел. Но ведь дыма-то без огня не бывает. Значит, что-то успел закопать плывший из Иркутска бурмистр, убитый под Братским острогом бурятами?
К началу 1930-х годов жители села Хахарей (невдалеке от нынешнего Ново-Добчура) пожелали отстроить свою церковь. Отлили им по заказу колокол для будущей колокольни, доставили в Хахарей. Но с выходом постановления о религиозных культах церковь в Хахарее запретили, и колокол крестьяне закопали где-то в тайге, подальше от безбожников.
Где-то рядом, но за горами
Суть того мифа, о котором сейчас хочется рассказать: существование где-то в тайге, на незатопленном участке старотулунского тракта в треугольнике населенных пунктов Илир — Тэмь — Приречье (в старых границах), большого склада с оружием, спрятанном отступавшими колчаковцами в 1919 году.
Все бы ничего. Все бы осталось сладким мифом, но время от времени то в Барчиме, то в Тэми, не говоря уже об Илире, эти стволы объявляются. Как свежие, так и старые. Где берут? Андрей (уроженец старой Анзеби, долго жил в Илире, сейчас братчанин, ответственный сотрудник фирмы "Орхидея") рассказывает: "Один у нас в Илире откуда-то эти стволы таскал. Менты ничего поделать не могли, и следили за ним, и конфисковывали неоднократно. Один фиг таскал".
Вадим (уроженец Илира, знаток местной истории, активно ей интересуется, сотрудник фирмы "Сюзи Сан") повествует: "В 2000 году в поселке Приречье умер дед Король. То ли фамилия это его, то ли кличка — не знаю. Древних лет был старик, в свое время бывший в местной банде Глашина. Король мог бы много рассказать о своей молодости под огурец и "мутняшку". Король божился и клялся о существовании склада с оружием, останков землянок и капониров по Глашиному ключу и ручью Бойскому".
Ручей Бойский и Глашин ключ действительно существуют и отмечены топографами на карте Генштаба 1942 года изысканий. Да и Глашин ключ не по имени ли бандита назван?
Много загадок вокруг ручья Бойского. В 1920-х годах где-то по среднему течению его обустроились останки банды Глашина. Снабжение ее было отлажено, скорее всего, через Илир, что-то добывалось в тайге, что-то ночными грабежами.
Причиной обнаружения и уничтожения банды, по свидетельствам местных старожилов, послужил следующий пасторальный сюжет. Вадим со слов Короля: "Бегал из банды один молодой к девчонке в Добчур, а она комсомолка. Была меж ними любовь. Но у парня были какие-то обязанности. Повязан он был в общаке и никак не мог выйти из нее, из банды, то есть. И жениться на комсомолке молодой бандит не мог. Комсомолка же ради совместного светлого будущего спалила банду в Илирском сельсовете. Оттуда послали гонца в Тулун. Из уездного города Тулуна выступил отряд чоновцев (частей особого назначения. — Авт.). Банду в тайге окружили и почти всю изничтожили".
Под этой любовно-кровавой пасторалькой есть конкретная основа. В то самое послегражданское время в районе Илира, включая Приречье, Карай и Кардой, действовали, помимо глашинской, еще несколько банд — Корнеева, Козлова. В козловской банде были в основном кардойские — многочисленные Давыдовы, Афанасьевы.
Эти самые козловские головорезы и устроили избиение всего партийно-советского и комсомольского состава своих деревень, после чего свалили в тайгу.
Какой же склад с оружием может храниться в Приилийской тайге?
По свидетельству предпоследнего главы администрации поселка Тэмь (умолчим его имя для ясности), "склад оставлен отступавшими по старотулунскому тракту колчаковцами. Оружие — японские винтовки "Арисака" — время от времени всплывают у отдельных лиц в поселке Тэмь. И ведь главное, где-то достают для "Арисак" боеприпасы".
Наша группа (Вадим Тимофеев, Алексей Косов и я), когда раскопали всю эту "арсенальную историю", сидели на присадиковской лавке малодостоверного тэмчанина и слушали его заливистый свист по поводу того, что винтовок на этом складе видимо-невидимо. Несут и несут.
Василий (абориген) повествовал: "Вон за той горой — видите? Это склад и есть. Оттуда несут. В прошлом году два японских винтореза появились. Мужик, который таскает, моему соседу на тозовку сменил. А точное место не знаю. Знаю, что за горой. Где излучина Ии есть, вот по ее правому берегу, за горой".
Вадим (из фирмы "Сюзи Сан"): "Весь Илир помнит, как году где-то в семьдесят четвертом или семьдесят пятом приезжал сюда профессор из Ленинграда. Расспрашивал местных об этом месте, о складе. Значит, обладал какой-то информацией. Профессор ушел тогда в тайгу и сгинул. Вернее, нашли убитым. Кто его? Охотники говорят, что и по сию пору по ручью Бойскому живет какой-то человек, мужик. Встречи со всеми избегает, но не бич вроде. Чем занимается — неизвестно. Точно не помню. Году, наверное, в семьдесят шестом — семьдесят восьмом по Глашиному ключу нашли скелет неизвестного. На боку лежал, руки к ногам привязаны".
Закономерен, конечно, вопрос: а попытки разыскать этот клад-склад когда-нибудь предпринимались? Были. Об одной из них рассказывает братчанин, бывший житель Кардоя.
Виктор (на днях нам удалось застать его на обследовании в ГБ-1, 35 лет): "Мы еще пацанами были. Но я хорошо помню деда Тита Давыдова, в Кардое у нас жил. Про него говорили, что он в банде Козлова был. Сын этого деда — Михаил Титович — собрал дружков своих, нас, пацанов, и повел на то якобы место, где склад с оружием был. Отец Михаилу про этот склад какие-то приметы объяснил.
Ходил Михаил Титыч по берегу ручья, ходил. Искал свои приметы, а мы, пацаны, как дурочки заведенные землю рыли. Говорил — под землей должны два наката быть из бревен. А под ним и ящики с оружием. Землянки-то мы порушенные, старинные нашли, а вот склада этого найти не удалось.
Болтались так несколько дней. Они самогона вконец упились, толку с ними никакого не стало, ну и ушли мы оттуда. Да в Карае, Кардое любой вам может рассказать об этом складе.
Сейчас в Тарме директором их школы мой бывший учитель географии и биологии Юрий Леонидович Филиппов работает. Когда-то он у нас в Кардое музей создавал. Он специально все сведения об этом складе собирал. Он должен знать многое. Илирских стариков спросите — не переслушаешь, карайских..."
В общем, мифология как вид устного народного словотворчества не умирает. Уверен: чем больший контингент опросишь, тем все цветастей и закрученней будет сюжет.
Но на этом рассказ, конечно, закончиться не может. Есть масса "наколок", есть невысказанные еще слова, междометия и фразы. Мы приглашаем к сотрудничеству, приглашаем поделиться имеющейся у жителей Братского, Тулунского, Чунского районов и остальных районов Иркутской области информацией о колчаковских кладах-складах. Ведь интересно-то как!

{Из летописи старого Братска
1918 год. В феврале по указанию Нижнеудинского уездного революционного комитета в Братске был созван первый волостной съезд Советов крестьянских депутатов. Малоземельные крестьяне-бедняки получают увеличенный земельный надел за счет кулацких хозяйств.
1918 год. 2 июня село Братск заняли войска белочешского корпуса. Контрреволюционеры совместно с белочехами оккупировали все основные населенные пункты, расположенные по Тулунскому тракту. Белочехов сменили колчаковцы, пробывшие в Братске более года.
1919 год. С освобождением села Братск 6 декабря боевые действия братских партизан на этом не закончились, а продолжались за пределами волости. Разгромив белогвардейские гарнизоны в Николаевском заводе, Братске и селе Большеокинском, отряд Н.Бурлова отделился от частей Ангарского фронта и через село Тангуевское по Тулунскому тракту вышел в направлении села Тулуновского (Тулун).
1920 год. Недалеко от Братска в глухой тайге между селами Большеокинском и Шаманово появилась банда во главе с поручиком колчаковской армии В.Поповым. Она действовала под лозунгом "За советскую власть без коммунистов". В декабре этого же года в бою с отрядом милиции под командованием Н.Бурлова банда была уничтожена. Главари ее скрылись. Только через полгода они были пойманы и расстреляны.
1922 год. Активными и смелыми действиями отряда под командованием большевика Д.Баженова быстро ликвидируется банда Карташово-Ведерникова, которая выступила против советской власти из деревни Красный Яр.
1930 год. С образованием колхозов классовая борьба обострилась. Кулаки организовали банду во главе с Серышевым, которая выступила из деревни Антоново. В Дубынино, Усть-Вихорево и Седаново бандиты расстреляли несколько человек из советского актива. В июне банда была разгромлена, а Серышев убит.
1933 год. В деревне Верхне-Суворова возникла банда Пожидаева. Он был офицером царской армии. Не один год Пожидаев подпольно готовился к выступлению против советской власти. Костяк банды составили крестьяне из отдаленных таежных деревень района: Верхнего, Среднего и Нижнего Баянова, Париловой, Арефьевой, Балей и Громы. Братск оказался на военном положении: коммунистов и комсомольцев мобилизовали и направили на борьбу с бандой. Пожидаев рассчитывал добраться до Братска, но уже в Шумиловской судоверфи в селе Громы получил отпор от местных коммунистов. В мае того же года банда была разгромлена.}

Метки:
Загрузка...