Ольхонский район ждет большого света

Летом в район приезжает до шестидесяти тысяч туристов, а в местный бюджет от туризма поступает лишь немногим больше двух миллионов рублей в год

Площадь Ольхонского района — 15 тысяч 800 квадратных километров. На этой огромной территории проживает всего 9100 человек.
Самое большое население в райцентре — пос. Еланцы (3990 человек), далее следует Хужир (1200 чел.), и на третьем месте Бугульдейка (1002 чел.). Всего в районе 41 населенный пункт.
В некоторых поселениях прописано по одному жителю, есть и совсем заброшенные деревушки. Однако в то время как деревни умирают, по всему побережью Байкала идет настоящая стройка века. Только за последний год выросло 15 новеньких туристических баз, а всего их насчитывается уже 32.

Прячем деньги по карманам
Каждая база рассчитана мест на 200—300. Сутки проживания вместе с питанием стоят от 300 рублей до 100 долларов в зависимости от сервиса. Но в большинстве случаев 500—600 рублей.
При этом все дополнительные услуги оплачиваются туристами отдельно. Баня — 100—300 рублей в час, велосипед — 70 рублей в час, экскурсии — 300—500 рублей с человека, хвост копченого омуля — 50—60 руб., сига — 300. Еще водные развлечения — скутер, водные лыжи, катамараны, "бананы" и прочее. Таким образом, неделя отдыха на Байкале одному человеку обходится в 5—30 тысяч рублей (в зависимости от выбранного спектра услуг).
Нетрудно посчитать, какие доходы получают владельцы баз за одно только лето. А ведь сейчас многие базы предлагают и зимний отдых с более дорогостоящими развлечениями.
Тем не менее бюджет Ольхонского района за год от туризма получает всего чуть больше двух миллионов рублей. Причем 2 миллиона шесть тысяч рублей — от сдачи земли в аренду, и 314 (!) тысяч — от налоговых сборов.
По словам Антонины Харнутовой, главного специалиста по туризму администрации Ольхонского района, получать реальную прибыль от туризма в настоящее время не представляется возможным, хотя в этом году власти признали, что район живет в основном именно за счет этой сферы деятельности. Из промышленности в районе только Маломорский рыбозавод, сельское хозяйство не развито. А на туризме не зарабатывает только ленивый да немощный.
— Люди принимают туристов у себя в усадьбах. Объясняешь им, что надо деятельность свою регистрировать, налоги платить, а они говорят: "Это гости к нам приехали", — рассказывает Антонина Антоновна. — У комитета по туризму нет полномочий привлекать таких предпринимателей к ответственности, а налоговых инспекторов в районе всего два.
Статистики по туризму не существует, рынок развивается стихийно и никак не контролируется. Ежегодно на одном Ольхоне туристы оставляют сотни миллионов рублей, которые оседают в карманах.
Кроме того, остров Ольхон постоянно используется как площадка для проведения всевозможных съездов и конференций. Областные мероприятия — это одно, но когда на острове устраивают свои сборища всевозможные сомнительные религиозные организации типа "Белого братства" или "Радостеи", которые не только не платят за аренду такой престижной площадки, но еще и шокируют местное население своими тренингами, в том числе массовыми купаниями в голом виде в Байкале, то это уже переходит все границы.
— Мы не можем запретить въезд на остров, нужны основания, — говорит Антонина Харнутова. — Необходимо, чтобы ученые рассчитали нагрузку. На основании конкретных цифр нужно ставить вопрос об ограничении доступа на остров.
Несмотря на то что туризм пока не приносит Ольхонскому району достойной прибыли, администрация считает развитие этой отрасли большим благом, прежде всего для населения. На Ольхоне, к примеру, раньше было огромное количество незанятых людей, теперь вроде бы все при деле. Даже преступность в летнее время резко снижается — некогда преступления совершать.
Немка Симона купила для хужирской больницы бормашину
Мало того что Ольхонский район зарабатывает на туризме копейки, ему еще приходится тратить на туристов деньги районного бюджета.
— Иностранцы водки напьются, со скалы долбанутся — не бросать же их, лечить надо, — рассказывают в хужирской больнице.
Эта больница не относится к системе обязательного медицинского страхования и финансируется из районного бюджета. Рассчитано медицинское учреждение на 20 коек. Машина скорой помощи одна, и водитель один. А летом у врачей и медсестер нет ни минуты покоя. Основные пациенты — отдыхающие.
— И травмы, и переломы, и отравления рыбой кустарного приготовления, и ожоги бывают, — говорит Наталья Фефюлина, старшая медицинская сестра. — Не оказать помощь мы не имеем права, вот и лечим всех за счет районного бюджета — и наших туристов, и иностранных.
Работать медперсоналу приходится порой чуть ли не в военно-полевых условиях. Ночью света нет; если роды — принимают с керосиновой лампой.
Иностранцы иногда больнице помогают. Немцы оказали гуманитарную помощь на тысячу евро — купили лекарств. Гражданка Германии Симона Хельмайер, уже десять лет живущая в Харанцах, купила бормашину. Теперь Вероника Попова, зубной врач, лечит жителям Ольхона и иностранцам зубы. Опять-таки бесплатно.
Правда, когда на Ольхоне снимали реалити-шоу про выживание немцев в Сибири и маленькой девочке из семьи Мюхель было необходимо удалить зуб, родители Юле (так зовут девочку) решили врача отблагодарить и подарили красный пластмассовый умывальник.
Зубоврачебный кабинет с иностранной помощью оборудовали, теперь в больнице ждут, кто бы помог лаборатории. В Хужире даже не могут сделать полный анализ крови — нет гемоглобинометра. А на материк, как известно, не наездишься.
На континенте, в поселке Еланцы, больничная ситуация немногим лучше. Главное лечебное учреждение поставлено на страховое обеспечение. Отпущенная страховой компанией сумма на ежедневное обеспечение лекарствами каждого больного — 50—55 рублей. По словам главного врача больницы Анатолия Качкова, зачастую больнице приходится закупать лекарства в рассрочку на значительно большую сумму.
Поэтому часто лечебное учреждение находится в долгах перед фирмой, предоставляющей медицинские препараты. В здании больницы уже несколько десятков лет не было капитального ремонта. Ежегодно выделяемых бюджетом денег в размере 75 тысяч рублей хватило, чтобы окрасить родильный зал и операционную. Больничная рентгенаппаратура, находящаяся здесь еще с 1935 года, недавно вышла из строя. Нет ни томографического, ни кардиографического оборудования. Стоматологическое оборудование также, по словам главного врача, состоит из очень старых установок. Анатолий Качков оценивает уровень своей больницы ниже, чем уровень некоторых участковых больниц в других районах. Но отправлять больных за пределы района для ЦРБ невыгодно: деньги из страховой кампании тогда будут уходить в другие лечебные учреждения.
Кроме того, медицина Ольхонского района ощущает острый дефицит кадров. А нагрузка большая.
— Летом вся Россия здесь, не говоря об иностранцах, — замечает Ким Нохоев, заместитель мэра района. — А рассчитано у нас все на население в девять тысяч.
На Байкал едут пострелять
В летний период резко увеличивается нагрузка не только на медицинские учреждения Ольхонского района, но и на милицию. Население района возрастает с девяти до 50 тысяч человек. Туристы едут и Байкал посмотреть, и себя показать. Ну а чтобы особо отличиться и произвести впечатление на окружающих, многие везут с собой ружья и пистолеты.
— За год мы приняли на хранение примерно 40 единиц огнестрельного оружия, — рассказывает Андрей Липа, начальник штаба Ольхонского РОВД. — Когда туристы едут на Байкал, мы оружие изымаем, даже если есть разрешение. Возвращаются с Байкала — получают свои стволы обратно. Однако проверить все машины мы не в состоянии, поэтому все равно провозят. Этим летом на двух турбазах стрельба была — без тяжких последствий, просто народ хулиганил.
Много проблем возникает и с паромной переправой на Ольхон — скандалы, драки...
А вообще, летом разборки на побережье Байкала случаются по три-четыре раза в неделю. С выездами на места милиции тяжело — расстояния огромные, по бензину уже накопился серьезный долг. Со связью тоже проблемы: группа на место выезжает, а сообщить оттуда ничего не может.
Вызвать милицию — такая же история: связи нет. Кто записки с оказией передает, кто по сотовому звонит в Иркутск, а оттуда уже сигнал поступает в Еланцы.
Помимо туристов головной боли милиционерам добавляют лесозаготовители. На лесоделянах пропадают люди. Кого-то находят, а кого-то нет.
В ожидании большого света
На острове Ольхон постоянного электроснабжения нет уже лет 12. А когда-то свет был практически во всех поселениях. Но электростанция, состоявшая на балансе Маломорского рыбозавода, с перестройкой прекратила свою работу. Опоры порубили на дрова, провода посдавали в пункты приема цветных металлов.
В настоящее время большинство жителей Хужира находятся в полной зависимости от дизельной установки, которая то и дело ломается.
Наступление вечера в поселке событие. Хужир поделен пополам, и каждую половину подключают к электричеству через день. Поэтому, как только завечереет, ребятишки с одной половины бегут на другую и кричат: "А у нас сегодня свет".
Свет этот горит с 8 вечера до 12 ночи. Потом поселок погружается во тьму. У владельцев турбаз, магазинов есть свои дизели или генераторы, и свой свет они используют по собственному усмотрению, но жечь его постоянно весьма накладно даже для них.
Обычный житель, подключенный к Хужирской электростанции, платит за свет в месяц примерно 200 рублей — это за четыре часа через день.
А вот рыбозавод, работающий на собственном дизеле, во время переработки рыбы "съедает" света на семь тысяч рублей в сутки.
Имеется в Хужире и отдельный кабель от электростанции — для привилегированных (школы, больницы, водокачки, работники администрации). Жители поселка утверждают, что родственники работников администрации тоже этим светом обеспечены, а есть еще самоподключившиеся.
Помочь Хужиру в решении световой проблемы как-то решили американцы — видимо, грант отрабатывали. На здании больницы и на рыбозаводе установили солнечные батареи. Но они как не работали, так и не работают.
А вот владелец одной из турбаз купил солнечную батарею самостоятельно. Она функционирует — хватает на две лампочки и на подзарядку телекамер и батареек.
Страдать без света хужирцам осталось недолго — уже в скором времени вопрос с электроснабжением Ольхона будет решен. Большой свет, как его называют хужирцы, ожидается к июлю следующего года.
На острове устанавливаются металлические опоры, потом по дну пролива Ольхонские Ворота проложат кабель, и четыре деревни — Илга, Малый Хужир, Хужир и Харанцы — обзаведутся постоянным электричеством. По предварительным оценкам, этот проект обойдется его основным инвесторам — администрации Иркутской области и ОАО Иркутскэнерго — в 340 миллионов рублей.
Однако не все жители Ольхона рады световой перспективе. С одной стороны, это, конечно, великое счастье. Можно и холодильники держать, и утюгами пользоваться, и телевизор когда хочешь смотреть. При этом платить за свет придется гораздо меньше, чем в настоящее время. Вся загвоздка в туристах — местные опасаются, что с приходом большого света отдыхающие хлынут на Ольхон и окончательно замусорят весь остров. Но дело не только в мусоре.
— Цены-то какие у нас! — всплескивает руками пенсионерка с Лесной улицы. — Это ж для туристов цены. Я не могу ничего в магазине купить.
Некоторые хужирцы вообще не верят, что электричество на остров все-таки проведут.
— Это обещания одни. Говорин вот приезжал. Потерпите, говорит, через год будет, — возмущается пенсионер Михаил Петрович. — Сколько же можно терпеть, неужели нельзя еще один дизель купить? Я по 15—20 свечей за раз покупаю — вот наша электроэнергия. На остров свет-то, может, и проведут, а ведь еще надо подвести его к каждому дому. Вы только посмотрите на наши провода на улице: кто как хочет, так и подключается — все равно что мизгирь паутину наплел.
В связи с проведением электричества возникает еще одна проблема — земельная. По словам Георгия Брянского, главы Хужирской поселковой администрации, заявления на отвод земельного участка народ сейчас пишет чуть ли не каждый день. Но существующую законодательную базу применить в данном случае невозможно: на Ольхоне — территория национального парка, леса первой категории.
Геогий Филиппович показывает толстую папку заявлений и разводит руками:
— Я не знаю, что с этим делать. Мы здесь сидим без власти, полномочий не имеем никаких. Денег заработать не можем. Раньше хоть земельный налог шел в наш бюджет, теперь и его забрали. Вот когда вступит в силу закон о местном самоуправлении, когда будет у нас своя дума, тогда и начнем законы устанавливать. А сейчас воевать — только врагов наживать.
Тем не менее свет на острове будет со всеми вытекающими последствиями — хорошими и не очень. Однако остров — далеко не единственная неэлектрифицированная территория района. В поселке Онгурен (150 километров от Еланцов) дизельная электроэнергия вообще на вес золота — один киловатт/час — 3 рубля 20 копеек. Для сравнения: в Еланцах киловатт/час стоит 22 копейки. Проведение света в Онгурен ожидается в далекой перспективе, а пока жители поселка пользуются электричеством только по большой необходимости. Если бы свет у них был круглые сутки, они сами были бы этому не рады.
Хужир — соль земли
Музей истории, находящийся на Ольхоне, в поселке Хужир, по праву считается одной из самых ярких достопримечательностей острова. Здесь в форме экспонатов собрана вся история Ольхона, которому, по подсчетам историков, около 25—30 миллионов лет. Музей был создан известным ученым Николаем Ревякиным, который в свое время изучал историю острова.
Хужирский музей пользуется огромной популярностью среди приезжающих на остров туристов, особенно среди иностранцев. По словам музейных работников, не бывает и дня, когда в музей не пришла бы группа американцев или немцев. В этом году приезжали даже туристы из Андорры и Сингапура.
В музее собраны все атрибуты ольхонских шаманов, экспонаты, рассказывающие о природе и истории острова. Ежегодно музей пополняется новыми экспонатами: старыми и раритетными предметами быта, утварью и одеждой, которые приносят и дарят музею местные жители.
По историческим данным, русские на остров Ольхон пришли в 1643 году. Территория поселка Хужира, которому сейчас 73 года, по преданию бурят, находится на исконно священной земле. Раньше буряты жили лишь вокруг поселка, ни одной бурятской женщине не разрешалось даже ступить на эту священную землю, сюда приходили только шаманы. Потом пришли русские и обосновались на территории поселка, который сейчас носит название Хужир, что в переводе означает "соль".
У воды без воды
Большинство поселений Ольхонского района расположено по берегу Байкала. А с водой проблемы. На острове Ольхон вода привозная — из скважины. Одна бочка на 200 литров стоит 13 рублей 70 копеек. Льготники получают талоны и имеют право на пять бочек воды в месяц с 50-процентной скидкой. Однако пяти бочек, особенно в летний сезон, мало кому хватает — докупают по полной стоимости.
При этом пить эту воду, по утверждению местных жителей, невозможно.
— В чайник нальешь, закипит — и пена появляется, будто порошок насыпали, — жалуются пенсионеры. — На месте этой скважины раньше были больница и морг. Откуда там хорошей воде взяться? Водовоз-то себе воду с моря возит, и начальство тоже, а нам эту гадость продают.
В деревню Тырган воду привозят из Еланцов. 200-литровая бочка стоит уже 20 рублей. В Таловке — своя скважина, но пить эту воду опять-таки неприятно.
— Она мутная, хуже, чем дождевая, а когда закипит, сверху пленка образуется и появляется болотный запах, — рассказывают местные. — Еще у людей волосы выпадают, раковых заболеваний полно — все это от воды, мы так думаем. А от чего еще?
В санэпидемстанции утверждают, что вся вода в районе нормам соответствует, однако признают, что полноценный анализ на существующем оборудовании сделать невозможно.
Борьба за рыбу
Маломорский рыбозавод, расположенный на острове Ольхон, — единственное в районе промышленное предприятие. ОАО "Байкальская рыба", что в Еланцах, относится к городу Братску.
Нынешней весной на рыбозаводе сменился собственник. Группа предпринимателей скупила акции у работников предприятия, и на заводе началась другая жизнь.
К примеру, появилось новое оборудование — установка для шоковой заморозки и упаковочный аппарат. Рыба замораживается при температуре минус сорок градусов и упаковывается в брикеты по 9 килограммов каждый.
Однако в Иркутске таких фирменных брикетов не встретишь. По словам нового директора рыбозавода Константина Карпачева, Иркутск завален браконьерской рыбой, и предприятиям реализовывать продукцию в этом городе невыгодно.
Сейчас основные покупатели мороженого байкальского омуля — Москва, Новосибирск, Томск, Красноярск.
Объемы производства копченого и соленого омуля новое руководство завода сократило по той же причине — много браконьерской рыбы, работать в Иркутске нерентабельно, а поставлять скоропорт в другие города сложно.
Десять посолочных чанов, в каждый из которых входит пять тонн рыбы, практически пустуют. Цех копчения тоже по большей части простаивает. В то же время на иркутских рынках почти весь соленый и копченый омуль выдают за маломорский.
Карпачев говорит, что завод способен производить 2 тысячи тонн рыбы в год, а квоту дают только на 160 тонн. Это очень мало, и тем не менее ММРЗ собирается расширять производство путем установки линии по производству пресервов.
Речи об обновлении флота пока не идет. 11 рыболовецких ботов и катер "Победа" хоть и старые, но на ходу.
С появлением у завода нового собственника рыбаки предприятия лишились основного дохода. Теперь они не могут сдавать добытую рыбу налево — завод обзавелся охраной.
Деятельность нанятого ММРЗ охранного агентства уже была признана прокуратурой незаконной. Охранники постоянно присутствуют не только на территории рыбозавода, но и на пароме — проверяют машины на предмет вывоза рыбы с острова.
Прокуратура уже делала охранному агентству предупреждение — закон, мол, нарушать нельзя. Однако досмотр машин продолжается.
Почетные фермеры спаивают народ
Сельское хозяйство в Ольхонском районе дело нерентабельное — степи, скалистая местность... Жители некоторых деревень выезжают на покосы за 20—40 километров от своих поселений.
Официально сельхозпредприятий в районе всего четыре, а вот фермеров много, и у администрации района они в почете.
К примеру, фермершу из Косой Степи, женщину под 70 лет, в райцентре знают только с хорошей стороны — около 100 голов КРС держит, кур, гусей, поросят, магазин имеет и еще благотворительностью занимается. Но жители Косой Степи о деятельности фермерши иного мнения.
Работников на ферме человек семь, все приезжие — из Иркутска, Шелехова, других городов и поселков области. Эти заблудшие люди, попросту бомжи, находят фермершу сами. Работают в основном за еду и на жизнь не жалуются — свежий воздух, красивая природа.
Многие деревенские тоже фермерше благодарны — и накормит, и напоит. Но вот последнее охочим до алкоголя обходится очень дорого.
Денег, как известно, в деревне практически нет. Самые богатые люди — пенсионеры. Молодежь не работает и спивается, а помогает им в этом фермерша, которая выдает спирт под запись или меняет на одежду. Эту одежду предпринимательша отдает в приюты — вот и благотворительность.
Отдельные личности уже все из домов повынесли, бухгалтерские тетрадки фермерши пополняются должниками. Одна женщина задолжала за год за спирт шесть тысяч рублей — пришлось продавать корову, чтобы расплатиться.
В милиции жителям деревни посоветовали написать на торговку спиртом коллективное заявление, но заинтересованных в этом не так много. Для большинства она спасительница — всегда поможет опохмелиться.
В Еланцах появится первая жилая юрта
Ольхонский шаман Валентин Хагдаев, личность известная далеко за пределами Иркутской области, недавно стал депутатом Ольхонской районной думы, и уже заявил о себе в новом качестве, хотя шаманить не бросил.
С помощью благотворительного фонда ему удалось помочь районной больнице и приюту. В планах — добиться бесплатного предоставления земельных участков в собственность, заняться укреплением мостов, решить вопрос телефонизации района и многое другое.
В ближайшей перспективе Хагдаев намерен построить рядом со своей усадьбой в Еланцах юрту. Идею поддержало губернское собрание Иркутской области, нашлись средства на пиломатериал. Хагдаев говорит, что жилых юрт сейчас ни в Бурятии, ни в Иркутской области нет. Поэтому строительство такого объекта очень важно: гости района смогут ознакомиться с настоящим бурятским бытом.

Метки:
Загрузка...