Секретная экспедиция на северо-восток

или Очередная попытка русских покорить Америку

В 1785 году русское правительство составило указ, которым морскому ведомству предписывалось исследование устья Колымы, всего берега Чукотского полуострова с теперешним мысом Дежнева и ряда островов в Восточном океане "к американским берегам простирающим". От экспедиции требовалось совершенное познание "морей между матерою землей Иркутской губернии и противоположными берегами Америки". И это была лишь часть будущих работ на Северо-Востоке.
Начальником экспедиции, ставившей такие грандиозные цели, был назначен англичанин Джозеф Биллингс, недавний мичман. Когда-то он был мичманом на корабле Джеймса Кука. Однако главным действующим лицом в этой экспедиции суждено было стать не ему, а русскому капитану Гаврилу Сарычеву.

Капитан и его команда
Молодой русский офицер Гаврила Андреевич Сарычев к 1785 году успел совершить плавание в порты Италии, походы в Балтике, произвести работы по описи Днестра. Он был назначен под начало Биллингса вместе с лейтенантом — английским подданным Робертом Галлом и Христианом Берингом, внуком известного мореплавателя.
Весной 1786 года Сарычев добрался до Охотска. Из Якутска он ехал гиблыми дорогами через Алдан и область Полюса холода. Охотск был столицей края, в который входили Камчатка, Алеутские и Курильские острова и все морское побережье до самого Чукотского Носа. Все тяготы похода и подготовки морского плавания легли на плечи Сарычева. Поиски корабельного леса, заготовка съестных припасов, перевозка тяжелых грузов — всем этим пришлось заниматься молодому русскому офицеру.
Сарычев привлек к участию в экспедиции знающих людей. В числе их были гижигинский капитан Тимофей Шмалев, составитель описаний и карт Чукотки, Камчатки, Аляски, храбрый мореход Гаврила Прибылов, незадолго до этого открывший на севере Тихого океана острова с несметными пушными богатствами, сотник Иван Кобелев, исследовавший Берингов пролив, и казак-чукча Николай Дауркин, располагавший богатыми сведениями об Аляске. Были в экспедиции и другие скромные труженики, беззаветно помогавшие Сарычеву в его почетном деле.
Экспедиция прибыла в Нижне-Колымск, построила там два корабля и летом 1787 года вышла из устья Колымы в океан. Но обогнуть Чукотский полуостров и выйти в Берингов пролив не удалось. По приказу Беллингса корабли вернулись от Баранова камня обратно. Сарычев же настаивал на продолжении плавания в Тихий океан и разведывании пути сквозь льды на байдарках.
Сарычев высказал догадку о связи Ледовитого океана с океаном Восточным. У Баранова камня он нашел древний русский крест, приметный знак мореходов, которые около 1640 года плыли отсюда на кочах к Тихому океану.
Мечта открыть морскую дорогу в Индию и Китай из полярной Сибири не покидала Сарычева. Перейдя с Колымы на Индигирку, он подсчитал, что оттуда до берегов Индии пять тысяч верст. Это расстояние можно было преодолеть на корабле при хорошем попутном ветре в тридцать дней.
По морям, по волнам
Между Индигиркой и Алданом лежала необитаемая область, где возвышался дикий Верхоянский хребет. Этим путем Сарычев ехал в Якутск. Там Сарычев встретил нежданного гостя из Америки. Капрал в английской экспедиции Кука, а теперь полковник армии Соединенных Штатов, некий Ледеард, или Ледеарс, задумал якобы пешее путешествие вокруг света. Он уверял всех, что дойдет до Берингова пролива и через Аляску и Канаду вернется в свое второе отечество.
Кончилось пребывание этого пешехода в Якутске тем, что, облагодетельствованный простодушными горожанами, он тем не менее "стал говорить обо всех худо и обходиться дерзко". Дебоши Ледеарда всем надоели, и якутский комендант потребовал, чтобы заморский гость вел себя более пристойно. Тот прикинулся оскорбленным и вызвал коменданта Маркловского на поединок. Беллингс, спасая Ледеарда от неприятных последствий, немедленно повез его в Иркутск.
Сарычев принялся за подготовку плавания к Берингову проливу и Америке со стороны Охотска. Это был самоотверженный и героический труд, сопряженный с опасностями и тяжкими лишениями. Поездка из устья реки Маи, возвращение в Якутск, новый поход в Охотск, постройка кораблей, опись устья Охоты и Кухтуя и части морского охотского побережья, составление плана Охотска.
Осенью 1789 года на корабле "Слава России" Сарычев вместе с Биллингсом вышли из Охотска. На пути к Курильским островам был открыт остров Св. Ионы в Охотском море. Достигнув Камчатки, Сарычев провел там значительные исследования. Описав просторы Авачинской губы, ученый моряк наметил ее в качестве порта для будущей торговли со странами Америки, Ост-Индией, Китаем, Японией.
1790 год застал экспедицию у берегов Алеутских островов. Сарычев делала промеры заливов, посещал поселения русских промышленников и алеутские деревни Унимак, Уналашка, Шумагинские острова, Кадьяк и, наконец, Кенайский и Чугацкие заливы на побережье Северо-Западной Америки. Экспедиция достигла острова Каяка, где исследователь увидел исполинскую гору Св. Ильи на американском берегу.
Далее Сарычев намеривался изучить южную часть Аляски, но Биллингс отдал распоряжение возвращаться на Камчатку. Сарычев воспротивился этому и сказал, что он готов остаться на всю зиму в Чугацком заливе с тем, чтобы продолжить исследования американского берега. Но Биллингс был неумолим, а Сарычев скрепя сердце повел корабль в сторону Камчатки.
Неутомимый мореплаватель
Плавание 1791 года началось с того, что Биллингс проложил путь корабля не по надежным русским картам, а по иноземной. В итоге "Слава России" едва не налетела на скалы острова Медного. Посетив Уналашку, остров Прибылова, остров Св. Матфея, Сарычев подошел возле мыса Родней к берегу Аляски. Здесь русский моряк обнаружил ошибку Джеймса Кука, "открывшего" несуществующий Андерсонов остров.
В плавании были случаи, когда "Слава России" уже равнялась с тем или иным островом, заливом, частью суши, которые необходимо было исследовать. В это время раздавался зычный окрик Биллингса: "Руль на ветер! К возвращению!" Сарычев был вынужден исполнять приказание начальника. Несмотря на все это, Сарычев дошел до островов Гвоздева в проливе между Азией и Америкой. Он был на самых подступах к мысу Дежнева, но тут Биллингс вспомнил, что в свое время капитан Джеймс Кук не мог пройти этого пути.
Вместо этого он пустился в нелепое, на первый взгляд, предприятие — пошел сушей через Чукотку и Нижне-Колымск под предлогом пешеходной описи всего побережья Ледовитого океана. Ничего этого Биллингс не выполнил. От берега моря Биллингс отклонился далеко на запад. Добравшись до Нижне-Колымска, затем до Якутска, он зажил там без забот и огорчений.
Тем временем Гаврила Сарычев продолжал свой подвижнический труд. На пути к острову Уналашка он снова исследовал острова, якобы найденные Куком в Беренговом море. Геодезии унтер-офицер Худяков, посланный Сарычевым, исследовал Лисьи острова и западное побережье Аляски. Сам Сарычев обошел вокруг всего острова Уналашка и подробно описал его заливы. Исследователь нередко совершал свои плавания в утлой алеутской байдарке. Летом 1792 года Сарычев возвратился на Камчатку, чтобы предпринять свой последний поход. Он побывал на южных островах Курильской гряды.
Козни Биллингса
В августе 1793 года Сарычев прибыл в Якутск, где его ожидал Биллингс, проживший здесь более года. Экспедиция закончила свою деятельность и вскоре двинулась в Петербург. Такова краткая история замечательных исследований Сарычева.
Как лицо подчиненное, Сарычев не мог выступить с прямыми разоблачениями поведения Биллингса, которому были чужды "пользы Отечества", как говорил о нем декабрист Владимир Штейнгель. Биллингс, будучи офицером русской службы, нарушил присягу. Экспедиция россиян на северо-восток была секретной, и весь ее состав дал подписку о сохранении тайны. Несмотря на это, Биллингс, доставив пешехода Ледеарда в Иркутск, встретился там с другим иноземцем и открыл ему секретные сведения. Этим иноземцем был Жан-Батист Бартелеми Лессепс, участник плавания Лаперуза, возвращавшийся через Сибирь ко двору Людовика XVI.
Разведка в русских владениях была одной из задач Лессепса. Биллингс должен был оказывать противодействие этой экспедиции. Но что мы видим? Начальник секретной русской экспедиции искал в Иркутске встречи с Лессепсом. И после этой встречи в письме французскому морскому министру Лессепс донес о том, что ему удалось разведать о работах русской экспедиции на Тихом океане.
А два года спустя Лессепс опубликовал описание своего путешествия, "исполненного бесстыдной лжи", как писал об этом декабрист Владимир Штейнгель.
Александр Радищев дал отрицательный отзыв о книге Лессепса, а Штейнгель описал безобразное поведение Лессепса в Сибири, полное неуважения к обычаям страны, в которой тот был лишь случайным гостем. Любопытно вспомнить и то обстоятельство, что во время нашествия Наполеона на Россию Лессепс был французским полицмейстером Москвы.
Любопытно, что еще в 1789 году англичане выставили против "Славы России" и храброго Сарычева четырнадцать пушек, находившихся на борту бригантины "Меркурий". Бригантина вышла с острова Тенерифа для нападения на Русскую Америку. Командовал ею Кокс, пират южных морей, — ему было поручено разграбить и разорить именно те местности, которые должен был исследовать Биллингс.
Знаменательно, что пиратский рейд Кокса по времени совпал с походом "Славы России" к острову Кадьяк, когда Биллингс запретил Сарычеву дальнейшие исследования Аляски. Между тем Кокс должен был пройти к Берингову проливу, столь ненужному для России, по мнению Биллингса.
Коксу были известны цели экспедиции Биллингса. Биллингс был призван к утверждению и охране русских прав, к противодействию всем проискам со стороны иностранцев. Положение на Тихом океане в те годы было напряженным. По следам Лаперуза и Лессепса, в Русскую Америку пришли испанские фрегаты из Мексики. Испанцы подстрекали индейцев к мятежам против русских.
И как раз в то время, когда поселенцы Русской Америки принимали меры к обороне Аляски от угрозы со стороны незванных гостей, Биллингс сеял рознь между алеутами и русскими.
Известно письмо от 1790 года главного правителя Русской Америки Александра Баранова с жалобой на то, что Биллингс призывал алеутов к выступлению против русских промышленников. А ведь в то время безоружный Сарычев странствовал вместе с алеутами, и они бескорыстно помогали ему в научных исследованиях.
Верный сын Родины, самоотверженный ученный Сарычев сделал для блага Отечества все, что было в его силах. В 1802 году он издал книгу с пространным названием: "Путешествие флота капитана Сарычева по северо-восточной части Сибири, Ледовитому морю и Восточному океану..." А последние годы жизни отдал служению российскому флоту.

Метки:
baikalpress_id:  1 665