Банда со скотного двора

Убийцам черемховских милиционеров максимальный срок заменили на пожизненный

Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Пожизненное заключение. В судебном процессе по делу черемховской банды поставлена точка. На совести сельских скотокрадов самое громкое преступление 1999 года — расстрел трех милиционеров дорожно-патрульной службы. В декабре 2002 года выездная коллегия областного суда приговорила главных членов банды, Сахаровского и Вантеева, к максимальным срокам заключения — 25 годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Поданная апелляция в Верховный суд России лишь ужесточила избранное им наказание.

Друзья-экскаваторщики
{Досье:
Сахаровский Павел Николаевич, 1963 года рождения, уроженец Черемхово Иркутской области, образование среднетехническое, машинист экскаватора разреза Сафоновский, женат, не судим.
Вантеев Олег Алексеевич, 1966 года рождения, уроженец Черемхово, образование среднее специальное, помощник машиниста экскаватора, женат, не судим.
Большаков Виктор Николаевич, 1960 года рождения, уроженец села Голуметь Черемховского района, образование 8 классов, женат, не работал, не судим.
Сахаровский Константин Николаевич, 1970 года рождения, уроженец Черемхово, образование высшее педагогическое, женат, не работал, не судим".}
Весьма схожи судьбы двух главарей черемховских скотокрадов: оба родились и выросли в городе угольщиков, где закончили одну и ту же школу. По окончании ПТУ обзавелись семьями и трудились на одном разрезе, даже на одном экскаваторе. Старший Павел Сахаровский — машинистом, младший Олег Вантеев — его помощником. Этот тандем сохранится на долгие годы. Позднее они вместе разрабатывали планы разбойных нападений на фермы и хищений живности, преимущественно крупного рогатого скота. Почти всегда в родном районе, у своих же земляков. Сами забивали скот, разделывали туши и сбывали мясо частникам.
Но дурной славе суждено было распространиться далеко за пределами шахтерской глубинки, когда, уже набив руку на коровах и телятах, они также хладнокровно ночью почти в упор расстреляют трех милиционеров. Тогда от рук мясников погибнет патрульный экипаж Черемховского ГОВД в составе Олега Русанова, Александра Бутакова и Дениса Григорьева.
Охотники за КРС Черемховские скотокрады начали с малого — приворовывали уголь, потом запчасти, угнали машину. К концу девяностых 32-летний Олег и 35-летний Павел, еще без оружия, под покровом ночи проникали через окна на колхозные фермы, отворяли ворота и выводили корову, обычно одну. В лесу, где их уже ждал принадлежащий Олегу джип, они забивали животное, мясо загружали в машину и затем использовали для своих нужд, продавая излишки. С января 1999 года (следствие полагает, что тогда и была создана банда) охотники за домашним скотом вооружились ружьями, изготовили обрез и привлекли к делу Виктора Большакова и Константина Сахаровского, брата главаря. Менее чем за полгода криминальный квартет ограбил не одно фермерское хозяйство в селах Черемховского района, меньше — Аларского.
Действовали всегда по одной схеме. Натянув маски, бандиты врывались в очередное стойло и под прицелом ружей укладывали сторожей или скотников лицом в навоз. При этом каждый раз озвучивался веский, как им казалось, аргумент: "Что переживать — не ваша же скотина". Хотя экскаваторщики и не вникали, где частная живность, где колхозная. Иногда животных кололи столько, что мясо уже не входило во внедорожник, его перевозили на МАЗе, сбывая перекупщикам.
С таким преступным багажом пришли черемховские мясники к роковым событиям мая 1999 года. В ночь на 26-е неразлучные друзья на мотоцикле "Урал" без госномеров отправились в деревню Заморскую — якобы подстрелить корову для собственного пропитания. Как они потом пояснили, мясо дома закончилось. У них это называлось "сходить на охоту". Один из убийц потом похвастается следователю: "Я состою в команде охотников и, если есть лицензия, всегда принимаю участие. Считаю, что стреляю очень метко, если у меня есть пристрелянное ружье". В охотничьем обществе состояли и Вантеев, и Сахаровский. Вот только стреляли чаще без лицензии, и далеко не дичь.
Милиционеров добивали в темноте
В эту ночь "охота" не задалась: летняя ферма оказалась пуста. А на обратном пути в третьем часу ночи им сел на хвост милицейский патруль. Экипаж ГИБДД как раз в это время проверял весь проходящий по Прибайкальской дороге транспорт на причастность к кражам скота. Снаряженные на дело преступники решили любой ценой скрыть свой промысел, но погоня была недолгой: на лесной дороге мотоциклу преградило путь поваленное дерево. Не сговариваясь, бандиты достали стволы...
В патрульной машине вооружен был только 28-летний старший сержант Олег Русанов. Он и получил первый заряд из дробовика. Раненный в живот сержант уже не мог подняться и лежа открыл ответный огонь из автомата, а когда АКМ заклинило — из табельного пистолета. Ему даже удалось ранить одного из бандитов. Но те, уже привыкшие к ночным вылазкам, легко ориентировались в потемках — на их стороне было явное преимущество. Бандит дождался, когда сержант станет перезаряжать обойму, и, подкравшись, выстрелил ему в лицо из обреза.
В кромешной тьме дальнейшая охота на двух безоружных людей не заняла много времени. Младший лейтенант Александр Бутаков был смертельно ранен в грудь, инспектор-стажер Денис Григорьев умер от выстрела в голову. Оба парня были ровесниками, им едва исполнилось по 22 года. Наутро тела обнаружили ехавшие на работу женщины. В машине все еще работала рация, горели проблесковые маячки.
"Эти типы снятся мне каждую ночь..."
Рассказывает заместитель начальника УБОП ГУВД области Федор Чернышов:
— Расстрел патрульного экипажа имел очень большой резонанс... Понятно, что на поимку преступников были брошены лучшие силы милиции. Надо сказать, что в РУБОПе имелась оперативная информация на эту группу, но взять ее с поличным пока не удавалось. Уже к вечеру этого же дня мы при поддержке местной милиции установили и задержали убийц. Вантеев был ранен в бедро. Его скрывали приятели, тайно увезли в Кутулик, где прооперировали у знакомого врача, спрятав извлеченную из ноги пулю в разломе забора. Потом выдали и ее, и закопанный в землю обрез с боеприпасами, и изрешеченный пулями мотоцикл. После ареста бандиты пытались запутать следствие, валили все друг на друга, но тщательные экспертизы и следственные эксперименты помогли воспроизвести картину той злополучной ночи. Пришло ли к ним позднее раскаяние? Сомневаюсь, хотя кто знает.
Вот что пишет один из них в своем послании на волю: "Эти типы снятся почти каждые день и ночь. Нервы на пределе. Легко ли сказать, три жмура уже есть, да еще мусора домогают. Как бы еще чего не наворотить. Эх, жизнь, невезуха сплошная. И на... все это натворил, вообще не понимаю".
Рассказывает государственный обвинитель Светлана Николюк:
— Вантеев и Сахаровский первыми открыли огонь и сознавали, что стреляют именно в сотрудников правоохранительных органов, а не в каких-то неизвестных им людей, в чем пытались убедить суд. Столкновения с милицией можно было избежать. Достаточно было в ходе преследования просто выкинуть ружья и маски, а в лесу бросить мотоцикл, который не был зарегистрирован ни на одного из них, затем скрыться в лесу. Но они пошли на убийства...
Обжалованию не подлежит
Черемховских милиционеров хоронил весь город. И не только. Патрульные машины прибывали со всей области, и траурной процессии, казалось, не будет конца. Автомобильные сирены сливались в сплошной монотонный гул, и холодный весенний дождь не утихал ни на минуту, смешиваясь со слезами жен и матерей. Говорят, что сама природа так оплакивает безвинно убиенных...
Окончательное расследование завершилось только спустя пять лет, итогом которых стали 12 объемных томов уголовного дела. Первый приговор был оглашен 10 декабря 2002 года. Тогда в ДК "Горняк" собралось более 300 человек. В руках у родных и коллег по службе фотографии убитых в траурных рамках.
Выездная коллегия областного суда назначила тогда Виктору Большакову девять лет тюрьмы, Константину Сахаровскому — четыре. А главные обвиняемые Павел Сахаровский и Олег Вантеев были приговорены к 25 годам лишения свободы в колонии строгого режима с конфискацией имущества. Но даже эти максимальные сроки наказания родственники погибших милиционеров обжаловали в Верховном суде, требуя для них пожизненного заключения. Рассчитывая если не на помилование, то хотя бы на уменьшение срока, апелляцию в высшую инстанцию подали и осужденные.
Верховный суд отменил вердикт областного и направил дело на доследование. Прокуратура настояла на проведении еще одного следственного эксперимента. Повторное слушание дела закончилось 18 сентября этого года. Суд посчитал, что вина преступников полностью доказана и назначил им еще более суровое наказание, чем два года назад. Убийцы Сахаровский и Вантеев приговорены к пожизненному заключению. На этот раз вердикт окончательный и обжалованию не подлежит.

Метки:
baikalpress_id:  20 570