Лев Аннинский: "Техника совершенствуется, а человечество остается прежним"

В начале этой недели в Иркутск прилетел известный литературный критик Лев Аннинский. Вместе с "соавторами", художником-иллюстратором Сергеем Алояном и крупнейшим иркутским книгоиздателем Геннадием Сапроновым, он презентовал свою новую книгу "Век мой, зверь мой". Эта книга стала продолжением его многолетних исследований российских поэтов с эпохи Серебряного века по наши дни.

Лев Александрович производит впечатление человека, тонко чувствующего время, о котором он пишет, и, что не менее важно, точно формулирующего свои ощущения. Три года назад, на первом байкальском фестивале поэзии, в разговоре с иркутским издателем Геннадием Сапроновым родилась идея — создать цикл литературных исследований творчества крупнейших, гениальных поэтов, начиная с конца XIX века и заканчивая нашими днями.
Идея цикла исследований была концептуальная. По размышлению Льва Аннинского, поколения сменяются раз в 24 года. Это время он делит на два — поколение старших и младших братьев. И рассматривает историю России двенадцатилетними отрезками. Он утверждает, что именно с таким циклом в нашей стране происходят исторические катаклизмы: 1881 г. — цареубийство ("У нас почему-то все начинается с цареубийств", — комментирует точку отсчета Лев Александрович), 1896 г. — трагедия на Ходынском поле во время коронации Николая II и, наконец, 1905 год, сражение при Цусиме, которое, по мнению Льва Аннинского, "пробудило поэтов Серебряного века", от Блока до Есенина — все они принадлежали одному поколению.
Из поколения поэтов Лев Александрович выбирает двенадцать величайших и через их жизнь и творчество старается понять сам и рассказать другим — почему эти люди допустили, чтобы история России была именно такой, какую мы имеем. "Век мой — зверь мой" — это вторая часть исследования, посвященная поэтам начала 20-х годов, первых советских классиков. Это "счастливое поколение", как они сами себя называли, участвовавшее в разрушении старой России, преображавшее мир, через этих людей проходила сама история.
Далее последует книга про поколение "детей Арбата" — Симонова, Твардовского, Ольгу Бергольц... Последняя, пятая часть исследования будет посвящена поэтам нашего времени, часть из которых еще жива и которых Лев Аннинков знал лично. Это Роберт Рождественский, "наша пифия" (по выражению самого Аннинского) Белла Ахмадулина, Андрей Вознесенский, Евгений Евтушенко.
— А закончен весь цикл будет двумя гениальными поэтами — Иосифом Бродским и Юрием Кузнецовым. Это разлом в современной поэзии — кто читает Бродского, тот не выносит Кузнецова, а кто любит Кузнецова — знать не хочет Бродского. Я надеюсь хоть немного примирить обе "партии".
Об Иркутске Лев Аннинский отозвался уважительно:
— Это культурная столица Сибири.
О своей профессии — литературной критике — критически:
— Учить читателя читать? Судить писателя? Откуда у нас такое право? Мне интереснее понять не то, что сказал автор — это и так понятно, он ведь уже сказал. Мне интереснее, что он сказал вопреки тому, что хотел, где он проговорился...
На встрече подавляющее большинство аудитории составляла молодежь, студенты иркутских вузов, задававшие зачастую наивные вопросы. На вопрос о героях нашего времени Лев Александрович ответил:
— Это вы. Что вы стерпите, что вы позволите сделать — то и будет со страной.

Метки:
baikalpress_id:  20 561