"Угнали машину — собирай деньги на выкуп"

Советует динозавр иркутского автоугона в эксклюзивном интервью нашей газете

Ежедневно в Иркутске угоняется до десятка машин. Как сообщает наш анонимный собеседник, промышляющий в сфере автоугона уже больше десяти лет, иркутская милиция неверно настраивает автолюбителей, пострадавших от угонщиков. Принципиальный отказ владельца машины от выкупа не сулит последнему ничего хорошего. Угонщики всегда найдут альтернативный способ избавиться от краденого, самих краж меньше не станет, а хозяин навсегда распрощается со своим железным конем.

Истоки иркутского возврата
История иркутского возврата машин начиналась в 92—93-м годах, именно в это время в город стали пригонять японские иномарки. Тогда в областном центре заправляли не более трех группировок по 15—20 человек. Самая крупная трудилась под патронажем ныне покойного авторитета Павла Киселева. В несколько потрепанном составе соратники Киселя продолжают оставаться в этой сфере, но сами уже, конечно, за баранку не садятся. Средний возраст даже суперпрофессионального угонщика не превышает 35—40 лет. Все-таки риск оказаться в тюрьме для солидных семейных людей является останавливающим фактором.
— Сколько угонщиков сейчас, никакому счету не поддается, — утверждает Николай. — Если раньше мы знали друг друга хотя бы в лицо, сейчас совсем другое дело. Развелось много наркоманов, с которыми ни одна уважающая себя бригада сотрудничать не станет. Кому захочется иметь дела с человеком, который за дозу предаст кого угодно? Тем более что отморозкам машины нередко достаются кровью.
Сама же схема работы автоугонщиков принципиально не изменилась. Устоявшаяся такса за возврат автомобиля по-прежнему составляет тридцать процентов от стоимости автомобиля. Львиная доля этих денег уходит непосредственно угонщику, остальное посредникам (их, как правило, при каждой сделке несколько).
Следует помнить, что те же тридцать процентов угонщики получают и за выполнение заказа на угон, и за продажу машины налево с перебитыми номерами либо по запчастям. То есть, как бы ни распорядился с машиной угонщик, размер добычи не меняется.
Стопроцентной защиты не бывает
Как и десять лет назад, в Иркутске угоняют все, что плохо стоит. И если поступит заказ на конкретного человека о лишении его автомобиля, это обязательно случится. Если не угонят, то сожгут. Не подействуют ни блатные госномера, ни собственно личность автовладельца.
— Угонщики сначала крадут, а потом уже выясняют, чья это была машина, — продолжает Николай. — Никаких табу не существует; единственное — у вора в законе и его семьи машину трогать поостерегутся.
Не является гарантией и эксклюзивная марка машины. Приметный автомобиль налево продавать, конечно, не станут. Но если хозяин не захочет выкупать машину, ее просто сожгут, утопят — накажут за жадность.
— Другое дело, что при выборе объекта для угона профессионал отдаст предпочтение той машине, где противоугонные системы менее серьезные, — говорит наш собеседник. — Как в анекдоте: если не закрыл дверь на все засовы, цепочку и швабру, жди воров. За десять лет был, пожалуй, единственный случай, когда одну и ту же машину угоняли три раза. Первый раз преступники взломали сигнализацию и вернули хозяину его "Ленд-Круизер" за выкуп. Урок мужик не усвоил и ездил на джипе со сломанным замком и без сигнализации. Угнали снова, но это была уже другая группировка. Владелец опять отдал 30 процентов от стоимости (уже считай шестьдесят) и, по всей видимости, понадеялся на теорию вероятности. Не тут-то было. Угнали в третий раз и уже безвозвратно, продали в другом городе.
О том, что больше всего угоняют машин в местах наибольшего их скопления, таких как торговые центры "Фортуна", "Город мастеров" и Центральный рынок, знают все. Нередко угонщики взламывают и гаражи (в особенности в тех случаях, когда на машине установлены сложные секретки).
— Когда профессионал располагает несколькими часами для спокойной работы, ни одна противоугонка не устоит.
Часто на преступный сговор с угонщиками идут сторожа гаражных кооперативов и платных автостоянок, реже — работники автосервисов и еще реже — фирм, специализирующихся на установке противоугонных систем.
— Уличить последних даже при возврате практически невозможно, — говорит Николай. — Если машину вскроют заранее изготовленным дубликатом ключа или брелка, потерпевший об этом не догадается. Сигнализацию и замок для виду раскурочат так, будто возились с ними несколько часов.
Относительно качества противоугонных систем. По мнению Николая, степень надежности не зависит ни от страны-производителя, ни от цены установки:
— Все, что делается руками человека, им же и ломается. Даже так называемая система спутникового слежения не панацея. Машину всегда можно спрятать в экранируемое помещение, хоть в подземный гараж, и уже там без суеты избавиться от маячков.
О том, что особенную осторожность нужно проявлять хозяевам только что купленных автомобилей, напоминать, наверное, излишне. Ведь транзитный номер абсолютно свежего, товарного вида автомобиля (еще не поставленного на учет в ГАИ) действует на угонщика как на быка красная тряпка.
В каждом районе своя точка
Для розыска автомобилей по горячим следам в городе обязательно вводится оперативный план "Перехват". Всем постам ГАИ передаются марка, госномер и приметы угнанного авто. Милиционеры проверяют все похожие машины, дворы и закоулки, где их могли спрятать преступники. Николай объяснил, почему эти мероприятия достаточно редко приводят к положительному результату:
— У любой бригады угонщиков в каждом районе города есть хотя бы одна точка, где можно спрятать машину. Имеются в виду бесхозный, лишенный хозяина или арендованный через подставных лиц гараж, дворы частных домов, подпольные автосервисы. Потерпевший узнает о том, что у него угнали машину, чаще всего не ранее чем через пять-десять минут после угона. Этого времени как раз хватает, чтобы пересечь любой район Иркутска.
К тому же профессиональные угонщики хорошо оснащены, в том числе милицейскими рациями, они могут прослушивать эфир и обходить заградительные посты стороной.
— Конечно, бывает, что угоняют прямо на глазах у владельца. Недавно, например, хозяйка "Форда-Мондео" вышла из машины, чтобы поговорить по сотовому телефону, и даже не заглушила мотор. Уж не знаю, по стечению обстоятельств или пасли ее, но угонщики оказались рядом. В итоге женщина отдала 30 000 долларов за возврат машины.
Что же посоветовать водителю, который сам становится свидетелем преступления? Николай настоятельно рекомендует не бросаться на угонщика с кулаками:
— Если это наркоман, он сам убежит, стоит только крик поднять. А профессионал никогда один не работает, только под прикрытием пары боевиков. Они могут и оглушить, и из обреза выстрелить. Ведь преступник психологически всегда более подготовлен к решительным действиям. А стоит ли, я извиняюсь, гребаная машина жизни?
Что делать, если машина исчезла?
Наш респондент рекомендует хозяину угнанного авто активно искать варианты возврата машины за вознаграждение. Причем соответствующее объявление бегущей строкой или в газете в этом деле только полумера.
— Объявление — всего-лишь способ поиска точек соприкосновения угонщика и потерпевшего. Машину могут вернуть только через личные контакты. Иркутск — город маленький, все стоящие машины на виду; если постараться, у двух людей всегда найдутся общие знакомые. Пусть не через друга, а через друга друга, но информация о волеизъявлении хозяина забрать машину за вознаграждение доходит до угонщика в течение суток.
Однако то, что угонщики узнали о желании "безлошадного" автолюбителя раскошелиться, еще не гарантирует возврат.
— Не вернут машину, если, например, на нее поступил заказ. Ведь риск угонщика при возврате заметно выше, чем при любом другом избавлении от машины. Возврат не что иное, как уступка владельцу.
При возврате также есть риск нарваться на мошенников. Ни в коем случае нельзя отдавать деньги незнакомым людям. Пусть даже они опишут все особые приметы машины, привезут из нее вещи хозяина — запросто могут кинуть. Деньги нужно отдавать только тому человеку, к которому есть доверие. Тому самому другу друга.
Конфиденциальность такой цепочки весьма высока, приятели, друзья, знакомые никогда не станут портить отношения (пусть даже из-за очень дорогой машины потерпевшего) и давать показания друг на друга. Но это не значит, что потерпевшие сами не приволакивают посредников за шиворот в милицию:
— Никаким проблем у посредника при этом не возникает, — утверждает Николай. — Ведь для полноценного уголовного дела нужно брать с поличным — в момент передачи автомобиля. А это никогда не происходит очно. Просто угонщики бросают машину в любой точке города и анонимно сообщают владельцу, где она стоит.
Угоняли, угоняют и будут угонять
Кражи автотранспорта неискоренимы, считает наш собеседник:
— Расчет на то, что с введением автострахования угонщики лишатся одного из видов сбычи краденого (возврата за вознаграждение), а значит, сократится вал угонов как таковой не оправдался. Просто выкупать машины у бандитов стали не сами владельцы, а страховые компании. Не оказалось среди страховщиков идиотов, которые изъявили бы желание выплачивать клиенту всю стоимость автомобиля, нежели тридцать процентов угонщикам.
Приказал долго жить также институт сыскных агентств, специализирующихся на розыске угнанных машин.
— Раскрываемость у частных сыщиков была практически стопроцентной, поскольку они работали, не подставляя угонщиков и посредников, — говорит Николай. — Комфортно было и самим потерпевшим, ведь деньги они отдавали в офисе, а не в подворотне, получая на руки документ, гарантирующий возврат либо автомобиля, либо всей заплаченной им суммы. Сыскные агентства платили налоги, но по понятным соображениям не устраивали сотрудников отдела розыска транспорта. В итоге частных сыщиков загнобили проверками, а возврат угнанных автомобилей опять стал теневым видом бизнеса.
P.S. Поскольку вся вышеизложенная информация была получена от представителя криминальных структур, напрямую заинтересованного в процветании автоугонов, мы были просто обязаны получить официальный комментарий в правоохранительных органах.
Официальный комментарий
В пресс-службе Главного управления внутренних дел Иркутской области подтвердили, что проблема краж и угонов автотранспорта является чрезвычайно актуальной для нашего региона. Ежедневно регистрируется по 5—10 преступлений этого вида, а раскрывается только шестая часть. Особенно напряженная обстановка складывается в крупных городах. Например, в Иркутске за 7 месяцев совершено 592 кражи автомобилей, в Ангарске 173, а в Братске 113. По примерным оценкам сотрудников подразделений по розыску транспорта, около 70% похищенных машин возвращаются владельцам за вознаграждение. Тем самым потерпевшие сами провоцируют злоумышленников на совершение преступлений, ведь если бы люди не платили дань, то, возможно, не было бы такого всплеска активности автоугонщиков. Последние знают, что если их жертвы не станут обращаться в правоохранительные органы, а потихоньку выкупят свой автомобиль, то и уголовное дело не будет возбуждаться, и разыскивать милиция никого не будет. Это преступникам, естественно, на руку, вот они и пытаются внушить населению, что гораздо проще заплатить деньги, чем писать заявление в милицию.
Однако утверждения, что органы внутренних дел бессильны, мягко говоря, не соответствуют действительности. Можно привести много примеров, когда оперативники задерживали целые группы угонщиков и автоналетчиков и возвращали украденные автомашины законным владельцам. Недавно в Иркутске была задержана одна из подобных криминальных группировок, которую возглавлял 40-летний житель предместья Рабочего. В течение года преступники совершили три десятка разбойных нападений на водителей, применяя удавки и бейсбольные биты. У задержанных был изъят весь похищенный автотранспорт, правда часть уже в разукомплектованном состоянии. Также в областном центре милиционеры обезвредили другую группу из 6 человек, на совести которых 4 разбойных нападения и 8 краж автомашин.

Метки:
baikalpress_id:  20 604