Илим-палповская аномалия

На пост главы администрации баллотируется человек, которого не поддерживает ни его предприятие, ни его партия, ни его однокашники

Цирк политических баталий смещается из Иркутской области в сопредельный субъект Федерации — Усть-Ордынский Бурятский автономный округ. В минувшее воскресенье мы избрали Законодательное собрание Иркутской области, а ровно через месяц предстоят выборы главы администрации УОБАО.

Политический цирк уехал, а вот многие фигуранты прежней кампании остались в центре событий. Так, политические игры оказались весьма по вкусу Петру Хахалову и Олегу Канькову. Они фигурировали и в качестве кандидатов в ЗС, и теперь — в качестве претендентов на пост главы округа. И если с Хахаловым все вполне понятно: он позиционирует себя в качестве местного политика-оппозиционера, то с Каньковым все куда запутаннее. Единственная его связь с Усть-Ордынским округом — это происхождение: он родился в УОБАО, однако там никогда не трудился, там не живет его семья, там у него нет бизнеса. Я вот сам, например, родился на Украине, однако ж это не является достаточным основанием для того, чтобы баллотироваться в президенты этой страны. Где твоя семья, твоя работа — там и твой дом. Поэтому вполне логично, что кандидатура Канькова привлекает к себе пристальное внимание жителей округа.
Я также решил разобраться в возможных мотивах политической активности этого человека на выборах в Усть-Орде.
Гипотеза первая
Первое, что пришло в голову, это то, что Олега Канькова на выборы в округ отправило его родное предприятие "Илим Палп Энтерпрайз" (зарегистрировано в Санкт-Петербурге). Однако выяснилось, что это не так. Об этом заявил руководитель пресс-службы "Илим Палпа" Святослав Бычков. Он сказал, что компания не имеет интереса к Усть-Ордынскому округу и не намерена поддерживать кандидатуру Канькова, борющегося за пост главы администрации автономии. Каньков был бы намного интереснее своей компании в качестве депутата Законодательного собрания Иркутской области.
Такое раздражение представителей компании вполне объяснимо. Дело в том, что "Илим Палп" имеет крупные проблемы с администрацией Иркутской области. ИПЭ и региональные власти уже год не могут подписать соглашение о сотрудничестве — слишком велики расхождения во взглядах на нужды территорий присутствия ИПЭ (Усть-Илимский, Нижнеилимский и Братский районы). Кроме того, областные власти хотят заставить лесохимиков брать так называемые балласты — отходы от первичной переработки древесины, в огромном количестве скапливающиеся в леспромхозах и являющиеся причиной частых лесных пожаров. "Илим Палп" предпочитает работать с собственной лесосырьевой базой, то есть рубить на цепу для ЦБК хороший лес, а не заморачиваться с балластами. Однако у региональных властей существуют рычаги влияния на эту ситуацию: попросту у "Илим Палпа" время от времени возникают проблемы с лесосырьевой базой. По сути, им могут дать лес под вырубку где угодно, хоть в глухой нехоженой тайге, где нет ни дорог, ни какой-либо иной инфраструктуры. Олегу Канькову, возглавляющему иркутское представительство "Илим Палпа", не удалось урегулировать конфликт с областной администрацией. К сожалению, его личные качества не позволяют ему влиять на эту критическую ситуацию и тем более на областных чиновников.
Чтобы придать хоть какой-то политический вес своему представителю, илимпалповцы договорились о том, что он пойдет в Законодательное собрание по списку "Единой России". Получив депутатский мандат, Каньков сразу бы прибавил в весе, и областные чиновники были бы вынуждены считаться с его мнением, ведь, как известно, политика — искусство компромисса. А у депутатов ЗС существует масса возможностей быть полезными губернатору — и при голосовании по бюджету, и при принятии других законов.
Однако в самый разгар избирательной кампании Каньков отказался от места в партсписке. Партия сильно уговаривать его не стала: в принципе, он является не слишком активным ее членом. Более того, "Единая Россия" уже продемонстрировала Олегу Канькову то, что и на выборах в Усть-Орде он ей не слишком интересен: на высшем уровне было принято решение поддержать действующего главу администрации УОБАО Валерия Малеева. Кандидатура Канькова даже не рассматривалась.
Святослав Бычков открыто заявил: "Наше корпоративное мнение: мы были не согласны с тем, что Олег Каньков баллотируется в Усть-Орде, нам он был более интересен в рамках списка в Законодательное собрание. Корпорация не поддерживает его в этом начинании". Так что версия о "следе лесохимиков" явно не имеет под собой почвы.
Версия вторая
В жизни человека случаются порывы. Так сказать, внутренний бунт. В такой ситуации король может отказаться от трона и уехать сажать капусту, а красавица, кружившая головы всем мужчинам, — уйти в монастырь. Поэтому вторая мысль относительно демарша Канькова была именно такой: надоело человеку все, порыв души — вернуться на родину!
Но здесь также имеются нестыковки. Так, первая: он не поехал в Усть-Ордынский округ заниматься подъемом экономики, не повез туда свой личный капитал в качестве инвестиций, не организовал ни одной лесопилки, даже проекта не представил (а ведь в принципе мог бы и инвестиции получить — из Фонда поддержки предпринимательства, если своих денег нет). Он баллотируется на пост главы администрации хоть маленького, но субъекта Федерации! При этом едва ли сам имеет иллюзии на предмет своей политической влиятельности.
Нестыковка вторая. Я недавно случайно встретился со своим старым знакомым — бывшим одноклассником Канькова. По понятным причинам не буду называть его имени. Это человек меня спросил, знаю ли я, что за человек Олег Каньков. "Уж не тот ли это Каньков, с которым мы в школе учились?" — предположил он. Я удивился: это как же такое может произойти — одноклассники не знают, что их товарищ возвращается на родину и собирается стать главой администрации? Потом мне все стало ясно. Приятель с некоторым раздражением сказал: "Мы его неоднократно звали на встречи выпускников, но он носа не казал. Большой человек — начальник в крупной фирме. Конечно, это понятно: ему мы были не очень-то интересны. А теперь — он нам".
С душевным порывом тоже как-то не получается...
Версия третья
Итак, если человека в политику не гонит ни его бизнес, ни душевный порыв, то что же? Открываем учебник психологии. И читаем: "Выходом из продолжительного депрессивного состояния является резкая и кардинальная смена обстановки, рода деятельности и даже изменение внешности".
Олег Каньков оказался в весьма сложной ситуации. Его не поддерживает корпорация, в которой он работает. Его не поддерживает политическая партия, в которой он состоит. Его не поддерживают его однокашники. За его плечами нет никакой опоры. Один в поле, к тому же не воин. И подобная ситуация в его жизни продолжается, похоже, уже долго. Однако сможет ли Усть-Ордынский округ стать для него выходом из тупика или же он и дальше будет перебирать различные варианты ответа на вопрос — что делать?

Метки:
baikalpress_id:  39 481