Крестная мама иркутских семей

Традицией украшать свадебные машины кольцами иркутские молодожены обязаны первому директору Дворца бракосочетания

Регистрация молодоженов, а также фиксирование фактов рождения и смерти — долгое время все это делалось в одном кабинете. Чтобы расписаться, счастливые женихи и невесты занимали очередь за печальными людьми в черном. Только с 1965 года в Иркутске разделили смерть и жизнь. В городе появился Дворец бракосочетания. Как и в любом начинании, главной проблемой стали кадры. Специалистов в этой отрасли не было, а потому честь стать первым директором нового дворца выпала женщине, не имевшей до того момента отношения к записям актов гражданского состояния, — Раисе Ефимовне Тарасюк. В должности директора Дворца бракосочетания она проработала двадцать лет, вплоть до 1985 года. Увидев, что нововведение прижилось, партийные бонзы из областной администрации дали зеленый свет, и дворцы стали появляться по всей области. Учиться брачному делу приезжали к Раисе Ефимовне.

Несостоявшийся врач, замечательная сваха
Про эту женщину можно сказать, что фортуна улыбалась ей всю жизнь. И хотя у нее не получилось работать по профессии, полученной в институте (сразу после войны Раиса Ефимовна закончила медицинский, но из-за страха перед кровью не смогла стать врачом), выгодные предложения сыпались на нее одно за другим. Перед тем как стать первым регистратором и директором первого специализированного на молодоженах заведения, она занимала должность главного администратора строящегося еще тогда цирка. Эта работа не вызывала у нее душевного трепета. Особенно не нравилось работать в качестве снабженца: этим рыбки наисвежайшей достать — не то с голоду сдохнут, этим — мяска. Домой появлялась не раньше двенадцати ночи. Супруг сказал: хватит...
После ухода из цирка позвали директором кинотеатра "Хроника" (нынешний "Донъ-Отелло"), а уже оттуда — работать с новобрачными. Инициатором этой идеи стал бывший в те времена председатель горисполкома Николай Салацкий. По мнению начальства, у нее было главное: умение и желание общаться с людьми, дарить радость. На отсутствие опыта никто не обратил внимания.
— Мне никто не объяснил, что, например, бланки регистрации брака — серьезные документы, которые Москва высылает поштучно, — вспоминает Раиса Ефимовна.
Отработав первые два дня, стала готовить отчет и недосчиталась одного бланка. Узнав об этом, мой начальник доверительно посоветовал откопать его хоть из-под земли. К счастью, у моего мужа была машина. Мы объехали все девять пар, регистрировавшихся в ближайшие дни. Спрашивали, не захватили ли они случайно второй бланк. Найти его удалось у самой последней пары в Ново-Ленино. Оказалось, что я выдала им свидетельство, но забыла внести в реестр... Пришлось вписывать молодых задним числом.
Ударим человечностью по чопорности
За первый же год новый коллектив накопил достаточный опыт. Работали без выходных, в день расписывали до 30 пар. Лишь спустя два года Салацкий разрешил взять один выходной в неделю. За это время многие сотрудники ездили на стажировку — кто в Ленинград, кто в Москву. Сама Раиса Ефимовна умудрилась побывать за границей — в странах соцлагеря и даже в США.
Однако ни на кого эти поездки не произвели особого впечатления. Зато по возвращении домой все принялись работать с удвоенной силой. Например, Раиса Ефимовна придумала новое украшение для свадебных кортежей — скрещенные позолоченные кольца. Одно из предприятий города согласилось сделать несколько таких украшений. Вскоре ноу-хау прочно вошло в традицию, и теперь ни одна свадьба не обходится без подобных украшений. Кроме того, директриса внесла в сам обряд регистрации немного простой человеческой теплоты и торжественности.
— Регистрация в загсах проводилась строго и чинно: молодых поздравляли от имени партии, вручали свидетельство — и все... Я же старалась говорить с молодыми от всего сердца. Придумала, что молодые должны поклониться родителям. Убедила партийное руководство в том, что не будет ничего аморального, если молодые поцелуются после обмена обручальными кольцами. Ввела традицию первого семейного танца, для чего наняла небольшой оркестрик.
Кстати, в работе первого Дворца бракосочетания были моменты, про которые тогда не любили говорить. Оказывается, традиция венчаться в церкви процветала и в советские времена. По словам Раисы Ефимовны, заверить свой брак на небесах стремилась примерно каждая десятая пара (естественно, после официальной регистрации). Больше того, батюшка из Крестовоздвиженской церкви несколько раз приходил в новый дворец посмотреть на церемонии и загадочно сказал, что ему есть чему поучиться у коллег-атеистов (чему конкретно — не пояснил). Позже батюшка позвал посмотреть на венчание в его церкви. И ведь пошли — и Раиса Ефимовна, и председатель облзагсов, все коммунисты и атеисты!
Регистраторы в тюрьме
В те времена было такое понятие, как регистрация с выездом. К этой услуге чаще других прибегали студенты и заключенные. На балансе дворца состояло пять исправительных колоний Иркутска и района. Ездить за колючую проволоку приходилось каждую неделю. Среди заключенных, как и сейчас, было очень много браков по объявлениям и переписке. Нередко к иркутским сидельцам приезжали невесты из самой Москвы. На памяти Раисы Ефимовны с подобными браками связано много трагикомических случаев. Дело в том, что часто жених с невестой видели друг друга вживую только перед самым началом регистрации. До этого, конечно, обменивались фотографиями, но мало кто из заключенных фотографировался в тюремной робе, со специфической стрижкой на голове. Старались высылать щегольские фото со свободы. И вот когда наступал торжественный момент и к заждавшейся невесте выходил жених... примерно каждая третья падала в обморок от вида сурового, неопрятного мужика в черной куртке. Многие невесты так и не набирались мужества скрепить свои отношения подписью в реестре, бежали сломя голову.
Получать благословение государства прямо по месту проведения банкета (чаще всего в столовой) любили и студенты. Главная сложность, по воспоминаниям Раисы Ефимовны, состояла в том, чтобы не дать перевозбудившимся однокурсникам зацеловать до смерти невесту с женихом. Не легче было и ненавязчиво скрыться с попойки, которая начиналась сразу после слов "объявляю вас мужем и женой".
Невесту грозились облить кислотой
Регистрация, оказывается, процедура экстремальная. Воспоминаний о том, что Раиса Ефимовна видела, хватило бы ей на целую книгу. Кто-то на пороге дворца неожиданно начинает жалеть о холостяцкой свободе. Кто-то из поторопившихся невест готов от волнения родить до окончания церемонии. А некоторых отвергнутых свадьба бывшей пассии толкает на желание поквитаться. Один из подобных случаев произошел в начале семидесятых годов.
— Должны были расписаться некий студент с молодой девушкой. Как я потом поняла, жених был еще тем ловеласом. За несколько минут до начала церемонии кто-то из приглашенных сказал, что на входе в здание стоят несколько девушек. Одна из них грозится, что обольет невесту серной кислотой... Проигнорировать такое я не имела права и позвонила в милицию. Вплоть до момента, когда новобрачные сели в машину, их своими телами прикрывали милиционеры.
Кстати, аналогичных случаев было много, все уже и не вспомню. Как-то раз прямо в зал бракосочетания подбросили живую змею — гадюку, если не ошибаюсь... Все в панике, невеста чувств лишилась. Хорошо, что нашему штатному фотографу приходилось на гадов охотиться. Змею изловили, молодых расписали. Другая пара так и не дотанцевала первый семейный танец, у беременной невесты начались схватки, пришлось вызывать скорую. Я тогда еще подумала: "Хорошо, что на врача училась, если скорая не успеет, придется самой роды принимать".
Молодые ждали очереди по полгода
Спустя несколько лет работы за Раисой Ефимовной прочно закрепилась репутация "легкой руки". Те, кому посчастливилось услышать напутствие из ее уст, говорили своим неженатым знакомым, что ее благословение — залог будущего семейного благополучия. В результате каждая третья пара стремилась, чтобы их брак оформила именно Раиса Ефимовна.
— Пыталась убедить, что я ничем не лучше других регистраторов нашего дворца. У меня и времени-то нет, на полгода вперед все желающие расписаны. Ничего, говорят, подождем. Думаю, что секрет моей популярности не в том, что и как я говорила на церемонии, а в том, что я не забывала про молодых и после вступления в семейную жизнь.
Помню, на следующий день после свадьбы прибегает одна вчерашняя невеста и чуть ли не умоляет ее развести с мужем. Что, спрашиваю, случилось. Оказывается, муж не выполнил в первую брачную ночь свой супружеский долг. Подруги напели, что, мол, не любит, разводись, пока не поздно. А я-то видела, как он на нее влюблено смотрел. Разговорились дальше. Оказалось, что она еще девственница. Упомянула, что супруг "уработался", принимая на банкете тосты. Глупенькая ты, говорю, он же тебя пожалел, хотел, чтобы первый раз у тебя все красиво получилось, вот и не стал пьяным приставать. И вообще, говорю, разводить не в моей компетенции. Этим загс занимается, но чтобы ты глупостей не наделала, специально позвоню и попрошу, чтобы тебе отказали. Хотя бы месяц поживите, а там видно будет. Через месяц молодые ко мне уже вместе пришли. Сияют, благодарили за то, что семью спасла...

Метки:
baikalpress_id:  1 591