Все лето немцы атаковали бабу Машу и деда Мишу

После показа в Германии фильма про выживание немцев в Сибири иностранцы решили увидеть все своими глазами

Почти пять месяцев (с сентября по январь 2003-го) две немецкие семьи — Мюхель и Клапрот — выживали на острове Ольхон. За их пребыванием в Хужире постоянно следили несколько телекамер, и в результате в Германии с огромным успехом прошел показ четырехсерийного фильма Sternflustern.
Суть проекта заключалась в полном погружении немецких семей в российскую действительность. Они должны были вести собственное хозяйство, как все жители Хужира, и подрабатывать, чтобы не умереть с голоду.

Однако шоу есть шоу. Перед камерами немецкие мужчины кололи дрова, женщины доили коров, а потом шли в магазин и покупали что хотели, удивляя таким поведением местных жителей.
В кино же показали, как немцы пытались выжить в столь невыносимых сибирских условиях. Как они мерзли, испытывали тяготы и лишения. Все это сопровождалось демонстрацией бытовых условий самых, так сказать, незащищенных слоев населения Хужира. В Германии увидели, как устроен русский ватерклозет, из чего состоит интерьер жилища русского пенсионера и в чем заключается завтрак, обед и ужин нигде не работающего гражданина.
Сейчас жители Хужира, баба Маша и дед Миша, которые почти полгода участвовали в съемках сериала, будучи соседями семьи Клапрот, обижаются, что им не прислали кассету с фильмом, хотя обещали.
Наверное, хорошо, что не прислали. Ведь все нынешнее лето этим старикам приходилось постоянно принимать у себя немцев, которые, посмотрев фильм, ринулись на Ольхон, чтобы увидеть русских героев сериала своими глазами.
Михаил Петрович рассказал, как группа граждан Германии 12 дней ехала на мотоциклах, чтобы познакомиться с ними и с Ольхоном. А однажды в небольшой домишко на улице Пушкина набилось целых 17 человек, и каждый хотел поговорить с героями.
Все немцы, завидев Михаила Петровича и Марию Зинуровну, неизменно восклицали: "О! Миша, Маша". Сердобольные пенсионеры часто угощали гостей чаем, а взамен получали банку пива или ничего.
О своих бывших соседях — семье Клапрот — дед Миша и баба Маша говорят только хорошее: "Они ведь нас русскими папой и мамой назвали". А вот продюсеров сериала пенсионеры ругают.
— На время съемок к дому Клапрот подтянули кабель, и у них всегда был свет, — рассказывает Михаил Петрович. — Продюсер, поляк Станислав Кшемински, пообещал, что после проекта этот кабель нам перекинут. Но не тут-то было. Так и сидим при свечах. Свет через день дают, с восьми вечера до 12 ночи. Холодильник мы как шкаф используем — лекарства там храним.
Но больше всего старики обижаются, что продюсеры никак не отблагодарили их за работу.
— Мы, считай, полгода на них пахали, — негодует дед Миша. — Надо в огороде что-то делать, а они: "Давай, на съемки". Или мы уже спать ложимся, а тут толпа операторов, снимать им ночью приспичило. А еще для кино попросили быка заколоть. Тогда тепло стояло — не знали, что с этим мясом делать, света-то нет. Тушенку варить пришлось. Потом попросили барана по бурятскому обычаю забить. И я, русский, в кино этом, наверное, как живодер получился. Обычай-то этот не больно приятный для просмотра — кишки, все там руками надо вытаскивать. Организаторы постоянно нам обещали какую-то благодарность, но мы ее так и не увидели.
Михаил Петрович с Марией Зинуровной считают, что продюсер их обманул, а канал ZDF (заказчик фильма) об этом даже не знает.
Немцам, которые приезжали подивиться на русских пенсионеров, Миша с Машей об этом говорили. И один полковник полиции в отставке пообещал разобраться в этом деле.

Метки:
baikalpress_id:  20 564