Правитель Русской Америки

Имел 18 паев в доходах Русско-Американской компании, а умер нищим

Этот необыкновенный человек познал нашу землю во всем ее многообразии — от голубых льдов Чукотки до коралловых рифов Гавайских островов, от Сибири до сумрачных индейских лесов Аляски. Александр Баранов дружил с королями цветущих земель в Океании и с индейскими вождями Северной Калифорнии. Владетель Сандвичевых островов дарил ему драгоценную мантию, в которой ходили только гавайские короли. Индейский вождь Котлеян, прощаясь с Барановым, плакал как ребенок, а суровые капитаны-пираты Ост-Индской компании плыли из Калькутты к берегам Аляски иногда только для того, чтобы увидеть в Ново-Архангельске сказочного Баранова.

Иркутский купец Александр Баранов
Родился он в 1746 году в маленьком, но древнем и славном городе Каргаполе, у синего озера Лача. О детстве и юности Баранова сведений не сохранилось.
История его замечательной жизни начинается для нас с 1780 года, когда он переселился из Каргаполя в Иркутск. Видимо, Баранов был человеком, имеющим уже в свои тридцать четыре года и достаточный коммерческий опыт, и образование, потому что известно, что в Иркутске он почти тотчас же после прибытия занял место управляющего стеклянным заводом и пивоварней у купцов Василия Ситникова и Алексея Полевого.
Баранов занимался также казенными подрядами и доставками. Между тем, будучи чрезвычайно занятым, деловым человеком, не чуждался и коммерческой теории. Энергия его была неиссякаемой, знания прочны, из Иркутска он посылал в Вольное экономическое общество заметки, поражавшие обилием наблюдений и точностью выводов. В 1787 году он был избран действительным членом этого общества.
Вскоре Баранов становится иркутским купцом. Скопив основной капитал, он взялся было за торговлю с чукчами и коряками, обменивая муку и порох на меха и кость. Неплохой доход давал винный откуп. Чем больше спивался мужик-сибиряк, тем больше денег получал откупщик, отдавая государству небольшую толику из своих прибылей.
Однако через год Баранова постигла неудача: в Анадыре был убит и ограблен его приказчик. Весной 1790 года в Якутске, куда отправился Баранов проверить дела свои по питейному откупу, он обнаружил также полное расстройство. Невыгодный оборот приняли его сделки и в Иркутске. Так печально завершилось десятилетие его пребывания в Сибири, столь заманчиво начавшееся.
И тут в Охотске Баранов повстречался с "Колумбом российским", мещанином города Рыльска Григорием Шелеховым, осваивавшим Алеутские острова. Григорий Иванович и раньше звал Баранова к себе — служить в Русской Америке, но тот не соглашался. На этот раз, 15 августа 1790 года, ему пришлось принять это предложение.
К берегам Нового Света
Написав прощальное письмо родным, Баранов отправился в путь. Он сел на утлый корабль "Три святителя" и пустился к берегам Нового Света. Коренастый, плотный, белокурый, Александр Баранов выделялся, несмотря на малый рост, из толпы своих верных спутников. Он взял с собой из Иркутска и Охотска около двухсот бесстрашных искателей, в том числе своего помощника, мещанина из сухонского города Тотьмы Ивана Кускова, будущего героя Русской Калифорнии.
Из письма Баранова об этом походе — пожелтевших бумаг 1790 года, найденных в Вологде, — можно узнать, что галиот русских потерпел бедствие на пути к алеутскому острову Кадьяку. Баранова и его спутников выбросило на остров Уналашку. Они остались почти без одежды и припасов. Баранов не потерялся и, лишившись судна, стал устраиваться на зимовку в неведомой стране. Среди мерцания снегов и льда, в багряном зареве алеутских вулканов жили русские люди в земляных юртах, ели коренья, травы и гнилую китовину.
Всю зиму 1790 года Александр Баранов провел на Уналашке. Страдая от лихорадки, он однако терпеливо вел дневник, собирал коллекции — шкурки животных, растения, окаменелости, писал донесения Шелехову. Кроме того, он послал своих людей в кожаной байдаре на исследования к берегам Русской Америки, приказав своим посланцам составить подробные карты новых земель.
Только в следующем, 1791 году Баранов добрался до столицы Русской Америки на алеутском острове Кадьяк близ Аляски. И вскоре искусный барановский мореход Бочаров составил для Баранова карты побережья Северо-Западной Америки. Через год Александр Баранов вбил в мерзлую кадьякскую землю в Павловской гавани сваи первой русской деревянной крепости. Затем он обошел на кожаной байдарке вокруг всего Кадьяка, чтобы посмотреть, как русские открыватели расставляют на побережье американского материка железные доски с надписью: "Земля российского владения...".
В Чугацкий залив как-то нечаянно забрел мореход из ОстИндской компании, британец Мур. Он с удивлением увидел русских поселенцев, прочно утвердившихся на холодных берегах Северной Америки. Баранов оказал мореходу рыцарское гостеприимство. В новой корабельной гавани Баранов сам конопатил корабельные днища, самолично изобрел обмазку для судов, добывал скипидар, плавил первое железо из руд Кадьяка и Кенайской губы. В 1795 году Баранов открыл на Аляске каменный уголь и сам испытал его.
Поражения и победы
Безвременная смерть Григория Шелихова крайне огорчила Баранова, но он не опустил руки. Русские топоры продолжали стучать на берегах аляскинских заливов, и в Северо-Западной Америке один за другим поднимались крепкие крепостные бастионы, сложенные из бревен исполинской сосны. Вскоре Александр Баранов с четырнадцатью русскими промышленниками и шестью женщинами основали город Ситху на острове близ американского побережья.
Несмотря на то что индейский вождь Ситхи Скаутлельт сам продал Баранову землю под постройку города, мореходы Ост-Индской компании забили тревогу. Неукротимая энергия Баранова вызывала у них зависть и озлобление.
Баранов укрепил Кадьяк и поставил на нем пушки. Но враги не дремали. Ост-индский мореход Барбер, известный пиратскими выходками, высадил в 1802 году на острове Ситха шесть матросов якобы за бунт на корабле. Их взяли на работу в русский город. Вскоре эта челядь пирата устроила в Ситхе резню.
Подкупив индейских вождей оружием, ромом и безделушками, барберовские лазутчики напали на Ситху. Шесть морских разбойников и индейцы пожгли кровли города. А вскоре появился сам Барбер. У острова Кадьяк он выставил 20 пушек с борта своего корабля —"Юникорн". Но, побоявшись связываться с Барановым, ушел на Сандвичевы острова — торговать с гавайцами добром, награбленным в Ситхе. А на пожарище в Ситхе в то время валялись оскальпированные тела русских переселенцев. Сжав зубы, Баранов стал дожидаться времени, когда можно будет вернуть Ситху.
Затем наступил год торжества Баранова. Он узнал, что из Кронштадта вышла в море первая русская кругосветная экспедиция, и с нетерпением ожидал прихода "Невы" в Русскую Америку, занимаясь в то же время строительством целой флотилии кораблей. А когда пришла "Нива", Баранов двинулся к Ситхе и, возглавляя десант, вновь занял остров и заложил на нем новый город — Ново-Архангельск.
В 1807 году русские привезли Баранову привет от владетеля Сандвичевых островов Томи Оми, будущего гавайского короля Камемаха I. С тех пор началась дружба Баранова с населением коралловых Гавайских островов. Всего за какихнибудь пять лет имя правителя Русской Америки стало известно на всем Тихом океане.
А Баранов между тем неустанно трудился над исследованием Аляски и сопредельных земель. Русская Америка торговала с Кантоном (Китай), Нью-Йорком, Бостоном, Калифорнией и Гавайями. На пустынный скалистый берег чуть севернее залива Сан-Франциско проник Иван Кусков и основал на берегах реки, названной им Славянкой, русскую крепость — форт Росс.
Гавайский король подарил Баранову цветущие участки на Сандвичевых островах. В годы расцвета Русской Америки Баранов не успевал принимать в Ситхе гостей. Огромная гавань была полна кораблей. А суровый правитель, окруженный седыми шелеховцами, жил в Ситхе, в доме с крепкими стенами, и растил сына и дочь, рожденных ему индеанкой. На стене в его покоях висели портрет Суворова и панцирь, в котором ходил раньше Баранов, подобно Ермаку. Он завел в Русской Америке школы, библиотеку, музей, верфи, основал крепости, спустил на воду русские корабли.
Смерть Баранова
Но у Бранова было много врагов. Чиновники Русской Америки травили его всю жизнь, не в силах простить ему простого происхождения, ума и кипучей энергии. Баранова постоянно преследовали ложными доносами, клеветой и скрытыми интригами. Наконец в 1818 году враги распустили слух, что Баранов наживается на делах Русско-Американской компании и поэтому не представляет отчетов в Петербург.
Кругосветный мореплаватель Гагемейстер получил секретное задание — сместить Баранова и принять от него Русскую Америку. Седой герой Аляски не смог перенести этого удара. Возвращаясь в Россию на корабле "Кутузов", он заболел и слег в постель, но нашел еще в себе силы, чтобы выйти на спардек, когда корабль проходил Сандвичевы острова, и взглянуть на вершину гавайского вулкана Мауна-Лоа. На Яве Баранову стало совсем плохо. Отклонив приглашение гавайского короля, который звал его к себе провести старость под пальмовыми кровлями Полинезии, он лежал почти без сознания в грязной комнате дешевой батавской гостиницы и бредил.
Умер Баранов 16 апреля 1819 года недалеко от острова — вулкана Кракатау, на главном пути кораблей, идущих из Индийского океана в Тихий. Тело героя Русской Америки с пушечным ядром, привязанным к ногам, опустилось на дно тропического моря.
Баранов умер нищим, его бескорыстие изумило даже его врагов. После его смерти выяснилось, что он сберег для родины огромные средства и что наличный капитал РусскоАмериканской компании в несколько раз превосходит все размеры, о которых только могли думать.
{"Жизнь, проведенная в колониях, при разнообразных превратностях судьбы, ярко оттеняет подвиги единственного человека своего времени, каков был Баранов! Он жил более для человечества и потомства, нежели для себя; был справедлив и строг по службе с подчиненными и справедливо награждал их за заслуги; имея прекрасные качества души, любил просвещение, читал много книг: изучал многие науки, говорил мало и медленно, но высказывал много".
"Иркутская летопись"

}

Метки:
baikalpress_id:  20 568