"Часный" случай в Ангарске

Родственники основателя местного музея часов предъявили свои права на часть экспозиции

В Ангарске продолжается скандал вокруг музея часов. Родственники основателя музея Павла Курдюкова намерены вернуть себе часть коллекции. В августе Любовь Сизых, дочь Курдюкова, обратилась с соответствующим заявлением в местный суд. Сотрудники музея считают эти претензии беспочвенными. По их словам, часы были приобретены в свое время у Курдюковых за очень приличные деньги, поэтому никаких прав на экспонаты потомки коллекционера не имеют. На днях представители сторон в поисках компромисса намерены посетить мэрию Ангарска.

{Справка
Павел Курдюков — часовой мастер из Ангарска, коллекционер-реставратор, основатель музея часов. Его квартира представляла из себя настоящий музей. Часы заполонили весь дом — висели в прихожей, на кухне и даже свисали с потолка.
Посмотреть на коллекцию часов приезжали из разных городов СССР. Говорят, что актер Савелий Крамаров, зайдя в квартиру, сразу же воскликнул: "Обалдеть можно!" Была заведена даже книга отзывов для посетителей, проводились экскурсии. В 1967 году коллекция переросла все рамки домашнего собрания и уже не вмещалась в квартиру. Павел Курдюков предложил свой музей Ангарску. До 10 сентября 1985 года, дня смерти Курдюкова, в музее насчитывалось 800 экспонатов.}
{Семья Курдюковых
Павел Васильевич Курдюков умер в 1985 году.
Его жена, Ульяна Яковлевна, умерла в 1994 году.
Дочь Нина Павловна Курдюкова погибла в 1992 году, оставив сиротой дочь Катю 1985 года рождения, учащуюся в школе и теперь находящуюся на иждивении у Любовь Павловны.
Дочь Любовь Павловна Сизых — пенсионерка.
Сын Любовь Павловны Сизых — Алексей Николаевич Сизых, 1969 года рождения, инвалид 3-й группы, не работает.
Дочь Любовь Павловны, Инна Николаевна Валюшкина, 1965 года рождения, безработная. Ее дети, Семен и Юлия, учатся в школе.}
Григорий Красовский, иркутский коллекционер и краевед, известен своей деятельностью по возвращению культурных ценностей их историческим владельцам. В свое время он был знаком с Павлом Васильевичем, поэтому неудивительно, что в "деле Курдюкова" Красовский принял самое активное участие.
— В 2001 году я получил письмо из Ангарска от дочери Павла Васильевича, Любови Павловны Сизых, — говорит Красовский. — Она писала мне о том, что живет в страшной нищете, и предложила мне купить последние напольные часы, оставшиеся от ее отца. Я созвонился с ней и поинтересовался, почему ее семья оказалась в таком положении? Она рассказала, что когда отец умер, то все экспонаты остались в музее, и ей непонятно, на каком основании. На мой совет подать в суд на музей и вернуть часть законных экспонатов Любовь Павловна ответила, что ей "как-то неудобно". И вот в этом году я получил еще одно письмо от Любовь Павловны, в котором она просит меня помочь вернуть ей их семейную коллекцию часов. Она пояснила мне, что дела очень плохи, им не на что жить...
По словам Любови Сизых, она неоднократно обращалась за помощью в городскую администрацию. Один раз ей дали пять тысяч рублей и еще один раз помогли Кате, ее племяннице. Тогда выплата составила 500 рублей.
Для сотрудников музея часов претензии семьи Курдюковых стали полной неожиданностью. Директор музея Зинаида Бреслер заявила журналистам, что часть коллекции в свое время была куплена у Курдюкова, о чем есть соответствующие документы. Зинаида Ивановна даже озвучила сумму сделки — 40 тысяч рублей. По советским меркам — сумма огромная.
Члены семьи Курдюковых, в свою очередь, утверждают, что никто из них никогда не видел столь больших денег.
— Я попросил Любовь Павловну принести все сберкнижки отца и матери, — рассказывает Григорий Красовский. — Самый большой вклад достигал полутора тысяч рублей. За эту планку рост доходов никогда не переваливал. Все это вызывает сомнение в получении тех же 40 тысяч рублей. Только тщательный анализ всей бухгалтерской деятельности музея даст прояснение насчет всех денежных потоков. С этим предстоит еще разобраться.
6 августа Любовь Сизых подала исковое заявление в Ангарский городской суд, в котором требует вернуть часть экспонатов. Она требует от суда затребовать все документы: акты, платежки, касающиеся всех экспонатов-часов, указанных в иске. Любовь Павловна неоднократно заявляла, что ее цель — не ликвидация музея. Она хочет восстановления исторической справедливости.
— Наша позиция такова, — говорит Красовский. — Музей нужно сохранить, но и семье человека, его создавшего, нужно обеспечить безбедное существование.

Загрузка...