Убийство черемховских милиционеров: неизвестные подробности

Как раскрывалось это громкое преступление, рассказал прокурор-криминалист областной прокуратуры

Согласно материалам следствия, черемховская группировка, получившая в прессе название "банда со скотного двора", промышляла разбойными нападениями на молочно-товарные фермы и кражами скотины с 17 ноября 1998 года. В мае 99-го наступила трагическая развязка этих криминальных похождений. Главари банды Олег Вантеев и Павел Сахаровский нарвались на экипаж дорожно-патрульной службы. В результате перестрелки один из бандитов был ранен, а трое сотрудников милиции убиты.

Двуличные экскаваторщики.
О событиях 26 мая 1999 года уже рассказывалось в одном из прошлых номеров нашей газеты. Есть смысл еще раз вернуться к этой теме, поскольку в предыдущей статье осталась "за кадром" работа по раскрытию этого резонансного преступления. Как сообщил прокурор-криминалист отдела криминалистики прокуратуры Иркутской области Сергей Белов (пять лет назад в должности следователя по особо важным делам областного следственного управления он раскрывал это преступление), в рамках уголовного дела было проведено порядка сорока экспертиз:
— Убийство было совершено в условиях неочевидности, то есть при отсутствии непосредственных свидетелей. Подследственные на допросах упорно валили вину друг на друга, и определить, кто из них врет, не удавалось. От дачи показаний на очной ставке они отказались. В каком-то смысле это преступление представляло для меня профессиональный интерес, потому что с нуля пришлось восстанавливать картину событий, основываясь только на результатах экспертиз — баллистических, судебно-медицинских, трассологических и прочих.
Вкратце коснемся биографий главных фигурантов этого уголовного дела. Олега Вантеева и Павла Сахаровского называли неразлучными друзьями. Они вместе выросли, учились в одной школе, оба работали на экскаваторе (Сахаровский — машинистом, Вантеев — его помощником). Обоих коснулся черемховский кризис, когда закрывали угольные разрезы.
— Я допускаю, что мотивация для краж скота на первых порах у них имелась, — рассказывает прокурор-криминалист Сергей Белов. — Но это только сначала мужики пытались прокормить таким образом свои семьи...
Первый конфликт с законом у Сахаровского и Вантеева случился еще в 1989 году. Как сами они объясняли, пошли на охоту и по ошибке вместо лося застрелили корову. Тушу разделали — дескать, не бросать же мясо. Тогда им назначили исправительные работы. Наказание, по всей видимости, показалось будущим бандитам слишком мягким, на протяжении десяти лет охота на крупнорогатый скот станет для них главным источником наживы. Постепенно они обзаведутся ружьями (одно из которых будет переделано в обрез), машинами и подельниками. Скамью подсудимых в декабре 2002 года с ними разделят брат Сахаровского Константин и родственник Вантеева Виктор Большаков.
— При обыске у них были найдены фиктивные справки от ветеринара, а также из сельсовета — о том, что они держат домашнюю скотину. Все говорило о том, что заготовку и сбыт краденого мяса они поставили на поток, — рассказывает бывший следователь по особо важным делам областного следственного управления. — Доходило до того, что бандиты брали заказ на поставку говядины и той же ночью отправлялись на разбой. Причем дешевое мясо у них охотно брали не только на рынках, но и в госучреждениях, например в детском садике.
Жадность двух фраеров сгубила трех милицонеров
— Есть в психологии термин "воинствующий дурак". На мой взгляд, такая характеристика точно подходит Вантееву, — делится наблюдениями Сергей Белов. — В отличие от Сахаровского Вантеев жестокий и ограниченный человек. Ко всему прочему еще и жадный.
Эта черта характера бандита, по мнению прокурора-криминалиста, и привела к трагедии 26 мая 1999 года.
Злополучной ночью Сахаровский и Вантеев совершают последнюю вылазку за скотиной — на мотоцикле "Урал" едут в сторону деревни Заморской (там бандиты уже давно приглядели летнюю ферму). Вместо люльки к мотоциклу прикреплен деревянный поддон, как раз такой, чтобы на нем можно было вывезти разделанную тушу коровы. Но злоумышленников на этот раз ждало разочарование: ферма оказалось закрытой. Впрочем, череда невезений для них только начиналась.
— Как раз в эту ночь в Черемховском районе проводились милицейские рейды, — рассказывает работник прокуратуры. — В связи с участившимся кражами КРС приказом начальника Черемховского ГОВД патрули останавливали и досматривали все машины на трассе.
Экипаж ДПС в составе старшего сержанта милиции Олега Русанова, младшего лейтенанта Александра Бутакова, а также инспектора-стажера Дениса Григорьева двигался по Прибайкальской дороге. Милиционеры увидели, что параллельно по проселочной дороге едет мотоцикл. На патрульной иномарке включились проблесковые маячки, машина свернула с трассы.
— Что помешало преступникам сбросить стволы в траву и покорно задрать руки — глупость или жадность, я не знаю, — продолжает Сергей Белов, — скорее всего, и то и другое. Но Вантеев развернул мотоцикл и помчался в обратном направлений к ферме, которая примыкала к лесу. Началась погоня.
Возле фермы дорогу мотоциклу преградило поваленное дерево. Два крепких мужика попытались на руках перетащить транспортное средство, но с перепугу ничего не получалось. Сахаровский утверждал потом на допросах, что он уговаривал Вантеева бросить мотоцикл, ведь его только купили и еще не поставили на учет в ГАИ, но подельник пожалел новую технику...
Раненый Олег Русанов вызвал огонь на себя
Сергей Белов уверен, что 50 процентов успеха в раскрытии неочевидного преступления дает грамотно проведенный осмотр места происшествия:
— Необходимо уделять внимание любым, даже малозначительным, на первый взгляд, мелочам. В мае девяносто девятого в Черемхово находился в командировке прокурор-криминалист Андрей Кораблин. Он помогал местным следователям раскрывать так называемые глухари (делиться опытом работы и учить на практике молодых следователей — приоритетная задача сотрудников отдела криминалистики областной прокуратуры. — Прим. авт.). Андрей Николаевич в составе следственно-оперативной бригады выезжал на это убийство. Он составил подробную схему места происшествия, проследил, чтобы все было тщательно зафиксировано в протоколе осмотра, отснято на фото и видео. Это впоследствии значительно облегчило мою работу.
После проведения всего объема судебных экспертиз была назначена ситуационная экспертиза по реконструкции события преступления, по ее результатам удалось воссоздать полную картину убийства.
— Вантеев с ружьем залег за поваленным деревом, а вооруженный обрезом Сахаровский спрятался чуть выше и правее в кустах, — рассказывает Сергей Белов. — Милицейская машина остановилась недалеко от мотоцикла. Преступники потом утверждали, что в темноте они не поняли, кто вышел из машины — милиционеры или гражданские. Но следственный эксперимент, проведенный в это же время суток при похожих метеоусловиях, показал, что в свете фар они не могли не увидеть форму, потому что Русанов обошел машину спереди.
Из всего экипажа ДПС был вооружен только старший сержант Олег Русанов. Фонариком он стал шарить по близлежащим кустам. В этот момент прозвучал выстрел. Вантеев попал милиционеру в живот, одна из картечин повредила позвоночник. Это ранение было смертельным, но Русанов успел дать очередь из автомата Калашникова. Несколько пуль прошили мотоцикл, а гильзы ровным веером легли за изгородью фермы.
— Одиннадцатый патрон дал осечку, — рассказывает Сергей Эдуардович. — По всей видимости, Русанов решил, что автомат переклинило. Времени раздумывать просто не было, он продолжил стрельбу из ПМ. Одна из четырех пуль все-таки попала в Вантеева.
Добить бандита не удалось — у милиционера закончилась обойма. По-пластунски (об этом говорили кровоподтеки на кулаках) Олег Русанов отполз за машину.
— Старший экипажа не о своем спасении заботился, а вызывал огонь на себя, ведь у стажеров не было оружия, они сидели на корточках возле ограждения загона, — говорит прокурор-криминалист. — За машиной Русанов извлек из пистолета пустую обойму, положил ее в нагрудный карман, зарядил новую, загнал патрон в патронник. Таким его и нашли: в правой руке пистолет, палец на спусковом крючке, в левой — автомат. Он лежал лицом вниз. Как было установлено по результатам экспертиз и в ходе следственного эксперимента, пока милиционер перезаряжал пистолет, Сахаровский обошел машину, прячась за деревьями справа, и, как только Русанов поднял голову, выстрелил в него из обреза прямо в лицо.
Безоружных стажеров бандиты расстреливали тоже в упор. Младший лейтенант Александр Бутаков получил смертельную рану в грудь, инспектор-стажер Денис Григорьев — в голову. И этот грех бандиты поделили поровну: Дениса убил Вантеев, Александра — Сахаровский.
Четверть века заменили вечностью
Когда все было кончено, Сахаровский бросил раненого Вантеева на месте преступления и пешком отправился в Черемхово за машиной.
Сахаровский прихватил страховой медицинский полис своего родственника Зверева и повез Вантеева в больницу поселка Кутулика Эхирит-Булагатского района. Врачам Сахаровский наврал, что друг пострадал в какой-то бандитской разборке, но хирургу вникать в эти подробности было некогда: раненому требовалась срочная операция. В медкарте со слов Сахаровского был записан предварительный диагноз "тупая травма живота".
О том, что у "пациента Зверева" на самом деле огнестрельная рана, стало известно местному милиционеру (его родственник работал в больнице), а сообщение об убийстве сотрудников черемховской ДПС было передано во все райотделы области.
— Поначалу у нас были подозрения, что медперсонал пытался скрыть эту операцию, но потом выяснилось, что передать в милицию телефонограмму они просто не успели, — говорит работник прокуратуры. — Операция закончилась в шесть часов вечера, а уже в восемь группа задержания была в больнице. В этот момент Вантеев находился в палате реанимации и, естественно, подельника выдать не смог бы даже при всем желании.
Сопоставив всех факты, в Черемховском уголовном розыске быстро вспомнили о неизменном напарнике Вантеева Олеге Сахаровском — они оба находились в списке подозреваемых в хищениях КРС на территории района.
Сахаровский сидел дома и ждал, когда за ним приедут.
Первый приговор преступникам был оглашен 10 октября 2002 года. Выездная коллегия областного суда приговорила Вантеева и Сахаровского к 25 годам строгого режима. Однако по определению Верховного суда РФ Иркутский областной суд вновь рассмотрел эпизод убийства милиционеров. 18 сентября этого года было вынесено справедливое решение: пожизненное заключение.
P.S. 19 октября службе криминалистики прокуратуры России исполнится 50 лет. В связи с этим праздником редакция "СМ Номер один" намерена знакомить читателей с интересными делами, которые расследовали сотрудники отдела криминалистики областной прокуратуры.

Метки:
baikalpress_id:  1 748