Кто готовит четвертую русскую революцию?

Звезда Путина, взошедшая на политическом небосклоне стремительно и ярко, может закатиться так же внезапно, озарив нас прощальным блеском своего падения. Если кто усмотрел здесь тонкий намек на падения самолетов, то пусть не сомневается — здесь не намек, а прямая параллель. Чечня подарила нам Путина, выказавшего решимость замочить, наконец, террористов. Чечня своим гордым сопротивлением стремится доказать, что усилия Путина по встраиванию горцев Кавказа в систему российской государственности, опираясь на перебежчиков из стана мятежников, тщетны. Наш народ, как ни морочат ему голову, начинает склоняться к мысли, что Владимир Владимирович бессилен изменить ситуацию. И не только в Чечне.
Вывод этот я сделал, опираясь не на данные соцопросов, а на житейские наблюдения. На точности своих наблюдений не настаиваю, но разочарование в Президенте вчерашних его поклонников я лично заметил. Они по-прежнему считают, что Путин лучше Ельцина и разрушение государства было им остановлено. Но наступает момент, когда люди все больше осознают разницу между государством и страной.
Государство сконцентрировалось в пределах Кремля. Те, кто сидит за стенами его, подавили искусно всех своих конкурентов. Естественный отбор политиков прекращен. От кремлевской воли зависит, казалось бы, все в России.
Но, во-первых, такая тотальная концентрация власти без опоры на широкую массу сторонников абсурдна, являет собой род политической мастурбации. Уж извините, но такова природа власти. Если она опирается только на дивизию Дзержинского, цена ей — верность гвардейских командиров. Для результативного претворения в жизнь своих планов верховная власть ищет и находит опору, некую силу, которая и за страх и за совесть работает на власть. Для Романовых это было дворянство, для Сталина — коммунисты.
На кого опирается Путин в своих, безусловно, искренних попытках вытащить Россию из пропасти? Увлечение Президента административными перестройками и реформами наводит на мысль, что кроме многомиллионной массы чиновничества, которую утешили тем, что никакие Березовские и Ходорковские им теперь не указ и они есть пуп земли русской, Путин не нашел другой опоры своей власти. Эта масса послушно исполняет букву путинских законов, но саботирует их дух, пренебрегает коренными интересами верховной власти и народа. Как ни конструируй из этого племени партии и министерства, толку не будет, хотя бы потому, что в России исстари не любят начальство. Для русского человека "начальник" — ругательное слово. В 1998 году шахтеры Воркуты, пикетировавшие Белый дом, так и написали на плакате: "Все начальники — сволочи".
Во-вторых, у Путина и его команды нет идеи, пресловутой русской идеи. Зачем нам нужно удвоить ВВП, сам Президент понимает ли? Если понимает, чего ж народу не объяснит? Доктрины экономического роста и бездефицитного бюджета не отвечают глубинным народным интересам, тоске и смутным желаниям русских людей, которые видят вокруг себя разорение и казнокрадство, несправедливость, возведенную в закон.
Кому на Руси теперь жить хорошо? Наглым и бессовестным, уверены миллионы обойденных реформами людей. Романовы опирались на православие и веру в Святую Русь, Сталин вел за собой людей к победам и светлой мечте в коммунизм. Куда ведешь нас, товарищ Путин? Дай ответ, если сам знаешь! Никакие господа в галстуках и при кабинетах не смогут доверительно обратиться к народу, тронуть его душу. А без души, без подъема настроения в России можно сделать только пародию на любое начинание.
В-третьих, концентрация власти в руках Путина без широкой массы сподвижников и без сердечной идеи делает эту власть привлекательной игрушкой для проходимцев и авантюристов. Интригами или лестью, показушными успехами или собачьей преданностью, хорошим поведением или лизанием известных мест можно сделать карьеру в придворной камарилье, и тогда нам опять объявят о преемнике, о котором мы доселе ничего не слыхали, но который может оказаться такой тварью, что Путина будут вспоминать как Владимира Ясно Солнышко. Даже упертые западники-демократы из интеллигентов будут плакать о его временах в таком случае.
В общем и целом, есть сейчас тотальная власть в России, которая своим всесилием скоро даст фору Сталину. Это инструмент, хороший инструмент в золотых руках мастеров, но есть только пищеварительный тракт вороватых чинуш, коли нет над ними этого Мастера. И инструмент сразу приходит в негодность, как умирает мастер.
Бессилие путинской "машины власти" решить проблему Чечни достает людей. Народ все меньше желает быть заложником кремлевских амбиций. Это что же, каждый раз, как Путин в Чечню съездит, цветочки на могилу того, кто резал как скот русских солдат, возложит, так сиди дома и не гуляй? Жди теракта? А такую связь между пропагандистскими акциями Кремля и ответными терактами провести нетрудно. Кому же хочется быть заложником, безответным и бессильным, в политической игре в единую и неделимую Россию.
Многим закралось в голову страшное подозрение: как только узнало наше руководство о захвате лайнеров, так дало команду сбить их. Дескать, тут вам не Нью-Йорк и таранить русские города не позволим. Эх, а если б в те самолеты да семьи всех наших правителей посадить, что бы было? Не плюнули бы они тогда на параноидальный бред о целости наших границ и подумали о том, кому и как жить в этих границах. Может, тогда дали бы ИМ желанную свободу, но выслали из России на историческую родину всех чеченцев, которые владеют здесь несметными богатствами. За Россию свободную и независимую от Чечни кто ж не проголосует?
Итак, государство и страна, в которой оно существует, это все-таки не одно и то же, а быть государственником не всегда означает быть патриотом. Есть ли надежда, что возродится из пепла страна, народ, его богатство и мощь, величие и душевные качества? Перестанут ли думать о русских во всем мире как о продажных людях, которые к тому же во всех своих бедах винят кого угодно, только не себя?
Надежда есть. Но связана она уже не с Путиным. Увы, это и есть закат его звезды. Слишком мало времени осталось ему, чтобы исправить ситуацию в стратегических вопросах. Тактические выигрыши уже не сулят фундаментальных, а не косметических изменений в качестве народной жизни. А оставаться на третий срок при тех же правилах игры, что и сейчас, значит для Путина превратиться в другого Президента, который снискает бесславие, противоположное яркой заре своего правления.
Надежды связаны только с появлением среди народа (и без повивальных бабок из Кремля) новых людей, которым вся порочная система спайки капитала, власти и криминала, давящая ростки нового и глушащего рост талантливого, будет противна. Они найдут и идею русскую, и силу образуют собой. На эту силу обопрутся вожди другой России. В их руках государство станет инструментом не политических интриг и обогащения воротил нынешней России, а способом построения Великой делами и людьми России. От Кремля уже не ждать нам спасения, новаторских идей. Кремлю бы только догадаться не давить "новых", оберечь их от произвола своих псов на местах.
Это будет четвертая русская революция. Если Кремль не уподобится царю, сославшему Чернышевского в Якутию вместо назначения его на министерский пост, то это будет славная революция, а если нет — то кровавая. Кремлю надо, по сути, мечтать о тех, кто его монополию на власть прекратит. Я не пророчу революцию. Она приходит, не спрашиваясь пророков. Главным закоперщиком будущей революции выступает сейчас Кремль, ведя дела так, что и низы уже не хотят, и верхи не могут жить по-старому. Внутри Кремля идет борьба между силой, понимающей это, и силами тьмы. Отголосок этой борьбы выразился в некоторых попытках скрыть, что самолеты упали в августе (опять в августе!) в результате террора. К чести Путина, он не стал скрывать это. Его честью будет и своевременное освобождение президентства новому лидеру. Если таковой найдется, конечно...

Метки:
baikalpress_id:  38 371