Василий Донских: "Из хоккея не ухожу"

Переименованием "Сибсканы-Энергии" в "Байкал-Энергию" завершилась череда, пожалуй, самых непредсказуемых и скандальных историй, сопровождавших нашу команду с начала минувшего сезона.
Напомним конфликтную ситуацию вокруг нежданно отлученных от команды известных мастеров Александра Шишкина и Василия Карелина, которые вынуждены были справедливость восстанавливать в судебном порядке. Громким эхом отозвалось коллективное письмо игроков "Сибсканы-Энергии" в адрес газеты "Наша "Сибскана", которое как бы подвело итог затянувшемуся противостоянию главного тренера и президента клуба Сергея Лихачева с журналистами издания. Большой резонанс вызвал уход лучшего бомбардира команды Евгения Иванушкина, а вслед за этим развеялся туман вокруг добровольной отставки Лихачева, переход которого в стан чемпиона России архангельского "Водника" держался в большом секрете. Дополнило серию "преобразований" возвращение из Братска на круги своя Евгения Выборова, пригласившего сходу 12 новых игроков.

Как оказалось, в эту команду не вписываются защитники Василий Донских и Виктор Захаров, неразрывно связанные с родным коллективом на пару 37 сезонов. Они одни из немногих, кто в двух последних чемпионатах выходил на лед во всех без исключения матчах, являясь вообще рекордсменами по числу проведенных встреч за всю историю иркутского хоккея. Оба в минувшем сезоне провели свои юбилейные встречи: Донских — 450-ю, Захаров — 400-ю. Не было в истории иркутской команды мастеров игрока, кроме Донских, который бы на протяжении десятка сезонов выводил товарищей на лед с капитанской повязкой. Почему столь авторитетному мастеру не нашлось места в команде Выборова? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью экс-капитана "Сибсканы" Василия Донских.
{Из досье:
Василий Донских, защитник. Родился 21 апреля 1967 года в Иркутске. Мастер спорта. Воспитанник иркутского хоккея. Первый тренер — Владимир Николаевич Ширяев. Чемпион мира среди юниоров (1986 г.). Серебряный (1998 г.) и дважды бронзовый призер (1995, 1999 гг.) чемпионатов России. Четырежды входил в списки 22 лучших игроков страны (1995, 1996,1998, 1999 гг.). В высшей лиге провел 464 матча, забил 28 голов.}
Трудоустройством займусь сам
— Василий, от кого ты узнал, что контракт с тобой продлевать не будут?
— От главного тренера, он сказал, что в моих услугах команда не нуждается.
— Для тебя это стало большой неожиданностью?
— Не совсем. Разговоры шли. И все же я заявил о своем желании играть дальше в команде. На что Выборов попросил паузу, чтобы рассмотреть мою просьбу. Но при новой встрече Евгений Петрович подтвердил первоначальное решение.
— О твоем трудоустройстве шла речь?
— Было предложение поработать рекламным агентом команды, а через два дня последовал отказ. Без всяких объяснений.
— Странно...
— Вот и я точно так же подумал. Но еще раз повторяю: у меня нет желания уходить из хоккея, чувствую в себе достаточно сил, чтобы быть полезным родной команде, в которой играл 20 сезонов. Меня пригласили из ДЮСШ "Локомотива" 17-летним в 1984 году. Конкуренция будь здоров, ведь тогда на первых ролях были асы-защитники: Сергей Семенов, Михаил Швецов, Виталий Похоев. У них я прошел большую школу мастерства, становления характера.
— Выходит, за плечами 20 лет пребывания в одном коллективе. Не обидно, что таким образом "отметил" юбилей?
— На кого обижаться? Хотя и приятного мало. Но это дело главного тренера — комплектовать состав, с него же будут спрашивать результат. А трудоустройством займусь сам, приглашения в другие клубы есть. К тому же я хорошо помню, как в конце 80-х Выборов, только что назначенный главным тренером "Локомотива", можно сказать, спас меня. В Омске перед очередным матчем чемпионата мне неожиданно стало плохо. Доктор ничего понять не может, а когда мне стало совсем худо, вмешался Евгений Петрович, определивший элементарнейший аппендицит. Считанные минуты решили, поскольку лопнул аппендицит прямо на операционном столе. Провалялся в больнице и восстанавливался долго. А меня как раз в состав сборной СССР включили, я уже амуницию примерил, и тут такой дикий случай. Вот уж где поистине было обидно...
На моем месте мог оказаться любой другой капитан
— Нет ощущения, что ты стал жертвой разборок в минувшем сезоне между Лихачевым и его недоброжелателями? Я имею в виду письмо команды, которое ты озвучил на пресс-конференции.
— Не наступайте на больную мозоль. Вся эта история настолько осточертела, что и вспоминать не хочется.
— И все же истины ради...
— Во-первых, тогда достали не только Лихачева, игроков тоже не обходила "Наша Сибскана". Писали то, чего не было. Ребята читали и возмущались.
— Допустим, журналисты перегибали палку. Но и Лихачев, на мой взгляд, далеко не всегда был прав. Мне, например, как и многим моим коллегам, было непонятно и неловко, зачем он вступает в перепалку с газетой, обвиняет всех и вся. Ладно бы на журналистов обижался, так он чуть ли не после каждого матча крайним делал полузащитника Константина Савченко, обещал вообще его убрать из команды. Думаю, что парень этого не заслужил. Да и нельзя постоянно тыкать мордой об лед — так ведь можно сломать человека. Выходит, критику в свой адрес Сергей Евгеньевич не воспринимал, а сам мог себе многое позволить?..
— С Савченко Сергей Евгеньевич действительно переборщил, и по этому поводу мы, группа ведущих игроков, разговаривали с Лихачевым. Он прислушался, и Костя играл в дальнейшем прилично. Но идея с письмом исходила не от Лихачева. А то, что я зачитал текст, так на моем месте мог оказаться любой другой капитан команды. Неверно и то, что якобы насильно навязывали подписать, каждый из наших игроков сделал это по своему желанию. Замечу — после этого газета очень сдержанно и, главное, объективно оценивала и освещала ход событий. И никаких претензий.
— Как на Лихачева действовала вся эта заваруха?
— Крайне отрицательно. Он замкнулся, стал неразговорчивым, перестал ходить на послематчевые пресс-конференции.
Лихачев вывел иркутский хоккей на высочайший уровень
— Но чемпионат-то завершили на мажорной ноте. Пятое место — выше крыши. Допустим, помогли хабаровский "СКА-Нефтяник" и "Енисей", отказавшиеся продолжать борьбу за 5—8-е места. Но это их проблемы...
— У отказников пропала мотивация, и нет гарантии, что они могли бы нас обыграть. В любом случае, согласен, пятое место очень почетное для нас. Это еще раз характеризует Лихачева как высокопрофессионального специалиста, одного из лучших в России тренеров новой волны. Можно только сожалеть, что после серебряных медалей в 1998 году Сергей Евгеньевич и тогдашний президент клуба Владимир Александрович Матиенко не нашли общего языка... Вся команда этот разрыв восприняла болезненно, он не пошел на пользу никому. Матиенко — прирожденный организатор, ему надо памятник при жизни поставить, он не только спас иркутский хоккей после отказа ВСЖД содержать команду, но и вывел его на высочайший уровень. Переполненные трибуны, салюты над стадионом после победных матчей, праздничная атмосфера — такого не было ни на одном стадионе страны. Жаль, конечно, что тандем распался. Началась тренерская чехарда, не хватило терпения дать возможность до конца реализовать свой потенциал молодому наставнику Юрию Лахонину. Все это отразилось, многие сильные игроки уехали. Команда поверила в себя после возвращения Лихачева. Два сезона с хвостиком его работы принесли плоды: шестое, пятое места — прогресс несомненный, и дай бы Бог укрепить позиции.
— Василий, ты играл с двумя лучшими бомбардирами, двумя Евгениями — Гришиным и Иванушкиным. Есть что-то общее, роднящее их?
— Любовь к хоккею. И талант. А вообще, Жору сравнивать ни с кем нельзя, он не походил ни на кого, его отличал свой, гришинский, дар забивать решающие голы. Редчайший самородок.
— Твое возвращение в команду снято с повестки?
— Вопрос не ко мне.
— Если не секрет, в каком клубе в новом сезоне мы сможем увидеть многолетнего капитана "Сибсканы" Василия Донских?
— Пока секрет. Будет подписан контракт, тогда пожалуйста, сам скажу об этом.

Метки:
baikalpress_id:  20 695